Киндрэт. Ночная жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Замок Семьи » Тренировочные залы


Тренировочные залы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://2.bp.blogspot.com/_aQr-iT6qfKA/S_b-OMYpYcI/AAAAAAAAAT4/DGtKEGU6MiQ/s1600/dojo+hall+night+shot+2.jpg

http://ohiodominicanpanthers.com/information/facilities/Gym.jpg

http://www.berlindom.ru/images/f1.JPG

0

2

======> Подземная гостиная
Что он знал о боевой магии? Многое, пожалуй, к сожалению. Теоретических знаний хватало для обеих сторон применения сил, но именно специализация на схватках, обезвреживании противника, оставляя при этом минимум следов - вот, что взрастил в нем Мастер. Будь быстр - и тебя никто никто не заметит, будь умен - тебя никто не обнаружит, будь предусмотрителен - избежишь ненужной возни, и, самое главное, будь безжалостен, когда это требуется - будет меньше проблем.  Насколько Эйнар уяснил последнее правило случая проверить еще не представилось. И, наверное, к счастью. История знает много имен и лиц, что были изменены всего лишь одним, пусть и вынужденным, поступком.
Это как...своеобразный ключ к тому, что заложено в нас внутри. Спрятано, далеко, в самых нижних слоях подсознания, перекликающихся с генами и животными инстинктами. Что-то выплывает само в течение жизни, что-то так и остается нераскрытым, маленькой пороховой бочкой с едва тлеющим фитилем где-то за гранью нашего круга досягаемости. Обозначить эти непривычные, возможно резко чуждые нам черты может то или иное непредсказуемо состоявшееся событие или же возникшая ситуация. Убивать могут даже дети, самые добрые и нежные, дайте только верный импульс.
Вся наша свобода воли, по сути, миф. Она заключается лишь в осознании наличествующих вариантов в тех или иных условиях, и в выборе, который мы делаем между ними. Все остальное, воспеваемое поэтами и писателями, громкая сладкая сказка, чтобы не разрушать иллюзии людей, так привыкших жить среди своих собственных произведений. Разница толко в том, что одни воплщают свои мечтания, имея на то силы, деньги, время, возможности, а другие так и остаются - никак.
На залах для тренировок в Замке не поскупились. Множество тренажерных, различные помещения для игр, все это было хорошо для людей, привыкших проводить свой досуг активно, занимаясь спортом или же просто решив немного поразмяться. Криомаг искал другое - просторное, пустое помещение, желательно с толстыми стенами. И крепко запирающейся дверью.
Пару минут спустя подходящее помещение нашлось. Криомаг, зайдя внутрь, с сожалением отметил, что плотно закрыть дверь не получится. Этот факт, впрочем, компенсировало то, что от двери к самому залу вел  небольшой узкий коридор, отделяющий проход стенкой. Оставалось надеяться, что в случае чего она выдержит.
Закатав рукава, юноша принял более устойчивое положение и сконцентрировал внимание на силе внутри себя, медленно извлекая ее наружу, как учил Мастер. Вокруг заметно похолодело, воздух стал морозным, неприветливо колющим. Кое-где узорами распускалась изморось, едва заметно искрясь и переливаясь в свете ламп. Медленно поднимая руки, Эйнар сосредоточенно выстраивал плетения-мосты, позволяющие выстроить базовый фундамент для заклинаний, чтобы впоследствии резко разрушать и создавать конструкции на его основе. Впереди, по обеим сторонам от леарджини, тонкими вихрями закружилась метель в миниатюре,  становясь плотнее. Спустя мгновения она соединилась, приобретая сферообразную форму, и взорвалась множеством осколков. Моментально выставив щит, Эйнар сделал несколько пассов руками, проговаривая про себя давно заученные формулы,  создавая ледяные столпы, тут же уничтожая их плотными снежными волнами. Казалось, внутри зала бушевал холодный февральский ураган, сдерживаемый лишь волей мага.
То, что в помещение забежит фенек криомаг не учитывал и, когда тот увидел зверька, которого только по счастливой случайности не задело одним из осколков, мягко свернул плетение, убирая.  Стены были покрыты толстым слоем льда, да и не только стены, но и потолок, часть пола, припорошенная снегом, вокруг лежали целые и раздробленные ледяные глыбы.
- Так бы и погиб, - покачал головой швед,  опустившись на корточки рядом с животным. Протягивать руку не стал - знал, насколько сейчас может быть неприятным его прикосновение, все еще хранящее холод магии.

