Киндрэт. Ночная жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Центр Столицы » Нескучный сад и набережная


Нескучный сад и набережная

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://mosday.ru/photos/19_270.jpg

0

2

======> Квартира Феликса на Третьяковке

- Смерть вампира - это еще не самое сложное. Главное - избавиться от тела. Так, чтобы концов не нашли.
Элариэль запустила руку в волосы и слегка растрепала их.
- У меня ощущение, что эти неофиты думали только о том, как поймать Дарэла. Ни о том, как они нейтрализуют его способности, ни о том, как незамеченными скрыться. Если они хотели убить, разве не проще было бы взорвать его машину, если они выследили его, когда взрывали аэропорт? Погоди, а с чего вообще мы решили, что взрывы устроили они? - вдруг спохватилась она. - Нелогично, Феликс. Зачем взрывать аэропорт из-за Дарэла?
- Потрепанные и истощенные тем более не способны на чистую работу…
- Понимаю, к чему ты клонишь, - кивнула девушка. - Не только телепаты способны понять, что где случилось. Хотя по эмоциям догадаться труднее, чем считывать мысли окружающих. У меня опять же ощущение... догадка... - она посмотрела на Феликса. Догадки и ощущения эмпатов много значили. - ...что нападавшие вообще не думают о существовании эмпата. Или не знают. Либо... - кольнуло неприятное чувство, но Элар его тут же отбросила. - Да нет, только Гиланд, Дарэл и Фелиция знали, что я возвращаюсь. Больше никому не говорила. Так что вряд ли охотились и на меня. Скорее всего, нет. Это просто недоучки с большим шилом в мягком месте.
- Потому что они глупо подставились, - согласился вампир. – Но даже если забыть на минуту о его даре и вспомнить, что вас было трое, а на дворе – век самолетов и сотовой связи, не кажется ли этот поступок опрометчивым? Каждый из вашей троицы мог позвонить кому угодно. Странно, что неофиты этого не учли, верно?
- О чем и речь, Феликс, - кивнула девушка. - По-моему, кроме погони за Дарэлом, они вообще больше ничего не учли.
- Если нашей элите удастся договориться с некромантами, те могли бы узнать у духов что-нибудь о личностях и целях погибших провокаторов, - неожиданно подал идею телекинетик.
- Насколько я помню из "Истории киндрэт", они умеют допрашивать мертвые тела, ненадолго оживляя их, - сказала Элариэль, взглянув на него. - А тел не осталось, только ошметки. Они могут призывать потусторонние сущности из своего мира, но непосредственно с миром духов общались лудэр. Как жаль, что заклинателей не осталось. Кому вообще нужна была глупая война... - она обескураженно покачала головой. - Не понимаю, зачем вообще воевать? Ладно тхорнисхи и асиманы - эти понимают только язык силы. Но лудэр и кадаверциан не были кровожадными маньяками, исходя их того, что он них написано. На того же Дарэла посмотри - Гиланд рассказывал, что тот часто бывает в доме на набережной. Тем более телепат не может не чувствовать их истинное нутро.
Так, за беседой, они доехали до набережной рядом с парком Горького. Когда машина припарковалась, Элар улыбнулась:
- Может, попросить кого-нибудь перегнать ее к башне МГУ? Прогулка займет часа три, да и возвращаться тем же маршрутом - не очень хорошо. Всегда нужно идти вперед, а если нужно назад - всегда можно найти обходной путь.
В такие моменты в девушке проявлялась ведьма. Она пыталась выразить словами то, что чувствовала нутром, а это не всегда легко. Лара считала, что данная прогулка - значима, ведь она не представляет собой простой способ быстро добраться из одного пункта в другой. Во время "значимых" прогулок можно встретить самые удивительные события и получить от мира знак. Именно это она сейчас старалась объяснить Феликсу. Впрочем, телекинетик знал о них, хотя до сих пор им как-то не случалось пойти именно данным маршрутом.
Девушка вышла из машины. Оказавшись на свежем воздухе, она блаженно потянулась и загадочно улыбнулась:
- Добро пожаловать в потусторонний мир. Мир по ту сторону мирской жизни, полный тайн и колдовства.
Подав руку, она увлекла собрата сквозь сумрак огромного парка. Киндрэт попросту быстро перелезли через ограду, прячась под деревьями. Пробежав всю территорию, они достигли закрытой калитки на углу у самой воды и снова перелезли через препятствие. Здесь Лара раскинула руки и закружилась, улыбаясь. На нее нашло легкое и радостное настроение как всегда, когда ведьма предвкушала нечто особенное. Она называла это "маленьким чудом" и считала знаком расположения мира.
Недалеко от того места начинался Нескучный сад. По сравнению с только что пройденным, этот парк весь располагался на высоте и довольно значительной, на холмах, весь изрытый глубокими оврагами, то и дело возникающими на пути. Овраги появлялись всегда неожиданно, даже если идти строго по бесчисленным тропинкам, не сходя с них. Обязательно раз или два, а то и три придется спуститься по крутому склону, не меньше, чем в половину прямого угла, а потом подняться наверх по точно такому же. Киндрэт считала, что именно из-за эффекта неожиданности данное место обрело свое название.
Элариэль свернула в Нескучный сад и стала подниматься по одному из склонов, вознамерившись забраться на холм и уже оттуда пересечь весь парк.

+1

3

===> Квартира Феликса на Третьяковке
(оос: видеорегистраторы и Марта согласованы с Мастером)

- Погоди, а с чего вообще мы решили, что взрывы устроили они? - вдруг спохватилась она. - Нелогично, Феликс. Зачем взрывать аэропорт из-за Дарэла?
Они вышли на улицу из теплого, душного дома. В лицо дохнуло ночной прохладой, и телекинетик прищурился от удовольствия.   
- Я всего лишь сделал предположение, - даханавар бегло осмотрелся по сторонам и отключил сигнализацию. – Пусть я не прав, но взрывы могли сработать на руку тем, кто сел вам на хвост: люди в аэропорту дезориентированы, служба охраны занята делом. Зачем – это другой вопрос, и тут может быть масса ответов. В том числе, - двигатель радостно заурчал, - самых нелепых.
«Фокус» Феликса мягко тронулся с места и аккуратно выполз на асфальтированную дорогу. Пропуская местного лихача на синем «Пежо», вампир оскалился:
- Неофиты почти все такие, - киндрэт выруливал в сторону центра. – Эйфория от способностей и защиты клана, - светофор моргнул зеленым, и «Фокус» прибавил. Мимо пролетали фонари, пятачки зеленых насаждений и дома. Их окна горели теплым оранжевым светом. Дружно моргая, огоньки убегали назад, за спину даханавар, и отражались в зеркалах автомобиля. – А некроманты с ошметками тоже работают. Из этого материала им по силам создать какое-нибудь очаровательное чудовище и вселить в него эту сущность. В конце концов, - теперь они неслись по широкой магистрали, и Феликс чуть-чуть опустил стекло, чтобы ветер обдувал лица киндрэт, - у них есть магия, у нас есть магия. Можно и поэкспериментировать. Тем более что посол доброй воли у нас имеется, - он подмигнул сестре в зеркало заднего вида, ненадолго отвлекаясь от дороги.
Элариэль немногим отличалась от молодых гесперид – например, от той же Ютты. Практически такое же искреннее непонимание насильственных методов решения проблемы, желание разобраться в кулуарных хитросплетениях и вера в конструктивный диалог с тем, кто, как кажется, обладает благоразумием.   
У войны бывает куча поводов, дорогая, - протянул тик с интонацией, очень похожей на интонацию собственной наставницы, и совершенно неожиданно процитировал нелюбимого поэта Маяковского. – Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. Леарджини тоже кому-то мешали, не находишь?       
Сильных заторов в центре уже не было, поэтому серебристый «Фокус» спокойно лавировал в потоке летящих машин. Феликс знал, как они сейчас выглядят на расстоянии – длинная цепочка живых, разноцветных огней. В «Нескучном» он еще ни разу не был, поэтому ориентировался по навигатору.
- Через 200 метров поверните налево, - услужливо сообщил электронный женский голос, и вампир подчинился. Ему нравился технический прогресс, он существенно облегчал киндрэт жизнь. В какой-то момент его осенило. Видеорегистраторы на уцелевших машинах родственников могли зафиксировать перемещения посторонних до того, как на парковке и в резиденции прогремели взрывы. Господин счастливый случай мог подарить собратьям полезные кадры, особенно если господа подрывники попали в зону наблюдения и записи сохранились в целости. «А это уже какие-то гарантии,» - подумал Феликс и мысленно позвал Мастера.
Марта откликнулась сразу. В ее эмоциях можно было уловить нотку ожидания и тревоги, поэтому тик рассеял щиты.  Затем осторожно поинтересовался, в каком виде сохранились записи с видеорегистраторов и кто их просматривал. В ответ гесперида предалась загадочному молчанию. Ее ровный голос раздался в его голове внезапно, как раз когда вампир перестраивался в другой ряд. В нем не было и намека на радость - обе записи оказались повреждены: взрывная волна сделала свое дело.  Пока ученик собирался с мыслями и готовил следующий вопрос, Мастер снова обратилась к нему сама. На этот раз в ее голосе звучали нотки триумфа. Даханавар получили три записи: две в приемлемом качестве и одну в отличном. Марта была довольна, и ее настроение передалось птенцу. Этот клубок можно было распутать до конца и, кажется, они нашли нужную нить. 
Телекинетик припарковался на набережной, отключил навигатор  и, выслушав пожелание спутницы, кивнул:
- Хорошо. Заодно и посторожит, - киндрэт потянулся к бардачку. «Макаров» перекочевал во внутренний карман куртки незаметно для посторонних глаз и только после того, как вампир «прислушался» к своим инстинктам. Законопослушный господин Лютый не мог доверить его постороннему человеку. 
Дверца негромко хлопнула. Вампир шагнул в сторону от автомобиля, принюхиваясь. Пахло водой и свежестью. И теплом человеческих тел – люди покидали гостеприимный парк.
- Добро пожаловать в потусторонний мир. Мир по ту сторону мирской жизни, полный тайн и колдовства.
Элар выглядела загадочно.
- Благодарю за приглашение, - в тон ответил ей брат. Он любопытствовал: маршрут, которым сестра собиралась его повести, был ему незнаком. - Я люблю тайны, - внимательный взгляд скользнул по стволам деревьев, притихших у ограды, по темнеющим кронам. Неяркий свет фонарей пятнами подсвечивал густую листву; казалось, на нее набросили мерцающую изумрудную дымку.  – Один момент, ты позволишь?   
Феликс почувствовал человека. Он поравнялся с немолодым мужчиной, тот как раз открывал дверцу своего BMW, и непринужденно кашлянул, привлекая его внимание.
- Простите, – обратился к мужчине даханавар, располагающе улыбаясь. Его взгляд излучал силу, приятный магнетизм. Собеседник застыл на месте, забыв даже кинуть в ответ. – Мне очень нужна ваша помощь, – продолжил тик, используя «Очарование». – Будьте добры перегнать эту машину к башне МГУ и дождитесь меня там. Вы меня очень выручите, – смертный машинально протянул руку, ключи приземлились в раскрытую ладонь.       
Когда их транспорт скрылся из виду, Феликс последовал за сестрой, любезно ставшей его проводником. Их скоростные маневры в тени деревьев внезапно напомнили ему о войне. Почти все немногочисленные яркие воспоминания, которые остались после обращения, были связаны именно с ней. Правда, в них не было беспокойства, грусти или страха. Это были просто факты. Картинки-факты. И сейчас тоже была картинка.
Шорох травы под ногами, густоватый влажный воздух, пахнущий землей… Тонкий, почти прозрачный силуэт Марты в отдалении, за широким стволом с грубой надтреснувшей корой. Они встречались только по ночам, и его, тогда еще человека, не покидало неприятное ощущение, что она каким-то странным образом чувствует его приближение. Знает, откуда он появится, несмотря на все меры предосторожности и маскировку. Это был ее секрет – тайна о другой стороне мира, в которую она его посвятила…   
Киндрэт свернули в «Нескучный», и Феликс оглянулся назад. Картинок больше не было, память замолчала, его окружала реальность. Элариэль целеноправленно покоряла склон, видимо, желая что-то показать братцу. Прислушавшись к собственным ощущениям, тик последовал за ней.

