Киндрэт. Ночная жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Грань

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s60.radikal.ru/i170/1103/a1/e14e5f1ef5ff.jpg

0

2

Грань – мир иллюзий, где действительность может стать сном, а сон – явью, дом, принимающий какой угодно облик, живущий по своим законам. Лесная поляна, серая пустыня, бесконечные ступени лестницы Эшера или, как сейчас, четыре стены без окон, дверей, крыши. Не связанные между собой, висящие в радужной пустоте под разными углами, они послушно окружали девочку-подростка в легком белом платьице и блестящих красных туфельках.

Соломея сидела на голом бетоне и не чувствовала холода, целиком и полностью поглощенная своим занятием. Она вообще не замечала ничего вокруг, методично повторяя одну и ту же последовательность действий. Ловко подцепить тонкими пальцами камушек из «насеста», подбросить, проследить, как бетонная крошка превращается в маленькую сияющую звездочку, вытащить новый, снова подбросить.  Время на Грани не существует, по крайней мере, в привычном понимании. Подцепить – подбросить – проследить. Радужный хаос то и дело подсвечивается яркими вспышками.
Где-то внизу Иноканоан курил свои неизменные сигары. Дым легкими облачками поднимался к стене с девочкой, но, натыкаясь на радужную завесу, разбивался и с тихим звоном осыпался серебряными снежинками.

Бесформенный комок тумана осторожно подплыл к девочке и доверчиво ткнулся в протянутую ладонь. Кажется, это был сон, а может быть, чья-то потерянная эмоция – лигаментиа не обратила внимания, но отвлеклась от своего занятия. На грани бродили сны, существа мира иллюзий, а где-то далеко и в то же время совсем близко спали совсем другие существа – киндрэт и люди. И, кажется, девочка уже нашла себе очередную игрушку – чей-то сон.

0

3

Облачко тумана в руках девочки стало расти, постепенно наливаясь багровым. Затем начало переливаться всеми цвета радуги, пульсируя, словно живое сердце. Постепенно оно обрастало плотью, кожей, шерстью и приняло вид серого кота с огромными ушами-кисточками. Он спрыгнул на то, что можно было назвать то ли землей, то ли полом, почти сразу под лапами - не меховыми, а одетыми в вязанные рукава в цвет и рисунок шерсти - появилась дорога из светло-розового кирпича. Глянув на Соломею, он издал басовитый звук, похожий на рев иерихонской трубы.

http://www.walland.ru/fotos/1273204929_9.jpg

0

4

Как туман превратился в кота, девочка не заметила. Она была полностью увлечена чужими снами, когда раздался басовитый "мявк", и под ноги легла розовая дорога. Соломея по-птичьи наклонила голову, разглядывая животное. Откуда-то пришла мысль: "рукавчатые" лапы могли бы быть подлиннее и чуть более расклешенными - так правильнее, Детская рука уже потянулась вперед, готовясь подцепить петли и придать им нужную форму, но на половине пути отдернулась - лигаментиа передумала. Вместо этого она легко соскочила с бетонной плиты и подхватила зверушку под мышку.

- Я пошла! - Неизвестно слышал ли ее Иноканоан, но табачный дым сгустился и, кажется, кивнул. - Пу-у-ушкин... - девочка поудобнее перехватила кота и почесала за пушистым ухом. Ухо довольно колыхнулось и помахало кисточкой.
Подумав еще немного, Соломея скинула туфли и шагнула на дорогу. Розовый кирпич оказался теплым и мягким, почти таким же, как шерсть свежепоименованного животного.
"Параллельные прямые становятся кошками, только если облака ждут рыжего", -  мысли по-прежнему разбегались, отказываясь фокусироваться на иллюзорной реальности.
- Хотя ты прав. Надо бы уже найти нахряпку и сказать ей, что мы... - фраза оборвалась на половине, потому что девочка неожиданно сорвалась с места и побежала вперед, аккуратно поддерживая иллюзию обеими руками.

------> В будущее

0

5

Кот довольно мирно вел себя в руках девочки, покуда та несла его, только хвостом помахивал. Сначала медленнее, потом ве быстрее, быстрее, пока хвост не закрутился пропеллером и не оторвал бегунью от дороги. Девочка летела вперед, неподвижно относительно самой себя - так бывает, когда стоишь на телеге, а она тебя везет. Только не было никаких покачиваний, тряски, кочек и вредных пассажиров. Невредных, впрочем, тоже не наблюдалось.
Постепенно по обеим сторонам дороги стали возникать душистые охапки сена - душистые хотя бы потому, что их души невозмутимо реяли над верхушками и приветливо помахивали Соломее призрачными руками. Один дух, похожий на тучного крестьянина в комбинезоне, клетчатой рубахе и соломенной же шляпе, присоединился к девочке с котом и поплыл рядом.
Стога закончились, появился железный лес. В буквальном смысле железные деревья поднимались из неопределенного цвета травы, качали острыми иглами-ветками и звенели: "Феррум, феррум". Между деревьями бегали пеньки с воткнутыми в них топорами и хлыстами о семи хвостах, а перед пеньками петляли и уворачивались расколотые вдоль до середине цилиндрические чурбачки на ножках из щепок, ростом девочке примерно по колено. Завидев компанию, какой-то пенек намотал свой хлыст на топор и примкнул к компании, летящей над дорогой из розового кирпича.
Перед тем, как их всех затянуло в кружащееся нечто, нахально вращающееся в виде изумрудно-серой воронки, повисшей прямо в воздухе, пестрой компании пришлось пересечь поле с львиным зевом. Львы в самом деле были: они покачивались на длинных ножках стеблей, которыми отрастали их хвосты, впивались ими в землю и все время зевали. Один такой львиный зев вымахал Соломее аж по пояс. При виде лигаментиа, он закачался на своем стебле-хвосте, сел "копилкой" и, когда удалось оторваться от земли, попрыгал на хвосте к остальным. Когда это произошло, дуновение воронки стало слишком сильным, поднялся ветер и унес их всех куда-то, где поначалу было очень темно.

0

6

Собсна, как говорится: "Чего сидим? Поехали!"