Отредактировано Эйнар (2011-10-31 10:52:18)

0

3

-----> Двор замка

Кто-то из пробегающих по коридорам сообщил Разящему что недавно очнувшееся создание неземной красоты последний раз видели где-то в районе тренировочных залов. Там искомый и оказался. Когда Кошта вошёл в помещение, его взору предстала восхитительная картина. Сразу зачесались руки взять карандаш и сделать несколько набросков - воплощённый холод в родной стихии склоняется к крохотному большеухому зверьку. Кстати о зверьке - Матеуш опознал в нём фенека Элиаша. Что до стихии, окружающей сейчас всех присутствующих - вот поэтому Разящий и предпочитал не снимать пальто. Руки мгновенно укрылись в тёплых карманах. Мати хоть и не выносил жару, но и мёрзнуть лишнего был не намерен.
- Прошу прощения, что прерываю ваши занятия - с порога заметил он, приближаясь. Руку впрочем леарджини не протянул, что тут же поспешил разъяснить, - простите, что не протягиваю руку для знакомства - не хотелось бы рисковать ею, касаясь стихии.
Сказано это было таким тоном, что было невозможно обидеться - это был явный комплимент. Высказывание абсолютного восхищения.
- Я вижу, вы уже познакомились с этим очаровательным зверьком? - Кошта старался вести себя как можно непринуждённее. И при этом не давать криомагу и мгновения на принятие хоть какого-то решения. Он даже протянул руку и будто коснулся магического зверька. Впрочем, он только создал видимость.  На самом деле его пальцы замерли в нескольких миллиметрах над шкуркой фенека.
- Я искал вас, - заметил Матеуш так, словно они говорили о цветах в оранжерее. При этом головы на всё ещё молчавшего - надо полагать обалдевшего от такой наглости - криомага Мати не поднял.
- Моё имя Матеуш Кошта. Я второе лицо в замке. Я так понимаю, у вас есть некоторые вопросы, однако вынужден попросить вас о двух вещах - во-первых, повременить с вопросами и направить своё время на восстановление формы, тренировки и изучение нового времени - в этом вам помогут все присутствующие в замке. А во-вторых, - Кошта наконец поднял глаза на леарджини, - я попросил бы вас стать наставником для одного новенького. Лудэр. Хозяин вот этого самого очаровательного зверька. Он абсолютно ничего не знает об этом времени. Абсолютно. Смею надеяться на ваше согласие.
Закончив фразу, Кошта очень пристально посмотрел в глаза леарджини. На несколько мгновений он связал криомага взглядом. Иногда на Разящего находило. Сейчас он был как раз в таком состоянии. Некоторые пожалуй охарактеризовали бы это состояние трансом, а взгляд гипнотическим. Однако в Коште не скрывалось ничего подобного. Он любовался и изучал. В его понимании это было одно и тоже. Он буквально впитывал каждую чёрточку и оттенок находящегося с ним рядом произведения искусства. Позже он непременно зарисует это лицо. А ещё в таком изучающе-любующимся состоянии, глаза у Мати становились пустыми и холодными, как дно болота. Вспомнив об этом, Кошта по-детски улыбнулся, возвращая лицу более человеческое выражение.
- Ну что ж - раз уж вы поладили с Балгайром, думаю что и с его другом проблем не возникнет.
Кошта выпрямился, отряхнул с пальто несколько снежинок.
- Заранее благодарю вас, и уверяю, что при первой же возможности найду вас снова, дабы разрешить все ваши вопросы. А сейчас вынужден откланяться.
Так и не дождавшись ни единой реплики от криомага, - на что собственно и был расчёт, - Матеуш учтиво поклонился обоим присутствующим созданиям, и стремительно покинул временно заледеневший зал. Он был доволен. Абсолютно всем - и увиденным и проделанным. Искать Элиаша он сейчас не собирался. Хотя по началу считал это необходимой вежливость. Однако сейчас его настроение изменилось, к тому же его давно заждались во дворе.