Отредактировано Феликс Даханавар (2011-07-30 10:14:26)

+1

4

Элар не стала дальше рассуждать о войне и о том, зачем она в этот раз кому-то нужна. С любопытством понаблюдала, как брат очаровывает человека и внушает ему перегнать автомобиль. Сама она нечасто прибегала к манипуляции, слишком надеясь на собственную привлекательность. Ведьминскую в том числе.
Поднявшись по склону, она с удовольствием вдохнула свежий ночной воздух. Улыбнулась и посмотрела на Феликса.
- Чувствуешь? Он радуется нашему приходу.
Кто радуется, сейчас она не уточнила. Сильно наклонившись вперед, коснулась ствола ближайшего дерева, закрыла глаза, помолчала. Снова улыбнулась и тихонько засмеялась:
- Да, он определенно рад.
Здесь не было травы, землю устлал ковер из старых опавших листьев вперемешку с несколькими светлыми пятнами этого года. Густые кроны взмывали вверх и закрывали собой почти все небо сплошным куполом. Осень еще не началась, но уже чувствовалась. Переменился самый воздух, хотя еще не скоро он в полной мере наполнится пряной горечью опавшей зелени.
Элариэль пошла дальше, снова в гору. Вскоре она обвела привычным широким жестом пространство. Они стояли на возвышенности, образованной перетекающими друг в друга вершинами холмов, который сливались в один, общий. Или можно было подумать, что холм был один, а его шапку исполосовали борозды тропинок, выложенных из давно слившихся с землей старых камней. Прямые стволы растущих здесь кленов напоминали колонны во дворце Даханавар, но куда милее всех дворцов для девушки был этот, природный, настоящий храм.
Нарушать благоговейную и совершенно прозрачную тишину не хотелось. Приложив палец к губам, молодая ведьма повела телекинетика дальше по одной из вымощенных троп.
Лишь только когда они удалились на некоторое расстояние, Элариэль негромко сказала:
- Мы побывали в самом сердце сада. В так называемом месте силы. Есть еще одно - у набережной, внизу, почти с тем местом, где мы вошли. Сделаем круг, и я покажу тебе, - она свернула обратно под деревья, по пути касаясь каждого ствола, мимо которого шла.
Ведьма замерла на очередном холме, чей крутой склон спускался к так называемому полуострову - круглой насыпи с несколькими деревьями, в центре которой белела круглая глыба. То ли давно засыпанный колодец, то ли еще что - за давностью лет уже не поймешь.
- Забирайся, - засмеялась она и взгромоздилась на глыбу. Раскинула руки, задрав голову к небу, от души потянулась и посмотрела на Феликса. Глаза ее горели. - Чувствуешь? Ну же, ты же даханавар, ты не можешь не чувствовать.
Элар действительно ощущала душевный подъем. Для нее весь Нескучный сад являлся местом силы, но все-таки главный, тот большой, холм и эта глыба наполняли счастьем больше остальных. С ними не были связаны особенные воспоминания - на избыток энергии откликалось ее существо, как лоза откликается на воду.
Побыв на "полуострове" какое-то время, киндрэт двинулись дальше.
Все время приходилось смотреть под ноги. Земля то повышалась, то спускалась, идя то под уклон, то в гору. Несколько раз прямо под ногами разверзывалась пропасть оврага, которую приходилось преодолевать. Сначала почти сбегать по земле вниз, потом карабкаться наверх, цепляясь за ветви кустов. Во всяком случае Лара поступала так.

Отредактировано Элариэль Даханавар (2011-08-08 14:02:25)

+1

5

(оос: музыка к посту - Surface от Mushroomer)

Телекинетик послушно следовал за сестрой на небольшом расстоянии: Даханавар держался левой стороны и отставал от леди на два-три шага. Сказывались привычка, воспитание. К тому же так всего удобнее было наблюдать за эмпатом.
- Чувствуешь? Он радуется нашему приходу.
Феликс многозначительно повел бровью. Отдельной догадкой мелькнуло слово «парк», но киндрэт явно не спешил уточнять, прав ли он. Ему было интересно догадаться без подсказки, зачем они здесь и чего от него хочет Элариэль. Интуиция пророчила появление нового – чего-то такого, к чему ученик пятой геспериды не привык и с чем знаком не был. Поэтому бывший разведчик доверился трем проверенным методам: наблюдению, анализу и подражанию.

Не отводя глаз от спутницы, он приложил руку к ближайшему стволу, стараясь понять ее ощущения, но почувствовал нечто противоположное. Это было сродни знанию. Вампир знал, что под прохладной корой клена скрывалась упругая ароматная древесина. Он уловил ее тепло и силу, которой она обладала. В умелых руках резчика это дерево могло превратиться в уникальную и бессмертную вещь – для многих поколений людей или для долгой жизни одного киндрэт. Сильную, теплую вещь… Тик представил, как острым резцом углубляет фон поделки, как мягкие душистые древесные завитки падают на пол его квартиры. Дерево неожиданно отозвалось – центр ладони запульсировал, и Феликс поспешно отдернул руку. В какой-то момент он просто почувствовал себя убийцей. И больше к деревьям не прикасался.

Элар поднималась все выше, и пейзаж менялся. Тропинки из камней вызвали у вампира одобрительную улыбку. Он почему-то подумал о природном тайнике. Это на самом деле было очень любопытное место для временного хранения небольшого предмета или информации. Почти всё на виду, а элементов маскировки предостаточно. Не так легко узнать, за каким камнем и под каким стволом может оказаться тайник. Неожиданная и, возможно, пока еще неактуальная идея, но вдруг когда-нибудь и она понадобится? «Ничего просто так не бывает,» - согласился тик сам с собой.
- Мы побывали в самом сердце сада. В так называемом месте силы.
- Я его запомнил, - негромко отозвался брат, вкладывая в ответ еще одну, непроизнесенную, мысль. Сейчас он отчетливо понял, что сестра, несмотря на даханаварскую кровь, прекрасно чувствует природу. Кровь вриколакос в десятки раз усилила бы ее способности. Клан волков мог обрести шамана и знахаря – возможно, с задатками сенсора. Феликс настороженно наклонил голову на бок. Банальная ошибка? Невероятное стечение обстоятельств? Жгучее личное желание? «Почему он тебя обратил?» - задался вопросом тик. Ответа он не знал. Несмотря на растущее любопытство, вампир не собирался волновать сестру воспоминаниями о прошлом. Это можно было узнать и у Гиланда. Предварительно заставив себя поверить в такую обманную мысль, что ему, Феликсу, абсолютно все равно. 

- Чувствуешь? Ну же, ты же даханавар, ты не можешь не чувствовать.
Пока он только видел, как она меняется. Разумеется, при желании эмпат могла бы оттранслировать ему свои ощущения и не задавать провокационных вопросов, но этого не сделала. Тик понял, чего он него хотели. Чтобы он попробовал сам. Прислушался к собственным ощущениям.
Пистолет во внутреннем кармане ограничивал его движения, поэтому киндрэт частично скопировал жест сестры. Вампир стоял прямо, слегка согнув руки в локтях, развернув ладони в сторону спутницы. Так древние греки стояли перед статуями своих богов, настраиваясь на общение. Он читал об этом в библиотеке клана.

Поначалу Феликс не чувствовал ничего, подсознательно настраиваясь на родную магию. А потом на него накатила волна непривычного спокойствия. И пружина, застывшая в положении «на взводе» где-то там, глубоко внутри, медленно, плавно распрямилась. Стандартное выражение доброжелательной вежливости и открытая улыбка исчезли с его лица. Маска отступила, не выдержав медитации. Но странная вещь – потеряв ее, тик не испытывал дискомфорта. Он смотрел куда-то сквозь Элар, без сожаления наблюдая за агониями семидесятилетнего змия подозрительности. Даже мысли в этот момент не тревожили его – их просто не было.
Возвращение в реальность случилось быстро и безболезненно. С единственной разницей: выражение спокойной расслабленности на лице вампира так и не сменилось на прежнее, улыбчиво-вежливое. Телекинетик кивнул сестре:
-   Спасибо. С Мартой у меня не получалось. Я не мог не думать.
Он не лукавил.

Отредактировано Феликс Даханавар (2011-08-04 00:49:52)

+1

6

[mymp3]http://klopp.net.ru/musicbox/i/0811/65/4c03140fb95bdc56fdef9484b4d1ed.mp3|X-Ray Dog - Apassionata[/mymp3]
Элариэль действительно менялась. Само восприятие мира становится другим, когда настраиваешься на то, чего другие не замечают. Можно было сравнить с трансом, с грезами наяву - казалось, она видит то, что незримо для прочих. И была ли то иллюзия, самоубеждение или просто разгул воображения - для ведьм значения никакого не имеет.
Собственные органы чувств значительно обострились: слух улавливал шум машин далеко на проспекте, рокот моторов речных катеров, шум ветра высоко в кленах; сумеречное зрение выхватывало малейшие детали в просветах густой тьмы, стелющихся глубоко внизу. Киндрэт словно погружались в озера первозданного мрака, спускаясь по склонам, и плыли в черных реках, бегущих по руслам оврагов, затем вновь поднимались к свету, видимому сквозь кущи деревьев.
В какой-то момент Элар остановилась посреди одного такого оврага и обвела взглядом пространство. Со всех сторон их обступили холмы, числом шесть. Прошлогодняя листва под ногами сухо шелестела. Ведьма наклонилась, чтобы зачерпнуть горсть, и кинула ее в брата, рассмеявшись. Она видела, что он тоже перестал походить на себя обычного. Снял маску. Мимолетом прошла мысль, что без масок все люди и киндрэт по большому счету выглядят довольно мрачно, многие - устало. Быть веселым, юным, наивным, интригующим, играющим и каким еще может быть вампир, тоже требует немалых душевных затрат.
Лара заглянула брату за спину и вдруг удивленно подняла бровь.
- Смотри, - она устремилась к дереву, на стволе которого темнело несколько линий, складываясь в знак. - Одал. Это одал, руна наследства. Рода. Преемственности. Феликс, я же говорила, что здесь полно колдовства. Сад живой, и этот знак от него!
С сумасшедшей радостью ведьма подскочила к стволу и закружилась вокруг него, продолжая смеяться. Кто-то бы подумал - ненормальная - и покрутил бы пальцем у виска, но та этим жила. В городе ее мировоззрение не сильно проявлялось, будучи спрятанной под маской современной барышни, однако на природе откуда что бралось! Верно, Феликс прав: ей следовало стать волчицей.
- Ты слышал о рунах? Об их сакральном значении? Конечно, тот же Третий рейх пытался использовать их силу, - Элариэль положила ладонь на черные линии. - Одал говорит: вы все часть одного целого. Наследники этого мира, дети его духа. Даже мы, киндрэт, сотворенные существом из другого пространства. Понимаешь? Мир говорит: я принял вас! Это ваш дом тоже! Нет чужих, все родные, все родня между собой! Он любит нас, чувствуешь? Лю-ю-юбит!
Подхваченная порывом какого-то безумного вдохновения, ведьма танцевала в овраге, продолжая радоваться тому, что узнала. Вернее, знала всегда, но сейчас получила тому очередное подтверждение.

+1

7

*Совместно с Элариэль*

Это новое место, низина, окруженная холмами, произвела на Феликса особое впечатление. Стратегически, оно было проигрышным - в случае атаки силы, выстроенные на возвышенности, имели куда больше преимуществ и пространства для маневров. Но тик сохранял спокойствие. Медитация явно пошла ему на пользу: теперь он не томился ожиданием опасности и подвоха, а просто был готов к чему угодно.

Почти к чему угодно. Сухая земля рассыпалась в воздухе, крупные комки мягко стукнулись о штанину. Вампир озадаченно посмотрел на сестру. Где она успела этого набраться? Неужели вриколакос? Куда смотрит Гиланд? Наставницы? Эманации легкого неудовольствия потекли от телекинетика, и он не стал их подавлять. А потом сообразил, что возможно, он – единственный свидетель подобной метаморфозы из всего клана и попытался «звучать» ровно. Бесполезно, потому что почти сразу его накрыла волна ощущений Элариэль. Эмпат транслировала ему их, "объясняя" свое состояние. 
- Это одал, руна наследства. Рода. Преемственности. Феликс, я же говорила, что здесь полно колдовства. Сад живой, и этот знак от него!

Ей было весело, ей было хорошо. И тик понял две вещи: этот необычный талант, эту странную особенность, которая никак не вязалась с образом властных, сильных, идеальных высокородных леди, можно было обратить на пользу клана. И он, Феликс, мог бы этим заняться прямо сейчас. В прежней жизни он только этим и занимался – вербовал агентов, искал применение их талантам в интересах Франции, а потом и стран-союзниц. Под личиной Петера мужчина прекрасно усвоил одну великую истину: агенты могут быть кем угодно и обладать какими угодно качествами. Главное - чтобы они служили определенной идее, и к ней их надо аккуратно подвести. 

Несмотря на эмоциональный подъем, где-то глубоко, на уровне мыслей и воспоминаний тик ощущал дискомфорт, диссонанс. Его изначальный мир был другим. Марте не пришлось много трудиться, переделывать или ломать характер разведчика. Она всего лишь усовершенствовала и отполировала то, что в Феликса заложили до нее. Возможно, это была очередная авантюра, инстинкты и даханаварская кровь. Но желание «улучшить» Элариэль, «заточить» ее под себя и «подтянуть» до уровня Марты дразнило телекинетика соблазнительными перспетивами. Женщины клана управляли, подчиняя. Он попробует управлять, подчиняясь.