Много чем заниматься можно на Грани. Страдать дурью, делать что-то более-менее осмысленное (ставить эксперименты, читать книгу, курить, как некоторые). Можно гулять. Можно творить чуть ли не миры (ну или отдельных созданий).
Но Керт спал. Нагло, невозмутимо, наплевав на некоторый процент риска спать в галлюциногеном мире, крепко спал. И храпел. Храпел как в мультиках- при вдохе ему в рот практически затягивало бутон какого-то цветка.
В конце-концов беспределу настал конец.У цветка оторвался лепесток, который пулей влетел в глотку.
-Аргхыыы!...- последовавший кашель в перемежку с матом и пародией на эпилептический припадок были слышны далеко.  Некоторые особо чувствительные цветы завяли. Их соседи сами себя выкопали и пошли хоронить павших смертью храбрых. Честь по чести- черные стебли и лепестки, у некоторых лопаты, а другие повытаскивали неизвестно откуда гробы.
Выкашлив "конечность" растения, Керт потянулся до хруста в костях и проводил похороную процессию взглядом.
Где-то в вышине пролетела свинья-бомбардировщик. с характерным  басовитым"хрюююююююююю". В небе после неё остался фиолетовый росчерк. Хотя, фиолетовое да на зеленом...
Всё, сон ушел, ружье потерял, ничего не запомнил...- сделав выводы о неудачи в поисках вдохновения хоть для чего-нибудь, иллюзионист с маленьким стажем бодро встал на ноги и оглянулся.
И естественно, что засыпал он не в такой обстановке. У него был полностью свой уголок- еле-еле удерживая в адекватности тайга, тихая, светлая, птички поют...А сейчас какие-то летающие свиньи и цветковое кладбище!
Засунув руки в карманы джинс и сделав шаг по пути в "куда глаза глядят", Керт призадумался.
И что же делать? Ладно, пойдем гулять...может что интересное угляжу.- прицениваясь к ландшафту, лигаментиа "засек" Соломею, которая бодренько так рванула по розовой дорожке.
Нет, ну дорожка это понятно...розовая...эти девченки все такие...Стоп! Партия категорические заявляет о партийном задании- проследовать за Соломеей и подглядеть под юбку. Стопэ, не то что-то...а, вот- проследовать за Соломеей и собрать необходимую Партии информацию...а какая Партии нужна информация?
-Гыг...- усмехнувшись, Керт сделал пару прыжков и рванул с холма да вниз, на полной скорости.
Высоту не набираем, идем бреющим полетом вне зоны действия радаров- раскинув руки аки крылья, парень действительно чуть не взлетел (микрогравитация что ли?), но успешно исправил положение и влетел в кусты.
Кусты терновника.
Тихо шипя, "пилот" вылезал из внезапно возникшей чащи и вытаскивал из себя иглы, попутно заживляя уколы и чиня одежду.
Смекнув о опасности пробежки, Кертаниэль решил идти нормально, пешком, не спеша, по дорожке.
Поэтому видел такие же глюки, какие видела Соломея- Колхозником, лес выдранный видать прямиком с планеты Железяка и портальный вихрь из халф-лайф номер два.
В конце пути стал возникать вопрос. Возник и повис, зараза, прямо над головой.
-Идти следом или нет? А то еще выйду в паралелльном мире, где четыре солнца и всегда светло...Чет сыкотно...- минута раздумий- Нет, Ино меня убьет, уже за то, что я не успел остановить Соломею, поэтому и так и так плохо. А, фиг с ним. Банзай ...ять!- Разогнавшись, Керт с мужеством истинного самурая сиганул в никуда.
>>>>>>>>>>>>>>Следом в Будущее

+2

7

======> Ночная Столица. 2067 год. Через энное время после путешествия в будущее.

Собственно, Кертаниэль всегда считал, что Грань слишком анархична и иногда стоит наводить порядок. Как именно? Кертаниэль сам не знал, потому что прекрасно осозновал факт того, что упорядочить такое пространство как Грань- это во власти Иноканоана или человеческого Бога, если бы таковой соизволил сюда заглянуть.
Но Бог не заглядывал, а Ино попросту ничего не делал. Поэтому, иногда Керти заглядывал сюда сам, находил относительно спокойное пространство в этом мире хаоса и находил выход накопившимся эмоциям, впечатлениям и тому подобному.
-Что же я видел? Будущее или один из вариантов будущего? И сколько таких вариантов? И по какому варианту мы сейчас живем?- тихий шепот разносился над полем пшеницы.
Кертаниэль лежал на крыше какого-то не то комбайна не то трактора. Где-то вдалеке виднелась неровная полоска гор, естественно заросших деревьями и кустарником. В километрах в пяти виднелась более близкая роща, а еще поближе- ветрянная мельница, которая исправно работала, перемалывая зерно в муку. А в рощице царила тень и бил родник...
-Старики погибли в результате какого-то ритуала, остались одни молодые, которые не смогли противостоять армии людей слишком эффективно. Конечно, куда им до ветеранов сотен лет бесконечной войны за место под...луной.- Керт сел на крыше машины и пальцем начал выводить на ней слова. Под влиянием магии, которая её и породила, краска исправно исчезала, оставляя голый металл.
-"Будущее"- прочитав слово, которое накалякал, лигаментиа лишь больше нахмурился- Непонимаю в чем дело. Это была такая шутка Грани или...будущее?
-Это, блин, жуткая реальность, придурок!
Кертаниэль аж подскочил на месте и начал озираться.
Вокруг было всё тоже поле, роща, мельница, синее небо и яркое солнце над головой. Ни намека на хаос Грани. Кертаниэль всегда тратил много сил, чтобы поддерживать упорядоченность вещей, учился бороться с хаосом Грани.
Послышалось?- киндрэт немного успокоился, но всё еще был напряжен- слышать голоса из ниоткуда- верный признак сумашествия.
-Блин!- Кертаниэль поморщился- резко заболела голова аж до звона в ушах.
Хочешь что-то поменять? Ни один человек или киндрэт не сможет изменить мир.- сново злой голос. Только в голове.
Точно сбрендил.- Керт потряс головой.
Пшеница начала вянуть, а крылья мельницы неестественно резко замерли.
-Черт, Грань...- киндрэт охнул и вдруг понял, что уже секунд пять не контролирует пространство. А значит...
Солнце начало менять спектр излучения с положенного на красный, потом на зеленый, сиреневый, голубой, а потом резко ударило вспышкой чем-то напоминающей вспышку фотоаппарата.
Ослепленный таким солнцем, Кертаниэль еще успел заметить, что пшеничное поле начинает затягивать в гигантскую воронку из смеси красок, как если бы радуга была твердой и её запихнули в миксер.

офф: играю пока сам с собой за неимением игры как таковой. Это не последний пост, по мере появления идей буду двигаться дальше.