-----> Двор замка

0

4

Совместный пост Балгайра и Эйнара.

======> Подземная гостинная
Первое, что сделал Балгайр, вбежав в зал – это прижал свои огромные уши к голове. Созданные для выведения излишков тепла в жаркой пустыне, они совершенно не подходили для морозной зимы, созданной Леарджини, и их кончики похолодели уже на первой минуте пребывания лиса в тренировочной зоне. А вот покрытые мехом подушечки лап, нужные чтобы не обжечься о раскаленный песок, отлично оберегали и от холода ледяной корки. Фенек прищурился, гладя в глаза присевшего кроимага достаточно насмешливо. Да, развоплощение было бы неприятным, но не необратимым событием. Зверек шагнул к юноше, махнув пушистым хвостом и придавая мордочке чуть виноватое, извиняющееся за хозяина выражение.
И тут в комнату вошли. Пан Кошта, уже знакомый. Леарджини отшатнулся, а Балгайр, напротив, заинтриговано склонил головку, выглядевшую куцей из-за мерзнущих ушек. Матеуш же позволил себе едва не коснуться шкурки зверя, чем вызвал легкое неудовольствие лиса. Лучше б погрел, право слово. Речь же его показалась духу достойной внимания, и он поспешно потянулся к сознанию своего Лудэра:
«Элиаш, а этот Эйнар похоже и сам попаданец как ты,» - весьма ехидно сообщил фенек, предоставляя вырванному из изучения истории шляхтичу послушать слова Матеуша самому.
В зал вошел посторонний. Машинально сделав шаг назад, когда к нему приблизились, швед молча рассматривал гостя. Он был рад, что тот не протянул руку - касаться незнакомца не хотелось,  просто потому, что не любил криомаг лишних соприкосновений с другими. Да и хватило ему на сегодня...общения с прочими обитателями замка.
Юноша морозился внутри, и заявление о том, что его искали, принял спокойно. Сейчас он воплощал собою ледяную статую - недвижную, без единой эмоции на безупречном лице, неестественную для этого порой слишком живого мира. Гость оказался никем иным, как Матеушем Коштой, о котором говорила Даниэль. Припоминая чужие слова, Эйнар отчасти удивился,  видя небольшое, но явное  несоответствие сказанному девушкой и самим "паном Разящим",  как того представили ранее.  Впрочем, иерархия Семьи его мало волновала, по крайней мере до тех пор, пока его не трогали.
Предложение восстановить форму и изучать новое время показалось криомагу попросту смешным. В настоящем он жил, и довольно успешно, прекрасно пользуясь всеми достижениями человечества. Странно, что помощница Кошты не упомянула тому о некоторых...особенностях новоприбывшего. Либо не сочла нужным, что казалось достаточно странным, либо забыла. С людьми такое случается. Состояние же его прекрасно восстановилось выпитой кровью, а что до тренировок...Леарджини искренне надеялся, что ему не понадобится пользоваться боевыми аспектами своих умений. Хотя и понимал, что никуда не денется, если придется.
А вот просьбу, более похожую на приказ, насчет нового лудэра, с коим Эйнар уже успел познакомиться,  юноша встретил весьма неоднозначно, и совершенно точно без энтузиазма.  Не то, чтобы ему претила мысль помочь заклинателю, нет. Отнюдь, он вполне мог бы, да и занял бы себя хоть каким-то делом, но он уж точно не любил и на подсознательном уровне воспринимал в штыки, когда ему не оставляли выбора и возможности отказа. Да и общество Элиаша Ильговского стало бы сейчас не самой лучшей компанией...по совершенно понятным причинам.
Он...боялся. Действительно боялся, и не желал, чтобы страх стал видимым. Неприятный инцидент оставил осадок внутри, который, с течением времени, пройдет, криомаг знал это. Видел, что поляк не со зла так поступил, и мало помалу успокаивался, принимая. Поведение же Кошты заставляло ершиться, и, как думалось, не его одного.