- Конечно, тот же Третий рейх пытался использовать их силу…
Рука вампира непроизвольно потянулась к воротнику рубашки и одернула его. Когда-то Даханавар носил двойной зиг, но сестра не знала об этом. Он откинулся спиной к дереву и закрыл глаза, собираясь с мыслями. Элар не понимала миссию клана Даханавар и место киндрэт в этом мире. Более того, в ее знании сквозила наивная сентиментальность Дарэла. Как защитник он оценил опасность. «Гиланд действительно пустил все на самотек», - отстраненно думал телекинетик. – «А если она столкнется, например, с Констанс?» И это было самое меньшее из всех возможных зол. Еще был клан, их семья, против которой играли хитрые кровные братья.   

- Мир говорит: я принял вас! Это ваш дом тоже! Нет чужих, все родные, все родня между собой! Люююбит!
- Интересная интерпретация, - отозвался Феликс негромко. Но так, чтобы сестра могла его слышать. - К сожалению, язык рун не мешал викингам грабить и убивать, а Третьему рейху – шить сумки из человеческой кожи и сжигать людей в концлагерях, - он сказал это умышленно, чтобы остудить веселье спутницы и подвести ее к главной мысли. – Люди превратились в крокодилов с тех пор, как Каин убил Авеля. Они буду жрать друг друга за деньги, вещи, власть, землю и просто из-за страха и зависти, - губы сложились в грустную улыбку. Тик приблизился к девушке. – Часть из них станет выродками как осы и пироманы, беспринципными торгашами, дикими волками и затворниками-мистиками, которым до мира людей нет никакого дела, пока они не проголодаются. Кто будет их сдерживать, сестра? Кто будет сдерживать все это безумие? – почти нежно спросил вампир, всматриваясь в изумрудные глаза спутницы. – Любовь – это ответственность, мудрость, защита и помощь. На это способны очень немногие, поверь.     

Ведьма остановилась и внимательно слушала то, что говорил ей брат. В такие моменты она не знала, чего хотела больше - уйти от разговора или защитить свое мировоззрение. Выбрала второе, хотя ужасно хотелось бросить все и убежать в лес - в ту же Сибирь, дикую, необужданную, лютую... туда, где живет Велеслав.
- В мире живут не только люди и киндрэт, - тихо сказала она. Каждое слово давалось с трудом. – Ты, как и другие, ошибочно равняете одно понятие с другим. Почти никто не замечает, какую причиняет боль всему живому. Но ты мне возрази: разве мир ненавидит нас за то, что с ним сделали? Катаклизмы и бедствия - это агония, вызванная глубокими ранами. Но отнюдь не месть. В самих рунах нет зла, как нет во всем живом изначально. Если считать злом намеренное бессмысленное разрушение на потребу своей тьме, то я скажу, что в этом преуспели люди. И киндрэт, ибо все одно. И даже после всего этого этот мир нас принимает и любит - своих неразумных детей. Надеется на них и верит в доброе начало, спрятанное в глубине души.
Она помолчала, обдумывая его вопрос.
- Я знаю, что ты хочешь сказать мне, Феликс. Что мудрые и дальновидные даханавар - та сила, которая не дает другим столкнуть в пропасть этот мир. А я тебе скажу: все поступки имеют под собой цель. И любой, кто ведет других, всегда получает при этом власть. Да, Фелиция правит мудро и старается причинить вреда как можно меньше. Но она идет не той дорогой. Чтобы спасти мир, нужно измениться внутренне. Отказаться от власти. От гордыни. Все беды от власти и ее дележа. Гранд Леди никогда не пойдет на это.

Брат слушал ее внимательно, отмечая новые для себя вещи. Ему было любопытно узнать, кто подарил его сестре такую полурелигиозную-полумифическую философию и с чего вдруг Мормоликая заслужила столько критики в свой адрес. «Ее слишком долго не было дома», - с неожиданным огорчением подумал телекинетик, а вслух сказал:   
- Весь мир – это слишком глобально. Километры земли, воды, кубометры воздуха и миллионы бактерий, если примитивно. Они не имеют прямого отношения к твоей безопасности, безопасности нашей семьи, безопасности людей, если хочешь. Наш мир – людей и киндрэт – узок и локален. Мы все влияем друг на друга, - Феликс наклонил голову набок. В конце концов, Элар захотела выслушать его возражения, – и не последний вопрос в том, как. Руны ни в чем не виноваты. Но ты должна понимать, что здесь, в локальном мире, с обеих сторон полно хищников, которым наплевать на разумное-доброе-вечное. И уже поэтому родство и равенство в глобальном плане становится не возможным. Это нельзя изменить, нельзя обратить вспять, это можно только сдерживать. Что касается политики Леди, - тик стал серьезным; он не любил обсуждать скользкие темы подобные этой, но сейчас действительно назрела необходимость, - то ты можешь видеть сама. Клан не просто выжил в веках, он стал сильным. Мы советуем людям и братьям, но не вмешиваемся в их дела до конца, не ведем их на аркане… Она оказалась достаточно сильной для того, чтобы взять на себя ответственность за многих, - в голосе Феликса звучало уважение. - Это не гордыня и не прихоть. Она осознала необходимость –  и приняла вызов. Не понимаю, в каких бедах ты ее обвиняешь.      

Элариэль помолчала, раздумывая, что именно сказать ему в ответ.
- Мне трудно подобрать слова, чтобы выразить то, что ощущаю внутри себя как ответ. Даже все, что я сказала, не отражает суть, лишь выглядит наивными детскими сказками. Есть общение на ином уровне - да ты и сам его испытывал, когда общался с Мартой. Когда она передает тебе не слова, но образы. Ощущения, чувства. Они идут как будто бы мимо сознания сразу в душу. При этом ты понимаешь их, - девушка опять замолкла, через минуту добавила: - Я не осуждаю Фелицию. У меня нет ее опыта, знаний, мудрости. Но есть знание внутри, что вот этот путь вести других - не для меня. И не для Констанс - посмотри, как сильно ее развращает упоение собственным превосходством. А Флора? Она была очаровательной, милой, умной... очаровательной стервой. И большинство всех наших леди порочны не менее. Посмотри на наших мужчин. Хотя, возможно, ты не сумеешь - Марта хорошо воспитала тебя. Феликс, ты говоришь словами наших леди. Не своими. Больно видеть хороших, умных юношей и мужчин, смотрящих собачьими глазами, как тот же Себастьян. Никогда не замечал, как ты смотришь на Марту? Я не хочу сказать, что осуждаю ее. Марта тоже часть единого механизма, каждому винтику которой отведено свое место.

Держать удар сестра умела, возвращать – тоже. Значит, кто-то из наставниц неплохо постарался. Наряду с Гиландом. Что-то подсказывало Феликсу, что у птенца и мастера одна «способность» на двоих. Стоило проверить, откуда это взялось, прощупать границы. Но не с наскока.
- Я рад, что ты так тонко чувствуешь мир, это не каждому дано, - мягко добавил тик, оценивая сравнение. – Просто будь осторожна, хорошо? – он очень много вложил в эту фразу. А затем позволил себе улыбнуться. Впервые после медитации. – Тогда найди свой. Найди свой путь. Глупо полагать, что в оркестре все скрипки играют одну и ту же партию. Это не так. Констанс просто темпераментна, и потом – она учится. Учится отделять личное от разумного, а это нелегко. Флору я видел мало – и чрезвычайно этому рад. Она знала, чего хотела, но не представляла, как будет это использовать. Флора – это Римская Империя, - вампир помолчал; он и так сказал больше, чем собирался. Тик думал, к чему приведет правда, его собственные мысли о братьях, притом что некоторые из них временами его очень сильно раздражали. Хотя бы потому, что никогда не служили – в них не было дисциплины, характера, необходимой жесткости. Действительно, если бы не «дар», место в таком клане им попросту не светило.

- Странно, что ты не видишь наших положительных сторон. Не бывает только черного, не бывает только белого. Всё серое, все серые, Элар, - Феликс красноречиво развел руками. Его назвали подкаблучником? Ну так не в первый раз. – Мы наследники разных эпох, сестра. Сейчас не модно восхищаться женщиной, уважать женщину, служить женщине. Вспомни, у прекрасной Дамы должен быть верный доблестный рыцарь. И этот союз, - он подчеркнул это слово, - доброволен.
Вампир прислушался. Он посмотрел куда-то в сторону, но через пару секунд его взгляд снова остановился на спутнице.
- Щенячьи глаза, винтики, - повторил тик со странной улыбкой и процитировал по памяти высказывание «древних». - Государства, в которых не оказывается почтение государю, начальствующим, в которых не имеют почтения ни к старикам, ни к отцам и матерям, близки к падению… а ведь она тоже была женщиной, Элар, - уголки глаз мужчины насмешливо сузились. – Даже вриколакос не избежали дисциплины, подчинения и «взглядов». Я не прав, леди?
 
Даханавар нахмурилась, услышав последнее слово.
- Не стоит называть меня так. Я знаю - воспитание, уважение, но... так честнее. И насколько я знаю, Прекрасная Дама всегда была  недостижимым идеалом. Было модно восхищаться ею, но женились всегда по расчету, а в постели предпочитали любовниц. Мир полон лжи, прикрытой выгодой под знаменем всеобщего блага. Я не вижу искренности, Феликс. Может, ты знаешь, почему стало модным порицать попытки стать лучше, чем ты есть? Порицать дружбу, заботу, верность? Если наши леди столь мудры - почему они не прививают людям добродетель? Чтобы человечество уничтожало само себя, охваченной жаждой власти, и сократило численность? Каких высот достигла бы цивилизация, если бы в ней жили добрые искренние люди? Но ведь это никому не нужно. Никто добровольно не оставит свой трон. Мормоликая скажет на это: если уйду я, асиманы и тхорнисхи утопят в крови весь мир. Хорошо, не уходи - так воспитывай. Людей, о которых так печетесь. Чтобы войти в какую-либо семью, нужно обладать определенным качествами, а если большинство будет стремиться стать лучше - новая кровь сильно разбавит злобу в рядах подданных Амира и Миклоша. Я не права, брат? - она испытующе посмотрела на него.

- Ты прекрасна, сестра, - легко выдохнул киндрэт, уклоняясь от прямого ответа, совсем как Элар. Он осознал, что она могла быть даханавар, когда… хотела. В такие моменты в ней прорезалась нотка властности (леди недостаточно хорошо работают!), просыпалось умение лавировать на опасных поворотах. Например, только что сестра предпочла «не заметить» всплывшей темы грейганнов – и тем самым подсказала брату, что без них не обошлось. А за бурной критикой «режима» Феликс увидел желание влиять на массы – пусть по-другому, по-своему. Но влиять. – У всех нас разные способности, ты знаешь. В этом наша слабость, и в этом наша сила, - он помолчал, но лишь за тем, чтобы придвинуться к ней ближе. – Помоги нам. Покажи, как. Каждый из нас прикладывает те усилия, которые может, - он бережно взял ее за руку. – Тем более у тебя уже есть Идея. Ты только что сказала о цивилизации добрых и искренних людей, - продолжал он так, словно вспоминая что-то. – Такая уже существовала, когда-то очень давно. Таким был мир Фелиции, пока его не погубили войны… Мне Марта говорила, - добавил тик очень тихо и серьезно, словно доверяя большую тайну.       

- Феликс... Я не Фелиция, - наконец смогла вымолвить девушка, справившись с собой. Она совершенно забыла о том, каким сногсшибательным может быть даханаварское обаяние. И ведь сама обладала этой силой.
Которая искусила ее всего лишь на мгновение. У ведьмы давно был готов ответ.
- Понимаю, ты искренне веришь в то, что я могу достичь многого. И даже позволяешь себе чуть-чуть поверить, что счастливый мир не за горами - достаточно слова одного не сильно опытного эмпата. Будь я такой, как Нола или Ютта, то согласилась бы с тобой, не раздумывая. Увы, я не могу. Ты пытаешься превознести не ту, кого бы стоило. Я не принижаю себя - просто вести других - не то, чего мне бы хотелось. Иногда достаточно поговорить с миром. Он радуется, когда с ним разговаривают.
Лара уводила беседу к тому, с чего начинала. Истинная даханавар - опыта в ней было немного, однако многие уловки уже могла распознать.

- А я не Дарэл, сестра, но я вижу, что они не смогут, - телекинетик не стал повторять имена юных гесперид. Он лавировал по-своему. – Я верю в то, что ты знаешь, как донести до людей свою Идею, что тебе хватит увлеченности и силы не остановиться, не опустить рук, не сойти в сторону или повернуть назад.
Феликс заметил, как неустойчивы аргументы сестры, понял, что она стремится к какому-то непонятному отшельничеству. Конечно, это был Гиланд. У волков деятельность прет наружу вместе с дюжей порцией агрессии. Особенно при споре. 
- Ты не можешь избежать этого, ты уже часть этого. Нельзя отсиживаться за спинами родичей и критиковать их за то, что они делают хоть что-то. Так поступают трусоватые, слабовольные и безответственные… существа, - у мужчины язык не повернулся произнести слово «родственники». – Но ты не такая, Элар. Ты сильнее, чище, гуманней… Я не превозношу тебя, - тик покачал головой, - и не собираюсь этого делать. Подумай, что можно не столько вести, сколько учить. Как Христос или Будда. Смысл их жизни был в том, чтобы донести до людей одну простую идею. А у тебя есть бессмертие киндрэт. Ты успеешь посеять зерно и увидеть росток.