0

8

Стоп-стоп-стоп, ты всё не так делаешь, дурень! Смотри как надо!- ехидный и раздраженный голосок в голове сново дал о себе знать, правда был и толк- зарождающийся хаос остановился и всё пошло в обратной последовательности.-Забыл про контроль? Тебе не победить Грань, если будешь таким растяпой.
-Что ты за хрен с горы такой? Покажись, а то телепатией пользуешься как будто рожей не вышел!- залезши обратно на крышу трактора, Кертаниэль начал выискивать своего собеседника.
-Ты угадал, рожей я реально не красавец- ведь ты такой урод что атас.- прямо из воздуха буквально вышла точная копия Керта, только этот не прятал глаза за иллюзией- глаза были красные.
-Понятно, галлюцинация очередная. Иди топай отсюда, пока не развеял.- киндрэт помахал рукой, как бы отмахиваясь от мошкары или пыли.
На что собеседник среагировал не так как планировалось- подошел вплотную и дал щелбан.
-Ты дурак что ли совсем? Прогонять меня решил? Тебе ответы не нужны? И да- как ты прогонишь самого себя?- каждый вопрос сопровождался очередным щелчком по лбу.
-Уйди, зараза!- Керт отмахнулся, но достаточно неловко- оступился и шлепнулся вниз на землю.
Проясню кое-что, чтобы потом не возникало таких ситуаций. Я-это ты. То, что ты прячешь. Твоя суть, дурачок.- вслед за голосом в голове возникали образы зверя преследующего человека.- Можешь звать меня Химерой, если хочешь. Твоё имя я воровать не буду.
Как так получилось, что ты теперь автономный?- киндрэт сел на пятую точку и начал отряхиваться.
Твой шаг в 2067 год. Та воронка- здоровская штука, в сочетании с магией Грани выдает кучу приколов. Например обособленное сознание. Кстати, видишь меня ты один, и то если я захочу выйти. Чаще всего я буду с тобой говорить вот так, уж извини.
-Хорошо...ну и что тебе надо? Помочь с вопросами? Я не верю в добродетель, особенно на почве психоза.- Кертаниэль встал и отряхнул джинсы.
И не верь, я не святой. А что мне делать? Мне никуда не деться- остается только заниматься тем, чем занимаешься ты.
-Чем?
Поиском ответов, идиот! Ты придуриваешься или как?- в голове будто взорвалась небольшая бомбочка. Было ощутимо больно.- Короче, ближе к делу. Я тут кое-что узнал благодаря Грани. Тебе, кстати, тоже бы надо научиться её использовать не только для построения миров. Тут сокрыты ответы на все вопросы. Этакий суперсервер человеческого Интернета. Попробуй как-нибудь, обалдеешь от результата. А пока...я тебе кое-что покажу.
С последней фразой свет солнца в мире Керта погас.

Отредактировано Кертаниэль Лигаментиа (2012-08-02 18:19:48)

0

9

-И что ты мне покажешь?- Кертаниэль пытался совладать со своей силой и "зажечь" свет.
-Прошлое. В котором кроется ключ к будущему. Ты знаешь как погиб клан Леарджини?- щелчок пальцев, рядом оказался мрачный клон Керта, и оба находились посреди величественного ледяного зала, который могли сотворить только повелители льда-Леарджини.
-Ну...они провели какой-то хитрый ритуал и все погибли.-Керти с любопытством разглядывал качественную иллюзию дворца.
-Неправильно. Не все, а только верхушка. И ритуал...лови информацию по Витдикте.- Химера подошел и коснулся указательным пальцем лба Кертаниэля.
В голове взорвалась очередная бомбочка насыщенная некоторым количеством информации по ритуалу.
-Ледяные что, кого-то обратно в человека превращали?- отдышавшись, Керт наблюдал как иллюзия ожила- появились хозяева льда, готовившиеся к ритуалу, только было непонятно по отношению к кому или чему- всё начал покрывать туман.
-Не совсем. Готовили ловушку для...кое-кого. Сейчас это не важно. Важно другое- в будущем, высшие киндрэт соберутся вместе и проведут Витдикту. И погибнут также как вот они-- Химера кивнул в сторону круга леарджинни, которых начала убивать жуткого вида энергетическая воронка.- Вот от этой самой Витдикты, видал.
-Видал...и всё же? Старики погибнут от Витдикты и молодые останутся без командования, это понятно. Но, неужели они так легко сдались людям?
-Не легко. Они дрались, но проиграли. Угроза вампиров не была угрозой в полной мере. В мире сейчас существует группа людей, которые в курсе о вампирах. И это не их слуги.- Химера засунул руки в карманы джинс, а иллюзия ледяного дворца, в котором разыгралась драма клана Леарджини, медленно гасла, уступая место тьме.
-Кто? ООН?
-Хахаха, не смеши. Эти индюки давно куплены. Неее, это, кхм, Сопротивление, не подчиняется никому кроме самих себя. Они даже переманивают на свою сторону только что обращенных киндрэт, натаскивая их как ищеек, чтобы уничтожать более солидных кровососов. Их много, они хорошо оснащены, и у них энтузиазма хватит на всех и даром. У них нет только одного- поддержки мировых лидеров-людей. Пока нет.
-Зачем киндрэт проводить ритуал Витдикты?- Кертаниэль начал потихоньку вникать в суть происходящего на мировой арене.
-Мне не ведомо. И вообще - не придавай виденному тобой будущему такое значение.
-Ты рехнулся?! Нас ждет тотальное уничтожение, а ты советуешь забить на это?- Лигаментиа чуть не кинулся с кулаками на самого себя.
-Во-первых, ты- иллюзионист. Тебе должно быть реально пофиг. И, во-вторых- открою тебе еще один прикол. Будущее неопределенно. Нет судьбы, кроме той, что мы творим сами. Короче, время- понятие ну очень растяжимое и величина нестабильная. То, что ты видел- возможное будущее, если в мире будет идти всё так, как идет. А если завтра случится ядерная война, то конечно же не будет утопичного содружества людей и киндрэт.-Химера создал новую иллюзию- на этот раз компания наблюдала планету с орбиты. Но это самый негативный вариант. Хотя, некоторый процент осуществления такого плана имеет место быть...
-Итого- пока что всё идет к тому, что от Витдикты кланы ослабнут и проиграют людям. И что же делать?- Кертаниэль внимательно созерцал планетку, будто пытаясь разглядееть ответ.
Химера одобрительно глянул на своего "оригинала" и тоже начал пялится на Землю.
-Пока что да. В идеале, настоящий герой на сегодняшний момент должен узнать, кто является врагом нашей расы, разоблачить их, объединить кланы и одолеть супостата.
-Ага...и я этот герой что ли?
Химера захохотал, с эхом даже. Хотя, откуда эхо в космосе, даже и придуманном?
-Ну это врятли. Один в поле всё таки воин, но не в этой войне. Объединеные усилия кланов, иначе никак. А пока что они являются лишь группками дикарей, еще не дошедших своим скудным умом до осознания факта своей никчемности в одиночестве.
-Так всё же....
-Тебе пора в реальность. Время не ждет. Каждое пропущенное мгновение приближает киндрэт к судному дню. Судьба этой планеты лежит на плечах немногих киндрэт, которые в силах что-либо изменить. Среди людей тоже находятся такие...герои. Будущее зависит от решения каждого из этой касты. Вперед. Твоя война начнется сейчас.- Химера в своей манере щелкнул Керта по лбу, одновременно вышибая того с Грани в реальный мир.
>>>>>>>>>> Улицы и улочки

Отредактировано Кертаниэль Лигаментиа (2012-08-07 10:13:19)

0

10

Начало игры.