Выслушав обращения к курвиной и Божьей матери в одном предложении, зверек сделал вывод, что известие о наставничестве шокировало и смутило хозяина немногим меньше, чем сочетание мужского голоса криомага и его девичьего лица. Ильговский, похоже, жалел, что Балгайр не умеет разговаривать с другими, чтобы сказать пану Разящему, что он как-нибудь справится сам.
К чести сказать, Эйнар был рад, когда Матеуш удалился. Более не приходилось держать на лице маску невозмутимости - при зверьке он мог позволить себе вести себя так, как на самом деле чувствовал. Выдохнув, криомаг опустился на заснеженный пол, непроизвольно обхватывая себя руками. Скосив глаза на фенека чуть улыбнулся, чувствуя, как теплеет на душе от одного присутствия лиса.  Да и воздух вокруг тоже начал явно приходить в положенную ему температуру.
- Кажется, и правда придется помочь твоему хозяину, - повел плечами юноша, еле слышно вздыхая, - Он и сам говорил, что еще плохо ориентируется в новом времени...
Зверек сочувственно коснулся ледяной руки снежного мага носом: тонкий, сидящий на полу и как-то по-детски обхвативший себя руками Леарджини казался духу уязвимым, маленьким, так и просящим защиты. Лис понимал, насколько обманчиво это впечатление, но хотел выказать свою поддержку решения снежного мага. Элиашу и вправду была нужна наставническая рука, иначе сам он еще нескоро разберется во всех хитросплетениях нового времени – слишком много проспал. А зная характер поляка, это может быть даже опасно. Кожа Эйнара уже не была обжигающей, но пустынный лис, приспособленный для жары, а не для холода, все равно поспешил отдернуть носик и прикрыть его мохнатой лапкой в попытке отогреть.
Швед встрепенулся,  и, виновато поглядывая на зверька, зябко потер плечи, а после и ладони меж собой,  в попытке хоть как-то согреть кожу.  "У асиман с этим проблем нет", -  печально хмыкнул криомаг,  усмотревший в этом иронию особого рода.  Маска непроницаемой ледяной статуи окончательно пропала, являя на свет существо куда более мягкое и нежное, нежели могло показаться. Голубые глаза смотрели приветливо и тепло, леарджини даже наконец улыбнулся, куда более искренне, чем раньше.
Решив, что уже куда ближе к комнатной температуре, нежели раньше, юноша вновь протянул руку к Балгайру. Скрестив ноги и приняв позу поудобнее, внутри себя, пусть и не признал бы, но он хотел взять лиса на колени, как домашнего питомца. Единственное существо во всем замке, приносившее ему облегчение на данный момент. Отвлекавшее от мыслей и привносившее толику уюта.
Зверек же ткнулся большеухой головой в протянутую ладонь, позволяя себя гладить, согревая пушистым мехом уже всего лишь прохладные руки криомага. Осторожно развернул одно ушко, проверяя, достаточно ли вокруг тепло, и, решив, что не достаточно, снова прижал его к голове, задев кончиком запястье Эйнара. Чуть осмелев, ступил лапками на бедро шведа – шерсть на подушечках, это, конечно, хорошо, но от льда спасает весьма не надолго, а сам леарджини хотя бы живой, скоро потеплеет. Самым правильным, наверное, было бы вернуться к своему лудэру да поглядеть, как он там справляется с новостью о наставничестве, но все, что чувствовал Балгайр со стороны Элиаша – это беспокойство и остатки чувства вины за свою оплошность. Именно потому, что ничего необычного в этих ощущениях не было, лис решил остаться и продолжить свою дипломатическую миссию.