Отредактировано Феликс Даханавар (2011-08-09 21:12:59)

+3

8

Музыка к посту
Девушка стояла и смотрела, словно загипнотизированная, в пронзительные голубые глаза брата, слушая, что он говорит. Хотелось верить во все сказанное - и не только потому, что в словах присутствовала магия. Хотелось допустить мысль, что ей и впрямь по силам сделать мир хоть чуть лучше. Отчего бы не начать с малого - скажем, с небольшой группы в чертову дюжину человек. Классическое число членов ковена.
Она может взять на себя роль верховной жрицы - наставницы, которая делится знаниями, помогает практиковать и ведет церемонии. Она может написать книгу о человеческом колдовстве, используя собственный опыт и умело продвигая в ней идею всеобщего милосердия и взаимовыручки. Таких книг уже написано немало - можно связаться с их авторами и последователями, создать собственную виртуальную сеть, принимать участия в общих фестивалях, праздниках, где ведьмы и колдуны обмениваются знаниями и... книгами. Так ее идея станет доступной остальным. Интернет в этом первый помощник, тем более что в России ведьмовство пребывает в зачаточном состоянии и найти единомышленников проще в сети.
Но ведь не будет конкурентов, чтобы создать полноценное сообщество русских ведьмагов. На Западе такие люди давно принимают активное участие в общественной жизни, занимают посты и воспитывают детей в духе неоязыческих традиций. Если в свое время официальные мировые религии упорядочили весь мир, то в нынешнее стоит сделать ставку именно на новое язычество. Институты веры всегда управляли людьми. Вели и ведут людей, принявших идеологию. А разве ее идеология не способна стать самой лучшей? Самой терпимой, самой гармоничной, проповедующей любовь и радость? А может, ее усилия принесут еще более удивительные плоды и помогут людям в конце концов принять существование вампиров? Как было бы здорово, если бы оба вида разумных рас жили в мире и согласии! Так за чем же дело стало? Старейшины безусловно одобрят ее замысел, тем более что он со всех сторон соответствует идеалам клана. Она не будет одна, ей не придется делать все в одиночку, многие захотят присоединиться...
В какой-то момент Лара поймала себя на том, что рассуждает уже не абстрактно, а составляет конкретный план действий. Это ошеломило ее, смутило. С трудом отвела взгляд от брата и вымолвила севшим голосом:
- Я знаю, какая мысль подспудно за всем этим стоит: сожаление о том, что ничего не делаю для воплощения своей идеи. По-твоему, попросту зарываю талант в землю. Так? Явно осудить тебе не позволяет воспитание, но в мыслях ты свободен. Ты хочешь меня расшевелить. Не одобряешь выбора не вмешиваться.
Ведьма крайне осторожно освободила руку, за которую ее держал Феликс, и отошла на пару шагов, создавая расстояние. Им ли обоим не знать, насколько большую роль играет вхождение в личное пространство в искусстве убеждения. И намеренно сводила эту роль к минимуму.
- Правда в том, Феликс, что утопию построить невозможно, - тихо прошептала она, хотя телекинетик ее отлично слышал. И чувствовал, как от эмпата волнами расходится горечь. - Нет, не спеши возражать, что я, мол, даже не пытаюсь попробовать и что с таким подходом нам лучше всем завернуться в саван и уползти на солнце. Не в этом дело. Ты все очень логично говоришь и воодушевляюще, не найду чем возразить. Я... не могу объяснить. Внутреннее "нет". Оно живет внутри души чувством, о котором тебе я рассказывала немногим раньше. Даже если и можно что-то сделать... это можно не так. Давай пойдем дальше, мы задержались, еще даже половину леса не прошли.
Развернувшись, Элар двинулась дальше по руслу оврага, выведшему на открытую поляну, не в пример остальной части парка поросшую разнотравьем с сеткой свернувшегося на ночь вьюнка. Пересеча ее, даханавар вступила в молодой ельник, после чего взобралась на очередной склон и вышла к тропе. Отсюда вновь о себе напоминали люди. Спустя несколько минут они миновали заросший яркой зеленью пруд, обогнули остатки спортивной площадки, а еще через четверть часа вышли к огороженному бетонным забором конному комплексу. Он примыкал к кованой ограде, в одном месте которых не хватало перекладин. Элариэль перешла брошенные тут же рядом трубы по деревянному настилу, заботливо оставленному поверх труб неизвестным любителем идти короткими путями, пролезла сквозь дыру в ограде и устремилась по обочине вниз, к набережной, куда же параллельно спускалась лестница, отходя от старого Андреевского моста. Рядом с прямым аккуратным сооружением через Москву-реку теснился огромный многополосный бетонный сосед.

+2

9

Правда была в том, что изначально телекинетик метил в Гиланда, но получилось даже лучше. 
Он увидел колебания сестры – и был потрясен. Вампир ожидал какой угодно реакции: от пламенного «да» до ледяного «нет». Непонятная противоречивость, странная внутренняя борьба эмпата заставила Феликса вслушиваться в каждое слово спутницы.

- Внутреннее "нет". Оно живет внутри души чувством, о котором тебе я рассказывала немногим раньше… это можно не так.

Она «плеснула» горечью, он «ответил» отчаяньем и беспокойством. Не сдержался - осознал опасность на другом, уже не идеологическом, а практическом уровне, почувствовал, что все гораздо сложнее. Манипулятор и эмпат больше не может и не хочет влиять на других. Вместо этого теперь сестра чувствует не только живых существ, но и деревья в парке… сам парк. В памяти Феликса внезапно всплыло задорное: « Он радуется нашему приходу!» Как будто ей пришлось пережить глубокое или длительное считывание грейганна, на котором она эмоционально «застряла». Потерялась.
Мысли в голове разведчика сменяли друг друга как падающие костяшки домино, выстроенные змейкой для забавы. Тик искал зацепку. Или оправдание. «Десять лет в Америке… Откуда там вриколакос?»
И все-таки.
Элар не стала ничего рассказывать о своей поездке. Даже о Сиэтле. Уходила о темы с волками. «Что-то случилось, и Гиланд, как ее Мастер, должен это знать. Как к нему подъехать, чтобы не спугнуть? Если только он не заодно с «ними». С точки зрения мужчины, Гиланд первым должен был сообщить леди о проблемах с птенцом. Тем более он сам эмпат. Он должен был ей помочь сам или попросить Старейшин.     
И этот момент следовало уточнить, выяснить.
«Она была успешным манипулятором до того… недоразумения», - вспоминал Феликс, – «но этот эпизод успешно лечился временем и талантливым наставником. У нее прекрасный потенциал. Что-то ее сломало, вывело из игры. Зачем? Кому выгодно?»
Ответ на первый вопрос пришел почти мгновенно: интрига против Даханавар. На второй – с небольшим запозданием: волкам или кому-то еще, кто умело использовал волков. Учитывая прямолинейность тех вриколакос, которых Феликсу довелось наблюдать, последний довод претендовал на то, чтобы называться истиной.
Нет, это был чертовски умный план. Перебить перспективной леди потенциально опасную для кого-то способность, потом «зациклить», заставить ее подпитываться "поврежденной" эмпатией. Кто-то позволил себе вмешаться во внутренние дела клана Даханавар. От этого неожиданного открытия повеяло риском, адреналином и запутанными схемами. Телекинетик почувствовал себя нужным, его эмоциональный фон посветлел.   

- Давай пойдем дальше, мы задержались, еще даже половину леса не прошли.
- Как пожелаешь, -  с готовностью отступил брат. По законам жанра и приличий, а также из стратегических соображений тик был обязан немедленно признать свое поражение и красиво капитулировать. -  Твой брат по-прежнему неловок и косноязычен. Он не может донести до тебя простым способом то, что можно сообщить в двух словах, - вампир помолчал, подбирая верные слова. Он всеми силами старался избегать таких моментов, которые могли бы оценить либо истолковать как лукавство. Более того, Даханавар не хотел уподобляться грешникам 9 круга ада. В его понимании это было невыносимо низко. - А именно то, что он будет рядом настолько, насколько это будет возможно.     
С учетом личной зависимости от планов и заданий гесперид, телекинетик предложил сестре достаточно много.

Теперь он снова шел за сестрой, временами оглядываясь по сторонам, чтобы как следует запомнить дорогу. Этот второй запасной (или обходной) путь. И выжидал, когда Элариэль сочтет нужным возобновить общение -  киндрэт не мог вторгнуться в личное пространство леди без приглашения либо намека на него.

+1

10

Чем дальше они шли по набережной, тем больше успокаивалась девушка. но Феликс "слышал", как она фонит тревогой и смущением. Эмпат то ли не считала нужным "закрываться" от него, то ли вообще не думала о том, чтобы их скрыть. Размышляла, не рассматривая последствий. И сейчас сожалела о случившемся разговоре в парке.
Сначала неширокая аллея с нависшими ветвями вела по берегу, отделенному от воды бетонной возвышенностью и коваными перилами. Потом возвышенность сошла на нет, и дальше шла обычная асфальтированная дорога, с одной стороны ограниченная травяным газоном, с другой - бетонным ложем реки. Несколько ступенек вели к самой воде - видимо, когда здесь была купальня. Днем местные жители и студенты приходили сюда и бульыхались в мутной Москве-реке, наплевав на более чем реальную опасность подхватить заразу. Другие любили загорать, третьи купали собак.
Собственно, до метромоста, на котором расположилась станция "Воробьевы горы", оставалось всего ничего. Лара остановилась и села на траву, подобрав колени.
- Ты спрашивал, как там Америка, - нарушила молчание девушка. - Я не жалею, что уехала. Там я смогла отдохнуть, придти в себя после задания, едва не стоившего жизни, и пожить спокойной жизнью вдали от суеты клановых дел. Это ведь Гиланд убедил Фелицию позволить мне уехать.
Она помолчала, глядя вдаль на круглый белый купол стадиона на противоположном берегу, перевела взгляд на метромост, перекинувшийся слева.
- Он говорил мне, что всегда стремился к тишине и уединению. Что может быть приятней спокойной неторопливой работы в тишине? Никто не заставляет бегать с поручениями, срываться по первому слову, куда-то ехать... Потом уже я увидела, что он не такой, как остальные даханавар. Правда, не спрашивала, как он сам очутился в клане. Да и повода как-то не случалось. В любом случае его взгляды я разделяю, - девушка посмотрела на внимательно слушающего брата. - Впервые за долгое время снова можно было отправиться в путешествие. Мы ведь путешествовали с ним, пока не призвала леди Фелиция. И это было самое лучшее время.
Как было не воспользоваться отъездом. Первым делом я отправилась в Ирландию...

Элариэль надолго замолчала, погрузившись в воспоминания. На Феликса снова накатили волны горечи, тоски и какого-то затаенного восторга. Сладко и горько - вот что приходило на ум. И снова эмпат никак себя не сдерживала, похоже, даже не придавая значение тому, что у ее переживаний есть свидетель. Она сидела рядом с ним безо всякой брони и хоть какой-то защиты, уязвимая, как открытая раковина, в которой мучительно больно в перламутр облекается песчинка причины.
- Ни за что не угадаешь, кто там живет. Киндрэт. Грейганн, - Элара тепло улыбнулась. - Один из них является хозяином замка-отеля, в котором я остановилась. Невероятно, верно? Но они там давно, уже лет двадцать, с тех пор, как Айвэн выкупил обратно свой замок. Он ирландец, и замок когда-то принадлежал его роду. Ох и удивились же мы, наткнувшись друг на друга! Они были уверены, что где-где, а на Зеленом острове нет других кровных братьев. Правда, насчет последнего у них имелись сомнения, но мне говорили, что чужаки не попадались.
Девушка помолчала, затем тряхнула головой и продолжила:
- Я была в Польше... Знаешь, какие там горы! Высокие Татры, край лесов, водопадов и озер. Самые низкие горы в мире. Весной, после таяния снегов, на тамошних лугах расцветают эдельвейсы, фиолетовые крокусы и бесстебельный девясил. По окрестным лесам свободно бродят олени, серны, лисы, волки, бурые медведи. Крутые и пологие склоны огибают края местных долин. Татры поросли пихтой, буком, карпатской березой и кедром. Последние особенно густо распространились по берегам и подножиям гор над Морским Оком. О, Око! - Элара засмеялась. - Невероятной красоты озеро. Под густым покровом листвы не меньше сотни звериных троп и несколько десятков дорог, по которым без труда проезжают машины. Только представь!
Ведьма рассказывала и рассказывала. Она много где успела побывать. И с каждым новым описанием ее эмоции, передаваемые Феликсу, словно светлели.
Вдруг Элариэль застыла, взгляд стал пустым. Она к чему-то прислушалась, кинула, моргнула и с осмысленным взглядом посмотрела на брата.
- Это был Гиланд. Гранд Леди хочет, чтобы мы прокатились по нескольким адресам и кое-что там раздобыли. Наставник мне их передаст. Что ж, как раз мы почти завершили прогулку.
Встав, ведьма направилась в сторону моста, чтобы там подняться по лестнице и выйди на дорогу.