===> Передвижной цирк-шапито

Миг - и шумная неразбериха цирка сменилась упоительным спокойствием Грани. Пространство, в которое выбросило девочку, напоминало собой диковинный лес. Тонкие линии облаков завивались зелеными и лиловыми спиралями на ослепительно алом небе, соединялись, сплетались в причудливые символы, понятные только им, и распадались на части. Призрачные черно-белые деревья мерцали и шли помехами, то и дело пропадая на мгновение от каждого колебания воздуха. Откуда-то доносилось тихое и неразборчивое детское пение, леденцовая трава в красно-белую полоску нежно звенела о чем-то своем. Цветы в виде монголоидных мужских лиц, обрамленных длинными фиолетовыми лепестками, стыдливо выглядывали из травы и тут же прятались при виде сородичей.
Однако маленькой лигаментиа было не до созерцания окружающих ее красот. Мучительно регенерируя, она изогнулась под каким-то немыслимым углом и зависла в воздухе, словно марионетка на незримых нитях. По мере того как с тела малышки исчезали повреждения, ее напряженные мышцы расслаблялись и безвольно обвисали. Повязка спала с ее лица, обнажая чистый аквамариновый взгляд, изжеванное платьице сменилось пышным багрово-черным одеянием, на запястьях проступили шарнирные крепления. Девочка буквально на глазах преображалась в куклу.
Полностью восстановившись, Рия рухнула на землю, подняв из травы сноп цветных искр, которые быстро собрались в радужное облако и унеслись куда-то вдаль. Девчонка проводила взглядом облако и поднялась на ноги, поймав в ладонь неспешно плывущую по воздуху оранжевую медузу. Скатав из нее шарик, меняющий свою окраску при каждом прикосновении, лигаментиа хихикнула и швырнула его в ближайшее дерево. Желеобразная субстанция растеклась по стволу, быстро поглощая полупрозрачную древесину, и уже через некоторое время на месте дерева образовалось большое и бесформенное оранжево-зеленое существо, колыхавшееся от порывов легкого ветра.
Однако же весело… Чертовски весело!
Подскочив к желейной твари, девочка с невинным любопытством протянула к ней руку. В тот же миг из маленькой ладошки с лязгом выскочил длинный стальной шип и легко прошел через аморфную массу, не встретив никакого сопротивления. Тварь задрожала, затряслась всем своим студенистым телом, заходила ходуном. Грянул гром! Окружающее пространство на мгновение колыхнулось, лигаментиа отбросило назад взрывной волной, и наступила оглушительная тишина.
Золотистый пепел, оставшийся от твари, уходил в небо, присоединяясь к облакам. Рия лежала на спине и наблюдала за россыпью сверкающей  пыли, поднимающейся ввысь. Девочка не испытывала ровным счетом никакого дискомфорта от произошедшего, но ее трясло. Хрупкое тело малышки конвульсивно содрогалось от беззвучного хохота. Запрокинув назад голову, она истерично хихикнула и зашлась звонким гомерическим смехом, задыхаясь от безудержного веселья.

Отредактировано Рия Лигаментиа (2012-08-21 14:13:18)

+3

11

Замок Лигаментиа. Гостиная

Не успели брат с сестрой переступить «порог», отделяющий полуреальный замок от совсем уже нереальной Грани, как они сразу почувстствовали тот самый источник магии, вызвавший недоумение у них обоих. В радужной траве кувыркалась пропавшая было Рия и заливалась звонким смехом, который, казалось, был слышен на другом конце иллюзорного мира. (Если у него был конец, конечно...) Ее появление обрадовало Ино. Уж младшая сестра точно оценит его идею устроить кошмар кровным братьям...
Он сел на траву, искрящуюся под лучами солнца, имеющего вид тролльфейса, взял куклу на руки, внимательно рассматривая ее. С виду было все в порядке, но мастер чувствовал, что «птенца» потрепало.
- Где ты пропадала все это время? – в тихом, обычно лишенном всяческих эмоций голосе сейчас слышалось искреннее беспокойство. Иноканоан проникнул в сознание Рии и увидел бойню в цирке, устроенную ей и пробужденным ей же мороком. Побоище его мало интересовало, в отличие от неприятностей, свалившихся на голову маленькой лигаментиа. – Как ты додумалась разбудить Ведьмачку?! Она ведь могла и не выплюнуть тебя...

+1

12

===> Замок Лигаментиа. Гостиная
На Грань Соломея прошла все с тем же недовольным выражением лица. Уж если они покинули ее, чтобы побыть в реальном мире, то зачем так скоро возвращаться? Но с братом обычно нельзя было поспорить, так что оставалось только ждать, пока они смогут вернуться. Нет, конечно, девочка и сама могла спокойно это сделать, не дожидаясь Ино, но она уже попутешествовала совсем недавно, и в итоге попала совсем не туда, куда хотела, а второй раз улететь куда-нибудь в сахарное, или не очень, будущее, Соломее совсем не хотелось.
Кукла-морок вызвала у лигаментиа лишь легкий интерес. Она уже давно забыла и Рию, и странную нелюбовь той к самой Соломее, и то, почему это создание вдруг исчезло. Морок он и есть морок, сегодня тут, а завтра уже развеялся как будто никогда и не было на свете. Правда, мороки обычно не ввязывались в игры с другими обитателями Грани, они больше любили "играть" с живыми, или воевать с ними же, так что при упоминании братом Ведьмачки интереса во взгляде Соломеи прибавилось, хотя она по-прежнему не узнавала Рию.
- Может быть мы заберем ее и пойдем домой? И поговорим там? Тут скучно... - девочка наклонилась, срывая радужную травинку, пару мгновений помяла ее в пальцах и та обвила запястье узорчатым браслетом.