И выходило прекрасно. Юноша расцветал на глазах, тихо рассмеявшись от мимолетной щекотки. Почесал лиса меж ушками, и даже, аккуратно подхватив на руки, водрузил фенека к себе на колени. Правда тотчас же отпустил, не уверенный, что имеет право на столь фамильярное обращение. Впрочем, от того, чтобы его гладили, зверек явно не отказывался, а сам криомаг только рад был вновь коснуться мягкой шерсти.
Ему вспомнились огромные собаки дома, охранявшие двор. Их никогда не пускали за порог, играть с ними тоже почти не позволяли. Лишь иногда, когда отец отлучался по делам, а мать садилась прясть шерсть. Собаки больше походили на прирученных волков, а кто-то говорил, что это они и есть. Выловленные еще щенками в лесу и привезенные ко двору. Эйнар не знал, так ли это, но мальчику становилось не по себе, когда он проходил мимо.
В память врезалась и другая картина. Морозное утро, заставляющее с силой сжимать пальцы, чтобы хоть как-то согреть немеющие ладони. Стылая тишина, иногда прерываемая отголосками, доносящимися со стороны основного массива селения. Жили они почти на отшибе, владея многими землями вокруг. Солнце пробивалось рассеянными тусклыми лучами сквозь навес серых туч по небу.
Он уже не помнил, зачем вышел во двор. Помнил лишь пар от дыхания в воздухе, едва заметный мелкий снег, серебристыми и, когда прорезались лучи солнца, золотистыми пылинками, поблескивающими на свету. Мороз щипал кожу на лице, заставляя непроизвольно жмуриться и кутаться в одежды. Помнил возню собак по правую руку от себя. Звери толпились рядом,  утробно ворча и лязгая клыками. Мощные челюсти рвали куски мяса на земле, окрашивая снег в розоватый тон. Тогда он заворожено смотрел, не в силах сдвинуться. Представляя, а что же будет, окажись на месте корма он.
Леарджини отогнал воспоминания,  коснувшись тонкой, маленькой лапы зверька.
Лисенок нисколько не обиделся на фамильярность блондина и только устроился поуютней на его коленях – все теплее, чем на обледеневшем полу. Ласку малыш принимал благодарно, потешно шевеля ушками-локаторами, пока те совсем не замерзли, ловя чужие пальцы лапками и норовя потереться мордочкой. Наигравшись, фенек повозился, пытаясь найти такое положение, в котором можно было бы сохранить больше всего тепла, но тут наткнулся лапкой на что-то, показавшееся ему почти горячим. Оказывается, большеухий фамилиар случайно «растрепал» рубашку криомага до самого тела и теперь уперся лапой ему в живот. Не долго думая, пустынный лис залез под ткань целиком, отогревая замерзшие ушки. Мех наверняка щекотал леарджини пузико, но Балгайр не уделил этому факту должного внимания. Чуть согревшись, проказник упрямо полез вверх по лисьей норе, пока наконец, кажется, не без помощи, вылез через ворот рубашки Эйнара, спрыгнул на пол и направился к двери, обернувшись в проходе. «Ну, идем?» - явственно читалось не только на мордашке, но даже в наклоне ушей и приглашающем движении хвоста.
Рассмеявшись, Эйнар легко потрепал фенека по холке. Выходка лиса его позабавила, вытеснила хмурые мысли, поднимая вверх планку настроения. Все казалось уже не столь мрачным, сколь в начале ночи. Он приспособится. Никуда не денется, да и всегда получалось, чем же этот раз особенный. Сможет найти общий язык с обитателями замка, привыкнет и к новоявленному начальству. Поможет заклинателю разобраться с новым для того миром – обучать кого-либо, в конце концов, куда лучше, чем бытие запасным средством борьбы с киндрэт.
Легко поднявшись с пола, криомаг запахнул рубашку плотнее, и отправился вслед за зверенышем. Первое знакомство с хозяином того вышло не самым удачным, но кто сказал, что это непоправимо.
======> Подземная гостинная

Отредактировано Элиаш Ильговский (2012-01-10 23:49:28)

+3


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Замок Семьи » Тренировочные залы