======> Офисный центр

+1

11

В отличие от сестры, Даханавар о случившемся не сожалел. Все его переживания и ощущения сейчас можно было назвать «небольшим дискомфортом», но он знал, что этот осадок рассосется к следующей ночи. Чтобы отвлечься от недавнего разговора, киндрэт занимал себя изучением местного пейзажа. Некоторые моменты удостоились мысленных комментариев, как, например, останки купальни и качество воды. В отличие от Элар, Феликсу было с чем сравнивать ТУ Москву.   
Эта проигрывала почти во всех смыслах.
Подвергнув безжалостной критике теоретическую безопасность метромоста, вампир присел на корточки напротив эмпата, прислушался к собственным ощущениям. Легкий эмоциональный дискомфорт уступал зарождающемуся чувству голода. Но людей не было, а сестра «отошла» и предложила другую, менее болезненную (как показалось Феликсу по началу) тему для беседы.
Только речь снова пошла о Гиланде. Намеренно или нет, Элар подводила разведчика к мысли, что у эмпата есть некая тайна, ключ к которой определенно был у Фелиции и, возможно, у кого-то еще из высокородных Леди. Тайна, которая в том числе наложила свой отпечаток на характер и идеологию Элариэль. Киндрэт слегка напрягся внутренне, ощутив потребность вмешаться в монолог сестры и превратить его в очередную дискуссию, но терпеливая прозорливость, привитая Мартой, помогла ему остаться внимательным слушателем.
Он понимающе кивнул, как раз когда девушка заговорила о путешествиях, и отметил про себя, что кроме Гиланда и Фелиции – в некотором роде протагониста и антагониста – спутница не говорит больше ни о ком из Даханавар. «Самый близкий …друг и самое большое разочарование? Потрясение, сопряженное с великой опасностью,» - подумал тик, справедливо уверенный в том, что Гранд Леди располагала тысячью и одной возможностью реабилитироваться даже за нереально короткий срок. Положение Гиланда казалось ему куда более шатким – вампир предвидел некоторые следственные мероприятия в отношении Мастера-эмпата и как минимум несколько разговоров разной степени сложности и комфорта, которые обязаны были состояться по вине его, Феликса, отчета.
Он должен был сообщить обо всем Марте. И должен был сделать это аккуратно. Так тонко, чтобы не опуститься до касты вредителей, не вызвать подозрений у условных жертв и собственного Мастера, не подорвать их доверия и не восстановить против себя. «Ввязался», - на лице телекинетика снова заиграла улыбка. А глубоко внутри началась неравная борьба. Киндрэт «замораживал» бурлящую жажду риска, давил эмоции, пытался вытравить эмоциональную оценку всего происходящего и отдельных личностей из своего сознания. Он хотел стать нейтральным, спокойным, бесстрастным, но не безучастным. А со стороны сестры на него текли самые разные эмоции – тоски, грусти, восторга, обрекая все тика попытки на неудачу. И Феликс сдался. Оставил прежнюю затею.     
Попытался было «переключить» сестру, но Элар сама продолжила разговор. Теперь речь шла о группе вриколакос, облюбовавших девственные холмы далекой Ирландии. Как они ладили со Светловым и ладили ли вообще, эмпат предпочла не распространяться, но Феликс насторожился и, чтобы не выдать себя взглядом или выражением лица, опустил голову. Всего на пару секунд. 
Информация складывалась в картинку, почти резное панно, на котором по-прежнему красовались необработанные, незашкуренные области. Разведчик не мог сказать наверняка, что именно эти волки так сильно повлияли на мировосприятие Элариэль и поспособствовали ее блоку, но и отрицать этого не мог. На этот остров их могла привести ссора с Иованом, дикое отшельничество или изгнание – и тогда у них был мотив насолить своим родственникам, пользуясь неопытностью доверчивой Даханавар, которая так вовремя попалась к ним в лапы. С другой стороны, эмоции сестры говорили о приятной череде встреч, не о коротком столкновении, а про мощных манипуляторов из числа волков, способных давить волю киндрэт-менталиста, Феликс еще не слышал.
Зато он сделал другие ценные выводы. Некто Айвэн Грейганн приобрел некий замок-отель (скорее всего, сейчас это был центр отдыха для туристов и элиты) в 1991 году. Можно было поднять новости из мира бизнеса и недвижимость за тот период и установить место дислокации ирландских волков, узнать подставное либо паспортное имя хозяина. Иными словами, если после проверки этих вриколакос на вшивость клан Даханавар пожелал бы нагрянуть к ним лично в компании Светлова, тратить драгоценное время на долгие сборы никому бы не пришлось. «Карта сокровищ будет и на столе у Фелиции, и на рассмотрении ревенанта и у Светлова, если этот как следует попросит,»- расцвел телекинетик. Один комментарий он все-таки себе позволил.
- Если не попадались – тогда откуда сомнения? Да и с трудом верится, что за 20 лет никто из киндрэт не посетил Ирландию. Те же вьесчи, к примеру, – в голосе звучало недоумение. Феликс забыл, что волки нелогичны в принципе. С точки зрения таких Даханавар, как он.       
Впрочем, это было неважно. Элариэль переключилась на Польшу и с каждым образом увлекалась все больше. Ее фон светлел и становился стабильным, разведчик не преминул этим воспользоваться. Под теплыми волнами приятных воспоминаний сестры Феликс мысленно прокручивал все воспоминания этого вечера. Начиная с самых спорных, неожиданных и откровенно провокационных. И пусть сидящий напротив менталист не желала манипулировать кем-либо, она «работала». А он подчинялся.   
Ему хватило времени как раз до включения Гиланда. Киндрэт загадочно улыбнулся, услышав дипломатичную формулировку поручения. К сожалению или к счастью, подобные вещи никогда не были для него грязной работой.
- Как ей будет угодно, - кивнул тик, поднимаясь. Внутренне он был рад. – Что конкретно нам предстоит изъять? Этого он не сообщил? – и, выдержав паузу, добавил, - Я подброшу нашу охрану туда, где мы ее наняли, если ты не возражаешь. Из гуманных соображений.
«И еще потому что, что мне надо поесть.»
- Договоры на издание книги "Сумерки вампиров", - отозвалась девушка. - Фелиция хочет узнать адреса и данные контрагентов, с которыми их заключали. Обычно к подобным бумагам прикладывают визитки или лист с контактами, по которому можно связаться с заказчиком, ведь в договорах-то стоят юридические адреса, они крайне редко совпадают с реальными.
Брат понимающе кивнул и последовал за сестрой.

======> Офисный центр

Отредактировано Феликс Даханавар (2011-08-26 16:15:55)

+1

12

--Начало игры.

Норико гуляла по набережной, кутаясь в тёплую ночь, словно в мягкую и уютную шубу. На губах японки гуляла блуждающая улыбка, а в теле распространялась приятная сытость - коктейль из второй и третьей групп крови, резус отрицательный. Приятное сочетание с нежным, немного терпким вкусом и запасом энергии на всю ночь. В еде мономоти всегда была умеренной и не понимала пристрастий некоторых кровных братьев, любивших питаться долго и помногу, бездумно уничтожая человеческие ресурсы и поднимая ненужную шумиху в прессе. В Столице японка была совсем недавно, но уже читала новости наподобие "Группа людей найдена мёртвыми с одинаковыми ранами на шее. Чья это работа? Это секты или спятивший маньяк?". Насколько ей довелось узнать, во всём были виноват неосторожный молодняк пироманов, которым вскружила голову их новоприобретённая сила. Норико остановилась у скамейки, глядя на речную гладь, чувствуя незримое присутствие своих телохранителей и размышляя.
В отличие от огнепоклонников, в клане Нахтцеррет никогда не было такого произвола. Жёсткая дисциплина, установленная господином Бальзой и не менее жёсткая система наказаний не позволяли никому опозорить клан Золотых Ос в глазах других. Хотя на мнение других Нахтцеррет никогда не смотрели и действовали всегда так, как хотели. Да...

Какая прохлада!
Сквозь набежавший ливень -
Закатное солнце.

И хоть солнца уже не было видно, оно ощущалось в ночном тепле, таком приятном и свежем, с тонким запахом угасания и осени. Норико продолжила свою прогулку, собираясь погулять ещё немного прежде чем вернуться в Лунную крепость к своему нахттотеру.

+1

13

~Начало игры~

«Солнце зашло», - промелькнула в голове мужчины ленивая мысль. Скользнув равнодушным взглядом по рядам темных деревьев, Виктор медленно двинулся по аллее в сторону дома.
Сегодня он расстался с очередной временной пассией. Хорошо хоть, что девушка оказалась понятливой, не рассчитывала на долгие отношения. Виктор даже подумал, что они могли бы стать хорошей парой, но вовремя вспомнил Светлану. С ней тоже все начиналось не так плохо, как стало через два года.
Устало поведя плечами, Виктор остановился, всматриваясь в бархатную темноту сгущающейся ночи. Все же ночь прекрасное время. И не в последнюю очередь прекрасное тем, что временное. Не нравилось мужчине чувствовать себя слепым кротом в этой обволакивающей тьме. Тени от фонарей принимали причудливые и устрашающие формы, заставляя Виктора ёжиться от неприятного чувства.
Шаги звучали глухо, среди темных стволов деревьев мелькали отблески фонарей в темной воде. «Пора домой», - Виктор на секунду замер, наблюдая за гуляющими по воде бликами. А когда повернулся, то встретился взглядом не то с ангелом, не то с демоном, замершим у скамейки. Наваждение прошло почти сразу, позволив мужчине разглядеть стройную девушку, кажется, японку. Но вот ощущение, что она этому миру не принадлежит, и своими мягкими, почти идеальными чертами лица и странным, тяжелым взглядом темных глаз, еще пару секунд не отпускало Виктора, пока он мысленно не обозвал себя мнительным и доверчивым. Бросив последний взгляд на девушку из страны восходящего солнца, Виктор едва заметно улыбнулся, направившись мимо, дальше по парковой аллее, к ближайшему метро.

Отредактировано Виктор Стамашин (2012-01-04 10:22:36)

+3

14

Встретившись взглядом с синими, узковатыми, восточного типа глазами проходившего мимо мужчины, мономоти ощутила лёгкий, ленивый интерес, заставивший её шагнуть к нему навстречу, мимоходом оценив состояние крови мужчины. Первая отрицательная, не отравленная сигаретами и алкоголем. Дайсё стояли слева и справа от Норико, перекрывая неширокую набережную и не давая мужчине пройти мимо. Высокий, гораздо выше Норико и шире в плечах, тренированный и сильный. Японка не отказалась бы попробовать его кровь при случае, но не сейчас. Как-нибудь позже. Лицо человека она запомнила, а найти - не проблема, даже в таком забитом людьми доверху людском муравейнике, как Столица. Если понадобится, то слуги Норико перевернут всю Столицу вверх дном, будь на то желание их госпожи или нахттотера. Кстати о нахттотере. Сильный и тренированный человек, такой как этот мужчина, мог бы стать хорошим человеческим слугой клана Нахтцеррет. А если господин Бальза соблаговолит принять решение, то, возможно, этот мужчина мог бы стать одним из кровных братьев. Практичная Норико умела видеть пользу даже в людях, которые могли трудиться во славу Золотых Ос и в дневное время суток, когда кровные братья не могут выйти на улицы. А нахттотер в своей мудрости доверял Норико и её решениям.
-Остановись, -холодно и негромко произнесла тхорнисх, подняв правую раскрытую ладонь в знак мира. -Назови своё имя. - Норико смотрела на человека с лёгкой, задумчивой улыбкой, но глаза её были холодными, как зимние звёзды.

+1

15

В парке было тихо, почти слышно жужжание каких-то насекомых, хотя скорее всего это было эхо машин с ближайшего шоссе. Виктор едва не пропустил момент, когда девушка, стоящая у лавки, шагнула наперерез ему, лишь голос незнакомки заставил мужчину остановиться буквально в паре шагов от нее. "Едва не сшиб", - отстранено подумал мужчина, тем временем с большим вниманием рассматривая незнакомку. Хрупенькая, невысокого роста, одетая в строгий костюм. Виктору показалось, что ее от одного дуновения ветерка должно сломать как соломинку. Тогда неудивительно, что рядом с ней всегда таскаются два парня вроде тех, что появились из теней парка, преградив Виктору путь.
Не раньше, чем ты сама назовешься, - Кром слегка улыбнулся, спокойно встретив холодный взгляд восточной красавицы. Отчасти было интересно и имя японки, и причины, почему она вдруг решила остановить его посреди улицы, но явно не настолько, чтобы отказаться от горячей ванны и чашки зеленого чая, которые ждут его дома.
Внимательным взглядом Виктор скользнул и по фигурам телохранителей девушки. Явно не простые ребята, да и их невозмутимость заставляет задуматься о наличии у них неплохой физической подготовки. Виктору совсем не хотелось связываться ни с их хозяйкой, ни тем более с ними. Версия ограбления отпадала сразу, девушка была одета явно богаче, чем Виктор имел при себе и, возможно, чем он мог заработать за месяц. Сунув руки в карманы, Кром выпрямился, наблюдая за японкой сверху вниз, даже не думая разрывать дистанцию - может, девушке станет некомфорно и она попросту отступится?