0

13

Развлекающаяся малышка даже не почувствовала присутствия Иноканоана и Соломеи, купаясь в собственном веселье. Ей было хорошо, она впервые за долгие годы вернулась на Грань и теперь искренне наслаждалась пребыванием в иллюзорном пространстве. Катаясь по радужной траве, Рия звонко хохотала, заглушая жалобные стоны раздавленных узкоглазых цветов.
Ощутив, что ее берут на руки, девочка беспокойно трепыхнулась, но утихла, как только увидела перед собой до боли знакомое лицо. Тонкие губы растянулись в широкой улыбке полумесяцем, глаза куклы полыхнули ярким огнем узнавания. Маленькие ручки опустились на плечи Иноканоана, с недетской силой стискивая ткань пиджака.
- Братец… - шипящий исступленный шепот, полный безумного счастья, порывом ветра пронесся по лесу, пригибая к земле растительность, разрывая в клочья облака. Все деревья вокруг на миг исчезли, потревоженные резким колебанием воздуха. - Нашла… Я нашла тебя!.. Ты нашел меня! - Рия механическим движением склонила набок голову и дико расхохоталась, глядя на мастера широко распахнутыми глазами.
- Где ты пропадала все это время? - поинтересовался Иноканоан, не обращая внимания на бурную реакцию девочки.
Уловив в его голосе беспокойные нотки, кукла опустила голову и дрогнула плечами, сдерживая новый приступ радостного смеха. Беспокоится! Волнуется! Ах, братик, братик… Прости меня, братик. Больше тебе не придется волноваться за Рию.
Лигаментиа тем временем считал воспоминания птенца и задал следующий вопрос:
– Как ты додумалась разбудить Ведьмачку?! Она ведь могла и не выплюнуть тебя...
- Она сама разбудилась! - капризно отозвалась девочка, поудобней устраиваясь на руках брата. - К тому же, без этого я бы не смогла попасть обратно, а? - кукла подняла взгляд на Иноканоана и нездорово хихикнула.
- Может быть мы заберем ее и пойдем домой? И поговорим там? Тут скучно... - неожиданно раздался рядом звонкий хрустальный голосок, от которого у Рии всегда сводило зубы. Кукольное личико на мгновение исказила гримаса жгучей ненависти, лигаментиа медленно повернула голову и перевела взгляд на склонившуюся над травой сестру.
- Здравствуй, Соломея! - с фальшивым энтузиазмом воскликнула девочка. - Как неожиданно видеть тебя… живой, - последнее слово она произнесла тихо, одними губами. Не стоило разжигать конфликты при братце - он мог и рассердиться, а уж этого Рия никак не могла допустить.

Отредактировано Рия Лигаментиа (2012-08-23 02:53:17)

+3

14

эх, вот бы нарисовать...

- Нет, домой мы пока не пойдем, - решительно возразил Иноканоан, пребывая в несколько раздвоенном состоянии: сам Ино думал, как бы не допустить очередной грызни между сестрами, - он не переносил скандалы, - а вот Лигамент чутко прислушивался к эманациям Грани. Пространство волновалось, шевелилось, дергалось, готовясь к появлению Предвестника. Тролльфейс на небе погас, облака всех цветов радуги пропали, обнажая свинцовый небосвод. Подул сильный ветер, от которого изрядно примятые Рией цветы-лица совсем зарылись в густую траву.
- Нашел, нашел, чудо ты мое, - молвил кукловод, обнимая свою куклу, а про себя думал:
«Если гин-чи-най все-таки вспомнили о нас, значит, дело действительно плохо».
- Сама она бы не разбудилась, - мрачно возразил Иноканоан. – Для этого нужно вскрыть Сердце. Удивительно, как ты вообще смогла его найти, обычно они прячутся в самых укромных местах...
Он не стал допытывать малышку, где она пропадала, вновь погрузившись в ее воспоминания. Люди, принявшие ее за обычного ребенка... Наивные! Цирк изгоев с непонятными целями, Рия, из чистого любопытства тыкающая тесаком в лежащее где-то в дальнем углу стадиона Сердце...
- Все ясно, - вздохнул юноша. – Ну, хорошо все, что хорошо кончается...
- Здравствуй, Соломея! – идиоту было понятно, что эта радость фальшивая, и Ино только возвел глаза к небу: «Ну вот, опять...» - Как неожиданно видеть тебя… живой.
- А ну тихо мне тут, - отрезал Лигамент, хотел сказать еще что-то, но тут Грань содрогнулась, остатки леса и травы пошли рябью, что-то хлопнуло, будто взорвалось, и к троице спустился Предвестник. Странное полупрозрачное существо, отдаленно напоминающее нософорос, подключилось к разуму Иноканоана, глаза того остекленели окончательно, и он уже начал неосознанно менять Грань, чтобы отразить то, что видит сам...
...Северная резиденция. Лунный свет, струящийся из высоких разноцветных витражей. От него и без того мрачный зал казался еще мрачнее, терял реалистичность, пол под ногами разбивался на радужные осколки, такие лишние в темном, почти средневековом антураже здания. То, что говорила Даниэль, было отражено почти в точности: все главы кланов были здесь, включая даже Нософороса и Киарана Лудэра с двумя птенцами.
Сам Иноканоан в компании Соломеи и Рии.
Вездесущая Фелиция в сопровождении Стэфании и Себастьяна.
Кристоф с Доной и Анри, в котором можно было с трудом узнать прежнего жизнерадостного кадаверциана: его глаза светились желтым, а сам вид был такой, будто он только и смотрит, кому бы разорвать глотку.
Рамон с Диной и еще каким-то третьим киндрэт, чья аура ощущалась электричеством.
Амир со своим верным Якобом и Александр с Паулой держались несколько в стороне от всех остальных, зато Миклош с четверкой тхорнисхов смотрел на всех так, будто он был здесь хозяином. В руке одного из его учеников, одетого в черную немецкую форму, красовался обоюдоострый меч, который Иноканоан узнал бы из тысячи...
Иован и его щенки обозревали зал с каменным спокойствием, будто в ритуале Большого Круга не было ничего страшного...
А в середине полукруга, образованного киндрэт, перед самим местом проведения ритуала изгнания, стояли рука об руку двое совершенно незнакомых Лигаменту юношей. Контраст между светловолосым парнем с темно-серыми серафимскими крыльями и мрачным брюнетом в черно-красной одежде, с черной алебардой в руках, был настолько разительным, что вообще было непонятно, как они могли объединить силы. Магия обоих была чужая, но в разы усиленная Витдиктой, и если в одном еще чувствовался отголосок силы кадаверциан, то второй был для Ино загадкой...
- Я уничтожу его! А ты прикрой меня сзади! – раздался низкий, надорванный голос парня, его холодные глаза запылали красным, и он бросился вперед, закрывая собой «ангела»...
- Два разрушения дадут созидание и избавление, - прошелестел Предвестник и испарился. Вместе с ним исчезло и видение.
Иноканоан вернулся в реальность (если Грань вообще можно так назвать) и растерянно посмотрел на сестер. Послание оказалось настолько странным, что он, пожалуй, впервые не смог его растолковать.
- Даниэль говорила, объявится некто с силой от гин-чи-най, призванный помочь кровным братьям справиться с Основателем. Но кто этот тип с алебардой? – он обращался скорее к самому себе, нежели к Рии или Соломее. – Получается, мы должны найти их обоих и рассказать...
"Но больше всего меня интересует, как осы умудрились найти Клинок Судьбы".