Отредактировано Виктор Стамашин (2012-01-05 19:25:21)

+1

16

Норико немного сощурила глаза, глядя на человека. Конечно же, он всего лишь человек. Любой остановленный таким способом кровный брат, за исключением, разумеется, элиты и грандов остальных кланов, представился бы мгновенно, надеясь, что представительница клана Нахтцеррет, "безудержный и безрассудно-жестокий монстр", как было написано в "Истории киндрэт", не отправит его дух к Основателю. Она читала это пособие, написанное представителем клана Даханавар под руководством, кажется, мормоликаи, и, в отличие от нахттотера, который, помнится, назвал её "лучшей развлекательной книгой века", осталась глубоко возмущена той ложью и грязью, которой покрыл уже мёртвый автор клан Нахтцеррет. По его мнению, Золотые Осы были кланом "кровожадных психов, отморозков, животных, жаждущих лишь крови и не умеющих жить без чужих мучений", и Норико, не понаслышке знакомая с глубокой философией и путём Нахтцеррет, всецело одобрила последующий поступок своего нахттотера. Как рассказывал господин в своих редких откровениях, даханавар встретил свой конец на солнце. И это было правильно, и японка, разумеется, согласилась с действиями господина Бальзы.
Да, человек не мог знать о том, что перед ним стоят три вампира.
-Норико, - холод в голосе и глазах Норико, способный, казалось, заморозить кости, совершенно не вязался с её привычным безмятежным выражением лица, гладким, спокойным, как будто бы погружённым в некую блаженную нирвану.  Скупая на слова, она молча смотрела на мужчину. Не нервничает, не пугается. Слегка взволнован, да - мономоти могла уловить изменения в токе крови. Действительно хороший материал.

0

17

Секунды тянулись, казалось, в два раза быстрее. Виктор, который только недавно думал, что всего лишь преимуществом в росте может причинить этой девушке неудобство, теперь сам чувствовал себя весьма неуютно. Мужчина допустил бы даже, что ледяной взгляд незнакомки и заставил время замедлиться. Такого взгляда он не видел ни у кого, даже в фильмах и до этого момента всегда терялся в загадках, чем же могут смутить героев книги чьи-то «ледяные глаза». Могут, еще как.
Виктор, - чуть напряженно отозвался Кром, услышав имя девушки. На самом деле он был почти уверен, что она так и не назовется. Отступил на шаг, невольно встряхнув руками и пару раз сжав кулак на левой. Виктор бросил быстрый взгляд на телохранителей девушки, чтобы знать примерно, куда стоит уворачиваться при случае. Большим соблазном было сейчас убежать, но Норико вполне могла достать пистолет и, не меняя ни взгляда, обжигающего холодом, ни жутковато-безмятежного выражения лица, выстрелить ему в спину. Так что мужчина не сводил глаз с красавицы из страны восходящего солнца, следя за малейшим ее движением. Ну и в конце концов, пойма себя на мысли, что любуется изящным изгибом ее губ, скользит взглядом по плавной линии подбородка, присматривается к трепету пары выпавших из прически прядей черных волос. «Интересно, а как она улыбается?» - мимолетно подумал Кром, чуть успокоив свою тревогу, навеянную ледяным взглядом девушки. Без страха взглянул в темные омуты ее глаз.
Приятно познакомиться, - запоздало добавил мужчина, не удержав легкой улыбки - Так что вам нужно, Норико?

+1

18

-Виктор, - повторила Норико, окидывая мужчину оценивающим взглядом. Вблизи этот человек представлял собой ещё больший интерес для изучения, хотя бы просто внешний. И хотя те же Фэриартос вряд ли бы обратили на этого мужчину внимание - незаметно, чтобы он занимался какой-либо творческой или слишком интеллектуальной деятельностью, которая могла бы привести его в клан Искусства, то псы Светлова рано или поздно обратили на него своё назойливое внимание и приняли бы в свой клан "блохастых животных", как выражается нахттотер. Их типаж. Высокий, сильный, с подходящим для этих волков именем. Но, как и всегда, клан Грейганн останется с носом. Им этот человек не достанется, ни как человеческий помощник, ни как кровный брат.
На протяжении всего этого немногословного разговора, в котором Норико сказала от силы пять слов, мономоти уже успела составить некоторое впечатление, основанное на собственно диалоге между ней и Виктором. Человек обладал притупленным чувством страха, и его поведение нельзя было назвать бравадой. Умеет контролировать себя. Не лишён нахальства и любопытства, отразившихся в его взгляде.
Верные дайсё стояли недвижно, чуть ли не дыша, и в разговор не вмешивались, казались лишь тенями своей госпожи, готовые в любой момент отразить любое нападение или оказать любую необходимую помощь. Такие разные внешне, но внутри абсолютно одинаковые. Послушные. Исполнительные. Смертоносные. Золотые Осы.
-Мне нужен ты, Виктор. Ты отправляешься со мной, - не вопрос, а железобетонное утверждение, покрытое цепенящей коркой льда.  Утверждение, не приемлющее отрицания ни под каким видом.

0

19

Словив оценивающий взгляд красавицы, Виктор вопросительно приподнял бровь. Японка перестала казаться иноземной, и чувство опасности, которое она источала пару мгновений назад, притупилось после краткого разговора. Пока девушка внимательно изучала его, Кром перевел свое внимание на ее компаньонов. Они оказались вовсе не стандартными дуболомами с европеоидными мордами кирпичом и грецким орехом вместо мозга. Разные, один вроде земляк хрупкой красавицы, второй напомнил Виктору Зорро. Но оба выглядели прекрасно подготовленными воинами, и знакомиться поближе с этими ребятами Крому совсем не хотелось.
Опустив глаза, Виктор снова посмотрел на японку. Все-таки она красивая. Необычная. Даже в Столице редко встретишь девушку с такими чертами лица. Ни народы крайнего севера, ни китаянки не сравняться с нежной красотой Японии. Кром расслабленно засунул большие пальцы в карманы джинс.
Хорошо, что я не спросил, чего ты хочешь, - Кром улыбнулся слегка – А то бы мы друг друга не поняли.
Оглянулся на поблескивающую отблесками фонарей реку. Кажется, ему сегодня все же не светит вернуться к себе домой. Девушка явно не отпустит его так просто, хотя Виктор и не понимал, чем мог ее заинтересовать. Не в качестве же третьего охранника?
Ну отправлюсь, только куда и зачем? – чуть недовольно поинтересовался Виктор. Его посетила мысль, что лучше не думать и не спрашивать о мотивах действий Норико. Ответы могут ему не понравиться. Но оставаться в неведении хотелось еще меньше, чем давиться правдой – Может на опыты? Или пахать на какую-нибудь жутко тайную секту, которую разыскивают в шести странах мира… - Виктор говорил тихо, тяжелым взглядом окидывая хрупкую фигуру девушки. И почему Крому кажется, что японка нарочно пытается показаться более беззащитной, чем она есть на самом деле?..

0

20

Опыты... Мысленно Норико не смогла сдержать улыбки. Если бы этот человек попался братьям-асиман, то он отправился бы именно на опыты. Огнепоклонники переводят много человеческого материала в попытках синтезировать из них вещество, позволяющее кровным братьям выходить на солнце, и методы, которыми они отбирают этот материал, слишком... ммм, радикальны, скажем так. Нахттотер считал, что пироманы работают с ненужным и бесполезным размахом, выплёскивая свой огонь на окружающих, и производят слишком много шума, не всегда собираясь затирать следы, и Норико была с ним полностью согласна. В отличие от клана Амира, Золотые Осы ставили эффективность превыше эффектности. И поэтому они процветали и всегда становились сильнее, идя своим путём, выверенным до последних мелочей. И этот путь должен привести клан Нахтцеррет к истинному величию.
Недовольство человека вызывало легчайшее раздражение, которое вскоре уляжется - умеренное любопытство пороком не является. А вот с манерами придётся поработать. Достав из кармана пиджака мобильный телефон, Норико посмотрела на Виктора. Следует всё же сделать звонок прежде чем везти человека в Лунную крепость. Набирая номер нахттотера, Норико неторопливо пошла в обратную сторону, к припаркованной машине, сделав Виктору знак следовать за ней и мысленно приказав дайсё сопровождать человека.
-Ты прав. Работать, - сказала она, не поворачивая головы. Гудки в трубке...
-Доброй ночи, нахттотер, - произнесла Норико на немецком. -Надеюсь, что господин простит меня, если я отрываю его от дел, но я нашла  человека, который мог бы войти в клан Нахтцеррет. Осмелюсь сказать, что мне он кажется очень перспективным и я не хотела бы, чтобы он попал в руки других Семей. Если господин соблаговолит дать приказ, я привезу его в Лунную крепость и в любом случае прибуду к нахттотеру.

+1

21

Мужчина не зря так пристально наблюдал за японкой. В конце концов все действия оправдываются. А для Виктора было наградой увидеть промелькнувшие мимолетом золотые искры в темных глазах Норико. «Ее, кажется, позабавили мои предположения… Это отчасти радует».
Кром только хотел спросить, зачем же он все-таки понадобился такой очаровательной девушке, как получил ответ на свой вопрос. И ответ ему, как и предполагалось, не слишком понравился. «Работать, значит… Буду теперь ходить по улицам и раздавать книжечки с их сектантским учением. Или еще лучше, и она не из секты, а из мафии какой-нибудь и теперь не то что от работы не отвертишься, так еще и в любой момент виноватым в какой-нибудь гадости можешь оказаться».
Виктор посмотрел на Норико. Что-то спрашивать было уже поздно, девушка достала телефон и ей было явно не до очередного новобранца. Как-то незаметно по бокам появились телохранители японки. Виктор, тихо вздохнув, последовал за ожидающей ответа Норико. Он хотел немного послушать, что будет говорить она своему начальству, но оказалось, что это бесполезно – Норико говорила на немецком. Оптимизма Виктору это не прибавило.
Только большие проблемы дают большие возможности, - тихо пробормотал он на китайском старую пословицу, пытаясь себя хоть немного приободрить.

Отредактировано Виктор Стамашин (2012-01-08 15:21:54)

0

22

*ответ на звонок*

- Приводи. Он станет для нас едой, в крайнем случае, - тут же послышались гудки, оповещающие о том, что нахттотер посчитал разговор завершенным.

0

23

-Как прикажет господин, - произнесла Норико, слушая гудки в телефоне. Нажав на "сброс", японка аккуратно вернула телефон на место, продолжая неторопливую прогулку, которая уже близилась к своему завершению. Отдалённый, неумолчный гул машин, доносившийся со всех сторон и свет фонарей... Раньше люди не были такими самоуверенными и сохраняли почтение перед тьмой ночи, в которой блуждали неспособные выйти на свет кровные братья. Норико слышала о том, что все изобретения, нацеленные на победу над ночью, велись под покровительством киндрэт. Дескать, освещённые улицы ночью помогают легче найти себе пищу и тому подобное. Логики в этих рассуждениях сложно было не заметить. Например, возможная пища как раз идёт за ней. Не очень-то и хотелось переводить способного человека на еду, но здесь уже Норико ничего не решала. Как прикажет нахттотер, так оно и будет.
Вот уже и выход с набережной, где японку ожидала её машина. Cеребристый "инфинити"-внедорожник. Телохранитель-испанец раскрыл перед мономоти дверь и та удобно устроилась внутри автомобиля. Рядом с ней дайсё усадили Виктора, после чего японец сел за руль, а испанец рядом с ним на переднее сидение. Плавно тронувшись вперёд, через несколько минут машина уже ехала по дорогам Столицы, направляясь в резиденцию Тхорнисх.
---> Лунная крепость, подъездная территория

Отредактировано Норико Тхорнисх (2012-01-08 18:30:05)

+1

24

===> Дом на набережной. Вторая гостевая

        В районе, который указал Вивиан, вилисса сегодня ещё не была. И пока они ехали, корила себя последними словами. «Ведь стоило только заглянуть сюда – и, может быть, я нашла бы Сэма! А я колесила по городу неизвестно где…»
        За рулём находился Шэд, выполняя все указания сидящего рядом Вивиана. Где повернуть, где поехать чуть медленнее. Дона внимательно присматривалась ко всем подозрительным местам, старалась почувствовать магию, или, может быть, смерть. Хотя последнего очень боялась.
        По левой стороне дороги потянулся сад. Для людей там было абсолютно темно, но киндрэт сейчас, особенно в предрассветные часы, могли просматривать территорию очень далеко. Деревья, казалось, почти не давали тени. Но между ними никого не было.
        Внезапно Дона почувствовала что-то знакомое в стороне сада. Где-то в глубине, очень далеко. И знакомое настолько, что казалось отголоском её собственной магии.
        - Останови здесь! – твёрдо велела она бетайласу, и, пока он ещё не успел окончательно затормозить, распахнула дверь и выскочила на улицу. Шэд тотчас вышел следом, догадавшись по одному взгляду, что ему нужно следовать за мистрис. – Вивиан, я чувствую нашу магию! Там, за деревьями, совсем недавно кто-то колдовал! Это Сэм!
        С этими словами девушка как могла быстро побежала вглубь сада, не обращая внимания на отсутствие дорожки. Сзади шуршали шаги спутников.
        Дона могла поручиться за то, что это была магия её ученика. «И как же я миновала это место, когда выехала в первый раз? Да просто не могла предположить, что он отправится сюда! Но зачем тебе понадобилось это, Сэм? И с кем ты здесь столкнулся?»
        Ещё один мысленный зов не дал результата. Вилисса постаралась ускориться, и в очередной раз отогнала от себя мысли о худшем, что могло случиться с молодым некромантом. Смерти Дона не чувствовала, и это её успокоило. Но к запаху кадаверцианской магии добавился ещё какой-то, чужой, колющий.
        «Асиман… - девушка чуть замедлила бег. – Сэм сражался с асиманом! – теперь всё прояснялось. Асиман, возможно, напал на парня, тому пришлось отбиваться, но противник оказался силён, поэтому молодой некромант был вынужден потратить на оборону все силы, и он не мог ответить на зов. – Но что случилось потом? Если все остались живы, и просто ушли, почему Сэм не вернулся? И не перезвонил?»
        Когда глаза вилиссы различили на одном из деревьев царапины, она резко остановилась. Рядом с ней затормозил Шэд.
        - Осмотри здесь всё. Если найдёшь живых – веди ко мне, - велела Дона. Сама она не сводила глаз со ствола. Царапины определённо были следами пистолетных пуль.
        «И вот здесь как будто огнём царапнули… определённо, асиман. Один? – девушка сделала пару шагов в сторону, осмотрела ещё несколько стволов. Очень скоро натолкнулась на кровь. Несколько пятнен было на земле, чуть поодаль – размазанная красная полоса, будто кого-то тащили. – Нет, кажется, здесь были ещё и люди. Вместе с асиманом».
        В памяти возникли картинки недавних событий: как их с Адой заталкивают в машину и везут куда-то, напичкав антирегенерином. Мистрис немного нервно подумала о сумочке, в которой лежали ампулы с универсальным антидотом. Может, они и не спасут, но замедлить действие, пожалуй, смогли бы. А она в спешке их не взяла.
        - Вивиан, ты чувствуешь? – вилисса обернулась к спутнику, посмотрела, намекая на огненную магию. - Будь осторожен, пожалуйста. Здесь ещё могут быть те, кто сражался с Сэмом.
        Всё-таки она будет очень виновата, если с учеником Кристофа что-то случится. Пусть он сам решил поехать с ней, но ответственность девушка всё же чувствовала.
        Голубые глаза стали медленно разгораться. Дона готовила заклинание Тень Смерти, на случай, если действительно кто-то попытается напасть. Но на этот раз она уже будет готова.
        Кровавый след уводил куда-то в сторону, и потом, возле сильно примятой и затоптанной травы, обрывался. «Никогда не думала, что буду жалеть о том, что я не грейганн, - с печальным смешком подумала кадаверциан. – Сейчас их нюх был бы очень полезен». Наверное, Сэма сначала тащили волоком, а потом на что-то взвалили. И куда увезли, непонятно.
        «Знать бы, в какую сторону бежать… может, я бы успела догнать их!» - Дона сжала кулаки. Она понимала, что сейчас ехать на поиски в неизвестную сторону уже поздно. Максимум, что можно сделать – тщательно изучить место битвы, чтобы потом было проще действовать. И она вернулась по кровавому следу назад, где крутился Вивиан. Возможно, по отголоскам магии и разным следам от выстрелов он пытался определить, сколько было нападавших.

Отредактировано Дона Кадаверциан (2012-02-17 16:04:35)

+2

25

======> Дом на набережной. Вторая гостевая

В этом парке Вивиан бывал нечасто, но дорогу знал достаточно хорошо. Сидя на переднем сидении, рядом с бетайласом, он смотрел на дорогу, время от времени подсказывая, где нужно свернуть.
Когда показался парк, Шэд сбросил скорость,  чтобы можно было лучше осмотреть местность. Вивиан неотрывно смотрел вглубь сада, но больше полагался на чутье вилиссы. Большая территория, не слишком скрытая деревьями, не заметить какое-либо движение было трудно. Вивиан вздохнул, но тут же встрепенулся. Дона велела Шэду остановить машину и практически на ходу выпрыгнула из нее, бегом направляясь вглубь парка, успев лишь вкратце объяснить молодому кадаверциану причину своей спешки.
Шэд и Вивиан спешили за девушкой, лишь на пару шагов приотстав от нее. Теперь и некромант почувствовал отголоски магии кадаверциан, но не только ее. Нахмурившись, Вивиан прибавил шагу, но в том, что схватка уже закончилась, он не сомневался. В парке царила полнейшая тишина, кроме них троих поблизости не было ни души. Или все мертвы или же уже покинули это место.
  - Осмотри здесь всё. Если найдёшь живых – веди ко мне.- послышался голос вилиссы.
Вивиан обернулся, Дона отдавала указания бетайласу, сама при этом внимательно рассматривая стволы деревьев. Проследив за взглядом девушки, он увидел следы пуль.
"Сэм всегда носит с собой пистолет, но для него одного многовато здесь настреляно. Практически полигон какой-то".
Присев на корточки рядом с одним из деревьев кадаверциан подковырнул ногтем засевшую в стволе пулю. Хорошо засевшую, чтобы ее вытащить пришлось постараться. Поднеся пулю к глазам, он неодобрительно хмыкнул. Достаточно большой калибр, если всадить в вампира полную обойму, то даже без антирегенерина можно вывести его из строя. А уж с учетом того, что среди нападавших был асиман, то парню пришлось туго.
Рядом с ним протянулась смазанная кровавая полоса. Достаточно свежая,  кого-то тащили здесь совсем недавно. Судя по запаху, кровь принадлежала Сэму. Вивиан провел кончиками пальцев по ней, затем вытер руку о траву.
- Она еще влажная, только начала подсыхать,- пробормотал он, вставая на ноги.
По крайней мере, была надежда, что ученик вилиссы еще жив. Скорее всего, он оказал достаточно сильное сопротивление, чем разозлил нападавших.
- Вивиан, ты чувствуешь? Будь осторожен, пожалуйста. Здесь ещё могут быть те, кто сражался с Сэмом.
Молодой вампир кивнул. Близость рассвета заставляла его нервничать. Среди нападавших были и киндрэт и люди, и они вполне могли разделиться. Те, кому солнечные лучи не страшны, могли вернуться и застать еще двух некромантов.
Дона стояла там, где обрывался кровавый след. Вивиан проследи взглядом до того места, откуда Сэма тащили. Подойдя ближе, он заметил, что трава в этом месте выжжена. Наверняка, заклинание асиман. Сэм использовал щит, поэтому заклинание было израсходовано впустую. А вот от выстрелов кадаверциан укрывался за деревьями. Вивиан обошел по кругу место сражения, пытаясь хоть приблизительно восстановить картину произошедшего. Стреляли с разных точек, минимум три человека. Сэм передвигался от одного дерева к другому, пытаясь уйти, но помешало появление огненного мага.
"Основательно подготовились, - отстранено подумал он, изучая следы на земле.- Боялись упустить. Ну конечно, с Адой и Доной им здорово не повезло.
А вот асиман оказался не один. Вивиан замер, пытаясь разобраться в своих ощущениях. Магия была очень слабая, скорее всего неофит, но какого клана - еще один асиман или кто-то другой, некромант понять не смог. Вздохнув, он позвал Дону:
- Здесь есть что-то... Не могу разобрать.
Видимых следов от магии не осталось. Вивиан прошел чуть дальше, затем вернулся к этому же месту:
- Киндрэт среди них был не один, и, кажется, с разных кланов. А ты что-нибудь нашла?

Отредактировано Вивиан Кадаверциан (2012-02-21 08:12:16)

+3

26

совместно с Вивианом

В том, что Сэм был жив, когда его уносили отсюда, вилисса была уверена. На этой поляне не погиб никто. Может быть, если и были смертельно раненые люди, они встретили свой конец позже.
«А раз так, значит, на Сэма напали те же люди, что и на нас с Адой, - сделала вывод Дона. – Он был нужен им живой. И ни одного трупа, чтобы спросить… эти люди очень хорошо подготовлены и точно знают, с кем имеют дело».
Вивиан в этом время внимательно осматривал какой-то пятачок земли, выглядел чрезвычайно задумчивым и несколько озадаченным. Мистрис приблизилась к нему.
- Здесь есть что-то... Не могу разобрать, - сказал молодой некромант и сделал несколько шагов в сторону.
Дона постаралась прислушаться к себе. Чувства говорили то же, что и раньше – здесь случилась битва с участием кадаверциана, асимана и людей. Что же ещё? Она присела на корточки, осмотрела траву. Обугленные кусочки. Несомненно, зацепило огнём.
- Что именно ты чувствуешь? – осторожно поинтересовалась вилисса, понимая, что сама не заметила ничего подозрительного, и на всякий случай прислушиваясь.
- Киндрэт среди них был не один, и, кажется, с разных кланов, - ответил Вив. – А ты что-нибудь нашла?
Дона только собиралась с сожалением покачать головой, как где-то в стороне очень чётко вспыхнула магия. Потом раздался сдавленный крик.
Вивиан переглянулся с вилиссой, уже готовый бежать в ту сторону. Случайных прохожих здесь быть не должно, значит, нападавшие ушли недалеко. Чья это была магия, некромант почувствовал сразу.
Девушка вскочила, глаза её замерцали, взгляд стал страшным. Она ещё не колдовала, но была готова применить заклинание в любую секунду. Она помнила, что именно в той стороне исчез Шэд.
- Он кого-то нашёл… - очень тихо проговорила Дона, не двигаясь с места и прислушиваясь. Она ожидала услышать полную тишину, или топот отдаляющихся шагов – это было бы знаком начать погоню – но вместо этого услышала шаги приближающиеся. Причём человек вовсе не таился, топая, как слон, и как-то странно подвывая.
Впрочем, это был и не человек. Это был Шэд. А подвывал юный представитель огненного клана, шея которого была зажата в сильной руке бетайласа.
- Крупная рыбёшка, - Вивиан с легким презрением глядел на улов духа. Впрочем, это действительно была удача. Теперь у них был свидетель происшествия и возможность на реальных фактах обвинить асиман в нападении. Неприязнь к огнепоклонникам у молодого кадаверциана была личная, с самой первой встречи с представителями этого клана, и теперь он с удовлетворением думал о возможности передать парня Кристофу.
Надо отдать должное пироману – он не стал сдаваться сразу. Это можно было увидеть по обгорелой руке Шэда и полностью чёрной половине его лица. Кожа с этой половины до сих пор слезала, и обнажались мышцы.
- Вот, госпожа, - буркнул дух, отпуская руку и швыряя паренька под ноги вилиссе. – Прятался в каком-то сарае. Видно, решил покончить жизнь самоубийством.
Изрядно помятый, асиман не мог сразу вскочить и броситься наутёк, хотя ему, вероятно, очень этого хотелось. Он закашлялся, потом потёр шею и горящими то ли от ужаса, то ли от ненависти глазами посмотрел вверх. На незнакомых ему парня и девушку, лица которых не предвещали ничего хорошего.
Дона в свою очередь спокойно рассматривала незнакомца. Она не любила асиман. Вовсе не потому, что их не любил Кристоф. У того были давние счёты, которые не касались её. Просто устройство их клана и их методы были совершенно неприемлемы для мистрис. Заставлять своих учеников проходить какие-то жуткие испытания, жечь их огнём, а потом гнать чуть ли не мыть унитазы – до такого кадаверциан никогда бы не опустились.
Ну, и ещё она редко относилась с уважением к тем, кто не умел держать себя в руках. А асиманы чаще всего обладали слишком взрывным характером.
Однако этот мальчик был всего лишь неофитом, это было заметно и по взгляду, и по остаткам той силы, что повисла в воздухе после его колдовства. Мало. Пожалуй, он даже не прошёл инициацию. Так что не заслужил пока той неприязни, что Дона питала к некоторым старшим членам его клана.
- Ты видел, что здесь произошло? – достаточно холодно, но без угрожающей интонации спросила вилисса. Кивнула бетайласу, таким образом показывая, что довольна его работой, и опять взглянула на асимана. – Видел битву?
Он кивнул, чуть прищурил глаза, как будто раздумывая, стоит ли рассказывать всё.
- Полагаю, не только видел, но и принимал непосредственное участие, - хмуро заметил Вивиан, в упор разглядывая парня. - Доказательств достаточно, думаю, Амир тебя по головке не погладит.
При этих словах асиман как-то сник, главу клана подчиненные определенно уважали и боялись.
Дона посмотрела вверх. Над деревьями небо угрожающе светлело.
«Шэд больше никого не нашёл. Но, во всяком случае, у нас есть один живой, который видел сражение. А оставаться здесь больше нельзя».
- Ты поедешь с нами, - наконец она приняла решение. И, чтобы асиман не сопротивлялся, посмотрела на него очень убедительно, потихоньку пряча огоньки в глазах. – Потому что если ты останешься, ты сгоришь.
Юный пироман как-то затравленно оглянулся на сарай, но Шэд, стоящий за его спиной, злобно ощерился. С его щеки посыпались лохмотья обгорелой плоти.
- Там одни щели. Сдохнешь за пару секунд.
Мистрис покачала головой. показывая, чтобы бетайлас не перебивал. «Да, повреждённое тело не дарит приятных ощущений, но придётся потерпеть до дома».
- Я – Дона Кадаверциан, - пока парень поднимался с земли, девушка сочла нужным представиться, это диктовала её аристократическая суть. – Это Вивиан. И Шэд.
При первых же словах мистрис асиман оживился, отряхнул с джинсов пепел и засохшую грязь, посмотрел уже с большим интересом.
- Дона? Сэм говорил о тебе. Сказал, «Дона будет искать, поэтому я ненадолго».
- Представься, идиот! – Шэд довольно грубо пихнул паренька в голову. Тот непроизвольно склонился, и лицо его сделалось очень сердитым. В глазах заплясали красные огоньки. Однако бетайласу было всё равно – ему очень не понравилась непочтительность и фамильярное обращение «ты». Хотя разве асиман был виноват? Он раньше в глаза не видел Дону и не знал, кто она Сэму: мать, сестра или дочь.
- Сэм? – вилисса не обратила внимания на выходку Шэда. – Ты видел его?
- Да, - юный пироман помрачнел. – Мы встретились в баре. Случайно. Он предложил…
- Мы не успеваем вернуться в особняк, - Вивиан перебил разговорившегося асимана, не желая тратить драгоценное время. Он уже чувствовал обжигающие касания дневного светила. - Остались считанные минуты, нам лучше поспешить найти укрытие, а там и допросим.
Слова неофита-асимана все же заинтересовали его. Расспросить бы немедленно, с чего это Сэм связался с пироманами. Какие у них могли быть общие дела… И получалось, что этот парень не нападал на Сэма, а защищался вместе с ним.
- Ты прав, - кивнула мистрис. Опять посмотрела на паренька. – День проведёшь у меня. И расскажешь всё, что случилось с тобой и моим учеником.
Догадавшись, что Дона всё-таки не неофитка-подружка Сэма, а кое-кто более серьёзный, асиман пробормотал что-то вроде «Моё имя Дамир». И с опаской покосился на Вивиана. «Этот-то кто? Её учитель? Или сам Кристоф, о котором ходит столько слухов? Хотя вроде тот постарше будет… да и Дона назвала другое имя… но это ещё ничего не значит, имя-то сокращённое! Как там его полностью – Кристоф Вивиан де Альбьер? Тьфу, не помню!..»
- Я думаю, до моего дома будет ближе, - негромко сказала девушка некроманту. – Переждём там.