+3

15

- Здравствуй, - Соломея вперила Рию куда более пристальный взгляд, в котором ясно читалось, что она пытается вспомнить морок. Занятие оказалось не по зубам, и девочка вновь отвлеклась, на этот раз на создание разноцветных существ похожих на колобков с крылышками, создававшими громкий треск. Правда, из разноцветных они быстро стали темнеть, худеть и обзаводиться острыми клычками. То, что брат отказался возвращаться, Соломеи не понравилось.
Девочка недовольно скривила губы и нахмурилась, собираясь возражать, но не успела. Грань едва ощутимо дрогнула и все вокруг начало тускнеть и меняться, исчезло странное светило, цветы-лица, браслет из травинки, что сплела лигаментиа, сначала превратился в какую-то склизкую тварь, а потом рассыпался серым прахом, точно так же как и сотворенные девочкой летающие колобки. А следом появился Предвестник, заставив Соломею чисто инстинктивно отшатнуться за брата. Страхом это не было, скорее неприязнью, в свою голову девочка не любила пускать никого, кроме Иноканоана, хотя пошарить по чужим была бы и сама не прочь.
Предвестник потянулся к Ино, тот замер, а следом замерла и сама лигаментиа, как завороженная наблюдая за разворачивающейся картиной. Это было, пожалуй, интересно. Кого-то девочка помнила, кого-то видела впервые, а значит, они были довольно молоды, или просто не попадались ей на глаза. Это тоже было вполне возможно. Только магия в исполнении двух мальчишек заставила ее удивленно вскинуть брови и отмереть, склонив голову на бок. Такого она точно не видела никогда.
- Опять разрушать… - Соломея покачала головой, задумчиво глядя на то место, где только что был Предвестник. – Это скучно, и принесет одни неприятности, как всегда. – Девочка вздохнула, тряхнула головой и перевела взгляд на Иноканоана с Рией на руках. – Я узнаю кого-то, но есть и незнакомые… Интересно на них посмотреть вживую, и на тех двоих. Но что мы им расскажем? Про Основателя и то, что через сколько-то лет привычного мира не будет? А они нам поверят? Эти двое молоды, и наверняка в кланах, - с губ лигаментиа сорвался смешок, - будут ли они слушать нас или своих глав? – Соломея представила, как будет надуваться асиман, презрительно морщится Миклош, слушая «бред» детей лигаментиа, или даже может вообще слушать не захотят. – Ведь правда слишком нарушит их привычный мир, и им придется прекратить играть в свои глупые игры. Они расстроятся.

0

16

Грань изменилась в очередной раз, отвечая настроению ее хозяина. Краски померкли окончательно. Сюрреалистичная обитель детей Лигамента превратилась в предзимнюю Москву, но населения в монохромном  мире не было. Холодно, сыро, пронизывающий ветер бросает в лицо колючие снежинки, раскачивает проржавевший скрипящий фонарь из позапрошлого века, отчего по припорошенной снегом земле прыгает пятно тусклого желтого света. Неуютно, как в покинутом жильцами доме. По земле пополз туман, свиваясь в причудливые образы.
Иноканоан шагнул вперед, под фонарь, спугнув невесть откуда взявшуюся бордовую кошку. Ветер растрепал его длинные волосы, швырнул под ноги засохший кленовый лист. Лигаментиа поднял его, задумчиво повертел в руках и отпустил, наблюдая за тем, как он летит куда-то в темную туманную даль.
- Все мы – листья на ветру, - молвил Ино, ни к кому не обращаясь. – Все умираем, рано или поздно, это лишь вопрос времени... Вольфгер тоже думал, что непобедим. И где он теперь? – иллюзионист нехорошо усмехнулся. - Так будет и со всеми остальными самонадеянными глупцами, не видящими дальше своего носа. Когда придет Основатель, одни будут искать его расположения, чтобы грести жар чужими руками, другие – бояться и ненавидеть, третьих он убьет, четвертые сбегут, как крысы с корабля. А все потому, что киндрэт неспособны переступить через свою гордость и действовать сообща. Не мы разрушим, Соломея... Они сами все разрушат, если не одумаются и не оставят свои войны и амбиции хоть на время...
Иноканоан взмахнул рукой, и фонарь разлетелся ворохом сухих листьев, на каждом из которых была выжжена корона со скипетром.
- Молодые как раз поверят. Мы для них нечто загадочное и необъяснимое, неопознанное. Дети всегда тянутся к таким вещам, потому что их разум не зашорен. Хочешь... – он обернулся к сестре со странным блеском в фиолетовых глазах, - погуляй по его сну. Может, найдешь что, стоящее внимания. И еще, Соломея: мы должны  вернуться. Напомнить им всем о себе. Лучше всего явиться на какой-нибудь Совет и продемонстрировать наглядно, что их ждет. Я очень хочу видеть физиономию Амира, который увидит толпу асиманок в своей резиденции.
Лигаментиа лающе рассмеялся и бесцельно побрел по улице.

0

17

Девочка уцепилась за локоть брата и теперь скакала рядом на одной ножке и звук шлепающего по асфальту ботинка далеко разносился в мертвой тишине этого места. Это занятие, впрочем, не мешало ей внимательно слушать брата.
- Общность осталась в прошлом, - Соломея на мгновение обернулась назад, туда, где за их спинами зубастый туман пожирал реальность серого города. - Как и все остальные - Вольфгер, а до него еще множество таких же хитрых и всемогущих. - голосе младшей лигаментиа не было ровным счетом никакой горечи по поводу тех ушедших. Вернуть их можно было разве что в виде смутных образов, если вдруг, конечно, захочется посмотреть на лица старых знакомых. Но сейчас было не до них и девочка походя отмахнулась от начавшего создаваться морока.
- Но они боятся таких вещей тоже, - последний прыжок вышел особо громким. Асфальт под ногой Соломеи пошел трещинами и захрустел, словно был стеклянным. - Они никогда не поймут нас, а все непонятное еще и пугает... Но посетить сны... - она сладко зажмурилась, предвкушая, но слова брата о Совете заставили ее недовольно наморщить носик и открыть глаза. - Там всегда скучно и все такие серьезные... Но ладно, один раз - можно. - Со многим приходилось мириться, и этим в том числе.

0

18

Ино шел вперед, полностью погруженный в себя, забыв про сестер, пока его задумчивость не была разрушена пронзительным детским визгом. Резко обернувшись, он увидел Рию, которую пожирал туман, бросился было на помощь, но не смог побежать, двигаясь медленно, как это бывает во сне.
- Да что это такое?! – в отчаянии воскликнул лигаментиа, не понимая, что происходит.
Кукла истерично визжала, осыпая проклятиями глубоко ненавистную ей Соломею, нерасторопного брата, людей и нелюдей, одним словом – весь мир. Ее хорошенькое личико было перекошено от ярости, глаза сверкали, во рту показались длинные волчьи клыки, придавая невинному ребенку инфернальный вид. Иноканоан попытался надавить на нее приказом мастера, чтобы привести в чувство, но Рия вдруг вспыхнула синим пламенем, сгорая в огне своей ненависти, и разлетелась сухим пеплом, который тут же подхватил ветер и разметал по мостовой, швырнув серые хлопья в лицо иллюзионисту. Тот опустился на холодный асфальт, глядя перед собой невидящими глазами.
- Я знал, что однажды это случится... - сказал Ино, ни к кому конкретно не обращаясь. – Знал, что она сама себя погубит, и ничего не мог сделать...
Ему вдруг стало абсолютно наплевать на все Советы и предостережения, вместе взятые: в конце концов, киндрэт не маленькие, и сами разберутся, если их интеллект хоть немного больше нуля. Разборки в далекой реальности были сущей чепухой по сравнению с гибелью сестры, в которую иллюзионист вложил часть своей души, и, увы, не самую лучшую. Перелитая агрессия создателя в итоге сгубила творение.
Вдруг Иноканоан заметил странность: на асфальте лежала оброненная кем-то пуговица и смотрела прямо на него хитрыми зелеными глазами. Он взял диковинку в руки, и та стала расти, подчиняясь каким-то тайным мыслям лигаментиа, уставшего от ненависти и злобы. Ему было больно воспринимать эти чувства, и морок становился фактически полной противоположностью Рии по характеру: веселым, добрым и любознательным в хорошем смысле этого слова существом. Оно росло, пока не превратилось в невысокую черноволосую девочку, одетую в клетчатую рубашку на пуговицах, джинсы и кеды. Ее глаза казались очень яркими на бледном, будто восковом лице, на голове царил живописный хаос, и лигаментиа ласково улыбнулся новому мороку, вкладывая в него базовый уровень магии. Ему просто хотелось милых шалостей и душевного тепла...
- Нарекаю тебя Ли, - с улыбкой сказал Иноканоан, взъерошив новоявленную сестру еще больше, и кивнул в сторону другого морока: - Это Соломея, твоя старшая сестра.
Серый туман, окутывающий кусок Грани, на котором обосновались лигаментиа, рассеялся, являя их взору яркую картину: над головой висел купол темно-синего бархатного неба, на серебристом месяце сидела фея, играя на дудочке, под которую водили хоровод золотые звезды. Внизу  простиралось широкое поле с черной травой, где-то на горизонте виднелась речка.
- Пойдем, я покажу тебе наши владения, - молвил иллюзионист, махнув Ли рукой.

0

19

Начало игры

И вот, возник из небытия Брат. Он был большой, и по размеру, и по времени – намного больше её. А потом и её размер начал увеличиваться, увеличиваться – и вот она стала похожа на своего Брата! Появились руки, ноги, она тотчас пошевелила ими – ей понравилось. Именно поэтому она хихикнула, нажала пальцем себе на нос.
«Я существо! - подумала она. И тотчас задумалась. – А почему я «она»? Это что значит?»
- Нарекаю тебя Ли, - сказал Старший Брат. Ли тотчас помотала головой, волосы распушились, встопорщилась чёлка. Она посмотрела на него – и тут же поняла: «Да это же Ино! Кано! Ан! Ин! Окан! Оан! Вот как его можно называть! Он разрешил!» И хотя никто ей ничего не разрешал, она всё равно сделала вывод.
- А я тогда буду сесть, - предупредила она и уселась на пол.
- Это Соломея, твоя старшая сестра, - представил девочку Иноканоан. И Ли тут же сделала глубокий восторженный вдох. «Ооо! Вот что значит «она»! Это девочка! Вот какие девочки! Какая хорошая сестра, и добрая, конечно, и умеет вязать, и шить!»
Нелогичные выводы Ли очень понравились. Она вскочила и принялась прыгать вокруг старших. При этом сосредоточенно повторяя:
- Прык. Прык. Прык!
Она родилась! И нужно было обязательно убедить в этом остальных.
Вокруг была ночь, висел месяц, покачивал рожками. На холмах росла трава, и ветер легонько шевелил её.
- Иии! – вслух удивилась Ли. Она принялась рассматривать золотую звезду, которая виднелась справа у самого горизонта. – Это Стэнли! Это ведь Стэнли, да? – она доверчиво посмотрела на Иноканоана, потом – на Соломею. Решила, что они соглашаются, и возрадовалась. Ведь звезда была Стэнли, настоящий Стэнли! Это был повод вытянуть вперёд руку, вывернув её обратной стороной локтя вверх, и выгнуть ладонь вниз. Эту руку Ли незамедлительно продемонстрировала старшему брату.
- Пойдём, я покажу тебе наши владения, - Иноканоан повёл Ли за собой. Она вертела головой, рассматривала детальки, моргала блестящими глазками и улыбалась. «Главное – глядеть. ОНИ глядят. ОНИ всегда глядят». Это был очередной вывод. Причём ОНИ – это было нечто абстрактное, вроде опасное, но не очень. Нужно было остерегаться, чтобы ОНИ глядели. Хотя при этом Ли определённо причисляла себя к НИМ.
- Иканон, - сказала она, ненароком перепутав буквы. – А можно, я буду глядеть? Буду всё глядеть!
Разрешение спросить было нужно, потому что брат был главней. И Ли понимала это. Она была совершенно не против – ведь она понимала, что если ОНИ и глядят, то Иноканоан – самый главный ОН. И уж ОН-то глядит, так глядит.