И вот все туда:  Центр столицы. Пентхаус Доны

Отредактировано Дона Кадаверциан (2012-03-15 21:56:23)

+1

27

===> Дом на набережной. Холл

Поехали вчетвером. Дона, Анри, Вивиан и Шэд за рулём. Девушка велела бетайласу вести на то самое место, где был найден асиман. Оттуда можно было пустить Туманную гончую, которая определит хотя бы, в каком направлении увезли Сэма.
«Хорошо, что с нами Анри – некромант его уровня нам очень нужен сейчас», - подумала Дона. Конечно, она предпочла бы, чтобы освобождать Сэма поехали все без исключения, но она понимала, что это желание вызвано больше беспокойством, чем здравым смыслом. Есть и другие дела. Дом полон фэри, Кристоф, пусть несильно, но ранен, к нему с какой-то важной просьбой спустился Александр. В чём проблема, вилисса не узнала – не было времени ждать, она почти бегом припустила к машине. Далее: брать Кэтрин может быть чревато, ведь неизвестно, не придётся ли в самый ответственный момент переключаться на неё, если вдруг проснётся безумная предсказательница. А остальные неизвестно где…
«Нет, всё хорошо, - она поправила бронежилет. – Нас трое, мы готовы, знаем, насколько осведомлённым может быть враг. В конце концов, если найдём нужное место и сочтём, что оно опасно, всегда можем позвать на помощь. Главное – убедиться, что Сэм жив».
Девушка звала его регулярно, но он не отвечал. Изредка в голову толкалось что-то неприятное, колючее – наверное, это он пытался ответить, но не мог. Эти колючки подгоняли пуще рассвета.
Она ещё раз посмотрела на двух своих спутников – они прекрасно знали, куда едут и с чем могут столкнуться. Главное – чтобы Вивиана не подвела его неопытность, Анри – его вспыльчивость, а саму Дону – желание спасти Сэма любой ценой.
- Берегите голову, - сказала она. – Жилеты у нас есть, но если они попадут в висок своей отравой, это будет почти конец.
«Конечно, если попадут в ногу или кисть руки – тоже мало приятного, но оттуда гораздо легче извлечь пулю, и регенерация пойдёт быстрее. А вот если в живот – можно стать лёгкой мишенью».
Наконец автомобиль затормозил возле Нескучного сада. Шэд выскочил и без промедления направился в гущу деревьев. Он не был снабжён бронежилетом, но на него отрава и не действует. «Интересно, знают ли наши враги о бетайласах, и не могут ли перепутать Шэда с кадаверцианом?»
Нужное место было недалеко от дороги, и скоро мистрис остановилась. Здесь ничего не изменилось со вчерашней ночи – а значит, ни один из тех, кто был в группе захвата, не пришёл, чтобы затереть следы. «С одной стороны это разумно, конечно – ведь именно тут можем таиться мы. Но с другой – след будет почти свежий».
Она подошла как раз к тому участку земли, где осталась засохшая кровь. Кадаверцианская кровь. И сосредоточилась на призыве.
Туманная гончая соткалась из воздуха прямо перед вилиссой. И сразу же повернула голову в сторону, словно порывалась идти туда. Как будто без приказа знала, кого ей нужно искать.
«Покажи мне, где Сэм», - велела мистрис.
Когда задание предельно ясно, а цель проста – выполнить всё несложно. Для гончей напасть на след кадаверциана – то же самое, что для грейганна – учуять родича в радиусе десяти метров.
Полупрозрачный, с заострённой мордой, немного жуткий пёс двинулся вперёд.

===> Пригород. Закрытая частная лаборатория

Отредактировано Дона Кадаверциан (2012-05-29 14:24:31)

+2

28

Несмотря на довольно нестабильный энергетический фон, в котором было перемешано все, что только можно, пес сразу почуял след. Остановился, принюхался, покружил на месте, а потом вдруг завыл и рванул в неизвестном направлении, только успевай за ним следить.

0

29

======> Дом на набережной. Холл

Пока они ехали, и без того мрачное настроение некроманта испортилось окончательно. Он равнодушно смотрел на мелькающие за окном фонари и витрины, тщетно пытаясь прогнать далеко не радужные мысли, которые упорно лезли в голову, и самой навязчивой из них была "Вольфгер тоже ушел и не вернулся". Анри черной завистью завидовал хладнокровию Кристофа, разумности Доны и железобетонной уверенности Грэга, который всегда совался в самое пекло и умудрялся выходить с честью из самой, казалось бы, безнадежной ситуации. У самого же француза не было ни одного, ни другого, ни третьего, и, хоть он считал себя волевым мужчиной, лидером, который может вести за собой других, нередко этой воле мешала врожденная психованность некроманта. Такой характер куда больше бы подошел асиману...
Но сейчас Анри сам не понимал, отчего он так нервничает.
- Ничего, мы спасем Сэма, сколько бы там ни было этих овец, - он, сам того не замечая, сбился на лексикон столь ненавистной всем кадаверциан семье, но в этот конкретный момент был полностью солидарен с асиманами. Ученик Доны был для него кем-то вроде младшего брата, а помешанность некромантов на родственных связях была хорошо известна во всем ночном мире. Будешь тут держаться за родню, когда вас всего десять... - Как бы они ни были вооружены, от Темного Охотника это не спасет, - добавил он со злостью. - А может, обойдемся малой кровью. Во всех смыслах.
Судя по виду Доны, она пыталась дозваться до ученика, да все было без толку. Это разбудило спавшую мертвым сном совесть Анри:
"Кстати о... Надо бы сообщить Кэтрин, где мы все. Нехорошо получилось".
Он мысленно потянулся к ученице и позвал:
"Кэт? Mon ami, все в порядке. Я, Дона и Вивиан с Шэдом уехали на поиски, вернемся с Сэмом. Прости, что все так вышло, я не нарочно... В доме есть фэри, они могут составить тебе компанию, пока нас нет. Не скучай".
Как только кадаверциан отключился, он услышал слова Доны и кивнул в ответ.
- Приказ понял, мой генерал, - улыбнулся француз, пытаясь хоть как-то отвлечься от своих черных мыслей. - Хорошо, что мы не взяли с собой Кэтрин, это слишком опасно для всех...
Машина остановилась у Нескучного, и засидевшийся Анри сразу же вылез наружу, подышать свежим ночным воздухом... Но вместо этого лишь болезненно скривился. Энергия смерти и страданий витала здесь вместе с запахом застарелой крови. Стволы деревьев неподалеку были обожжены, и он сразу догадался, чьих рук это дело. Судя по всему, Сэм и мелкий асиман дрались вместе, что вызвало искреннее удивление де Вольена, но вдаваться в подробности он не стал, не до этого.
- Так вот где была эта бойня? - задумчиво спросил он, обводя взглядом место. - Кровь наша и людей, судя по всему, Сэм просто так не дался. Но знаешь, меня очень удивляет, что асиманы вдруг взялись нам помогать. С чего бы это? Или этот щенок еще не настолько испорчен, в отличие от его собратьев...
"Надо же, овцы не потрудились даже убрать за собой".
Дона не стала терять времени и призвала Туманную гончую, которая походила-походила, принюхиваясь, да и рванула так, будто за ней аргус гнался. Она сразу взяла след. Все остальное было делом техники, и Анри вздохнул с облегчением. Уже что-то, может быть, кадаверциан где-то неподалеку, но нестись на своих двоих за псом не было смысла. Есть машина, да и со стороны такая погоня выглядела бы минимум странно...
- В машину! - воскликнул некромант, потащив за собой Дону. - Мы и оттуда увидим ищейку, но никто не знает, где эти твари спрятали Сэма.
Гончая резво понеслась вперед, практически незаметная со стороны.

0

30

======> Дом на набережной » Холл

И снова тот же маршрут. За рулём Шэд, они едут искать Сэма. Правда, одно существенное отличие; даже два. С ними Анри и на этот раз они знают, чего ожидать.
Мысли Вивиана лениво блуждали вокруг лудэр. Если подумать, то не уж и шокирующе это прозвучало. Сначала нужно узнать, не они ли напали на Сэма и Дарэла. Если верить рассказам, лудэр не умеют врать. Нужно просто найти их и задать вопрос прямо в лоб, без увёрток. Нападение вместо ответа тоже можно будет считать ответом. Всё станет на свои места.
Он коснулся пальцами бронежилета, надетого поверх футболки. Не самая надёжная защита от, к примеру, пули в голову. Но шанс даёт. И нужно двигаться пошустрее, только и всего.
Вивиан бросил взгляд на Дону, на её сосредоточенное лицо и сжатые губы. Она звала ученика, тут всё ясно. И ответа не получила, иначе взгляд был бы другим.
С Доны он перевёл взгляд на Анри. Всё же здорово, что он с ними. И уж Анри умеет вызывать Тёмного Охотника, о чём сам и сказал, пообещав нелёгкую смерть похитителям.
- Может и обойдётся,- пожал плечами Вив в ответ.- Нам бы хоть одного живым взять, а убить можно всегда. Главное, чтобы с Сэмом всё было в порядке.
Показался парк, ещё немного вперёд и Шэд остановил машину, первым вышел и быстрым шагом направился вглубь. Некроманты не отставали. Место сражения было совсем рядом. Проходя мимо обгоревших кустов Вивиан мельком подумал, как воспринимают всё со стороны обычные люди. Самообман как всегда на высоте. В своём желании не замечать реальность, они поражали.
- Здесь,- кивнул он Анри и махнул рукой туда, где остались следы перестрелки.- Наверняка асиман помогал, потому что просто оказался сам под огнём,- Вив криво усмехнулся этому каламбуру.- Он не был им нужен, даже не пострадал.
Сильный всплеск магии кадаверциан и рядом с вилиссой появилась туманная гончая. Вытянув узкую морду, - словно встала в охотничью стойку, - призрачная тварь из мира Смерти сначала неспешно двинулась вперёд, а затем рванула с места, уверенно двигаясь в известном только ей направлении. Вив среагировал мгновенно, бросившись следом. К счастью, гончая неслась к дороге, окрик Анри застал его вовремя. Опомнившись, неофит свернул к машине, немного опередив старших некромантов.

0


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Центр Столицы » Нескучный сад и набережная