+2

20

Мертвую тишину почерневшего мира вдруг нарушил режущий уши визг, безжалостно вырвавший Соломею из глубин сознания. Младшая лигаментиа резко обернулась и выражение ее лица на этот раз было отнюдь не безмятежным, не понравилось девочке то, что какой-то морок посмел так шуметь и отвлекать ее от, несомненно, важных мыслей. Не могла она что ли исчезнуть как обычно исчезали все мороки? Тихо и незаметно. А вот брат, кажется, переживал, и причину этого лигаментиа найти не могла. Обычно Иноканоан был более спокойным. Подойти к нему сразу Соломея не рискнула, только лишь когда от Рии не осталось и пепла, девочка шагнула к брату, осторожно касаясь пальчиками его плеча:
- Пойдем отсюда... Вернемся в реальный мир... - но глава клана ее даже не услышал, думая о чем-то своем. А потом вдруг подобрал какую-то пуговицу и... принялся лепить морока из нее. Соломея сначала стояла, склонив голову на бок и в глазах ее был живейший интерес, потом и вовсе наклонилась над плечом брата, с еще большим любопытством разглядывая творение брата столь непохожее на все остальные.
"Забавно... - мысленно прокомментировала Сола, - странный морок получился... Главное, теперь про него не забыть." - В этом была проблема всех мороков, младшая лигаментиа часто имела привычку про них забывать.
- Ли, - задумчиво повторила она вслух и улыбнулась новоявленной сестре, а потом вновь перевела взгляд на брата, недовольно надув губы. - Лучше покажи ей реальный мир... Здесь становится скучно. - Но за братом все же поплелась, недовольно морща нос.

0

21

Иноканоан с улыбкой наблюдал за ужимками и прыжками новоявленной сестры, наблюдал-наблюдал, а потом вдруг искренне, совершенно по-детски расхохотался, крепко взял Ли за руки и закружился с ней на месте. Сумбур в голове морока вызывал у него странное умиление, но понять его иллюзионист даже не пытался. Зачем? Очередное отражение его самого, которых на Грани множество. Очередная игрушечная роль в безумном спектакле кукловода, играющего в куклы с самим собой. Он был властелином этого хрупкого мирка, его создателем и пленником. Реальность была мало интересна лигаментиа, а от бесконечных интриг собратьев начинала болеть голова, что дурно сказывалось и на нем самом, и на его творениях, но иногда он все же выбирался в настоящий мир и тенью бродил по ночным улицам. Неузнанный и не понятый никем равнодушный наблюдатель, молчаливый и хладнокровный исследователь жизни. В Иноканоане было что-то от асимана: каждое необычное событие, будь то создание морока или надвигающаяся катастрофа планетарного масштаба, будили в нем нездоровый интерес исследователя. Вот и сейчас он наблюдал за Ли, с восторгом вещающей что-то там о каком-то Стэнли. Почему именно Стэнли – она и сама не знала.
- Просто Ино, - вздохнул обладающий непроизносимым именем иллюзионист. Он не любил, когда его имя коверкали, но мало кому удавалось произнести его с первого раза, не говоря уже о том, чтобы произнести правильно. – Гляди на здоровье, на то и даны глаза.
Однако Соломее эта чехарда не нравилась. Было видно, что ей просто надоела Грань, и ее брат не видел смысла отказывать: ему и самому захотелось прогуляться.
- Как скажешь. Ли, - обернулся он к мороку, - место, куда мы сейчас пойдем, называется реальность. Она настоящая. И там лучше ничего не трогать без особой надобности.
«Стэнли» сорвалась с неба, покатилась, прочертив золотую дорожку, и после этого иллюзия бархатной синей ночи разорвалась, обнажая серый мир, довольно неприглядный и неприветливый. Иноканоан шагнул в реальность, потянув за собой сестер.

===> Старая промзона

Отредактировано Иноканоан Лигаментиа (2012-12-10 16:51:28)

0

22

- Просто Ино, - сказал Старший Брат, и Ли возликовала. Она посчитала, что Ино – очень удачное слово. А потом поняла, что идея возЛИковать тоже была очень удачной.
- Гляди на здоровье, на то и даны глаза.
- Глаза были даны! – радостно произнесла Ли, а потом с открытым от восхищения ртом стала наблюдать за подмигивающими ей звёздами. Девочка попыталась повторять, но не могла точно уловить последовательность мигания, и казалось, что у неё просто неконтролируемый тик.
- Лучше покажи ей реальный мир... Здесь становится скучно, - предложила Старшая Сестра. Ли насторожилась. «Реальный мир… реальный… рииии – альный». Она разбирала слово, но при этом понимала, что вся прелесть высказывания вовсе не в буквах, а в смысле. За словом «реальный» скрывалось слово «интерес». Впрочем, сейчас слово «интерес» для неё скрывалось за всем.
- Как скажешь, - охотно согласился Брат. Возможно, он и сам хотел посмотреть этот мир. «Рии – Мир». -  Ли, место, куда мы сейчас пойдём, называется реальность. Она настоящая. И там лучше ничего не трогать без особой надобности.
- Настоящая… - Ли завороженно повторила непонятное слово. Опять стала раскладывать его на буквы, но всё равно не поняла, и решила, что лучшим будет – отправиться в этот Ри-Мир, чтобы самой посмотреть. «Гляди – на то и даны глаза!..» - прозвучал эхом голос Брата в её голове. И девочка, уверенно сжав кулачки, направилась следом за старшими.
С неба покатился Стэнли. Ли проследила за ним, а когда он исчез, осознала ещё одну истину.
- Стэнли умер, - сообщила она. Посмотрела на Ино. – Стэнли умер, да? – а потом, внезапно обрадовавшись, поскакала вприпрыжку. – Стэнли умер!
Она сама не понимала, чему радуется. Возможно, тому, что узнала новое. Её радовала не смерть Стэнли, а факт того, что свершилось нечто, неведомое раньше. И она продолжала прыгать, пока цвета не исчезли – как будто стекли с неба и засосались в какую-то воронку.
«Умер – это плохо, - решила Ли. – Если потом остаётся такое. Золотой Стэнли умер – и теперь всё серое». И, сделав унылое лицо, девочка шагнула в непонятный серый мир следом за Братом.

---> Промзона

0