Киндрэт. Ночная жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Замок Семьи » Двор замка


Двор замка

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://lh4.googleusercontent.com/-tm4TZ3rl84Y/TWsCFmPK2UI/AAAAAAAAEA8/2CJ3YeVhhmI/s640/Gothic+House+matte-collage+detail1c.jpg

0

2

======> Комната Эйнара

Совместно с Матеушем

Выйдя от леарджини, Гвен пошла по коридору, изумленно качая головой. Кто бы мог подумать, что на свете бывают такие... уникумы. Эйнар впечатлил решительно всем, начиная от внешности (девушка не сразу поняла, что перед ней все-таки юноша), заканчивая интересами к высоким технологиями при столь древнем возрасте. Ему определенно больше двести - об этом говорило внутреннее ощущение и воспоминание, что рядом с действительно двухсотлетними вампирами чувствуешь себя иначе. Не такой ничтожной песчинкой.
Впрочем, Сплетающая быстро выбросила лишние мысли из головы и спустилась по коридорам, переходам и лестницам вниз, во внутренний двор.
Как не прискорбно было это признавать, но из комнаты лудэра Кошта почти сбежал. Мелькнувший следом фенек породил какие-то смутные чувства, но от преследования зверька Матеуш удержался. Его ждали во дворе. Тем более, вспомнив, что именно его там должно ожидать, Разящий мгновенно подобрался, даже воодушевился. Казни, конечно, не были его любимым занятием, однако....во двор Матеуш спустился очень стремительно, почти бегом.
Он застал Сплетающую, наблюдающую за работой подопечных, недалеко от внутренних дверей. Из широких досок почти сколотили помост, который должен был стать сценой грядущего спектакля. Она стояла спиной, не оборачиваясь, но по движению воздуха уловила, кто кто-то идет. Чувство присутствия подсказало, кто именно.
Кошта из чистого ребячества, мелькавшего иногда в его натуре, почти подкрался сзади, даже мысли приглушив, чтобы не быть замеченным.
- Здравствуй, Гвен.
Имя он произнёс на грани слышимости. Причём на грани слышимости киндрэт, стоящего вплотную. Чтобы услышать могла только Сплетающая.
Когда девушка обернулась, Матеуш поцеловал её руку, хотя если никого во дворе не было бы, он бы её обнял.
- Смотрю, приготовления уже почти завершены? - произнёс он, выпрямляясь, и вид и голос его сразу стали строже и сосредоточенней.
Она вздрогнула - не от того, что все-таки пропустила его. От шороха собственного имени. Оно звучало так редко вслух, что каждый раз напоминало гром среди ясного неба. Как ушат ледяной воды.
- Мати... - улыбнулась она, справляясь с нахлынувшими эмоциями, которые всегда вызывало ее имя. - Да, через час все закончат. Пойдем в сад? Там нет никого сейчас. Я думала с тобой посоветоваться.
Когда Сплетающая называла Разящего этим укороченным вариантом его имени, Кошта испытывал странное чувство. Определить его он пока не мог, но оно ему нравилось.
Он чуть удивлённо приподнял бровь - не каждый день перед ещё более редкой казнью, его совет требовался Даниэль.
- Разумеется, как пожелаешь.
Слова Матеуша как всегда были приторно вежливы, однако в них не было фальши - ведь по-настоящему он просто не умел фальшивить - так, лукавил только иногда. Кошта повернулся в сторону сада и замер, пропуская девушку вперёд.
Они прошли по дорожке вдоль массивной стены замка и свернули за угол, туда, где начинались клумбы. Со всех сторон небольшой садик был огорожен кустами дикого шиповника, создавая уютное укромное для задушевных разговоров. В вечерний час в замке было полно народу, но никто не нарушал покой этого тихого места.
Даниэль присела на широкую скамью и, глянув на стены замка, покачала головой:
- Меня терзает досада за то, что здесь объявился леарджини. Он и лудэр - величина непредсказуемая, а потому опасная. Наивно полагать, что оба с радостью откроют свои секреты. Вместе с тем, я вижу, что они принимают дисциплину в Семье. Однако не сомневаюсь в том, что они способны нанести серьезный ущерб.
Матеуш встал за спиной Даниэль и положил руку ей на плечо.
- На счёт лудэра я бы не волновался - для него здесь всё в новинку, пока он не разузнает всё о новом мире, в котором проснулся, он не станет рисковать. А когда узнает...можешь считать, что к тому времени он уже привыкнет к нам, может быть, даже привяжется. Что до леарджини - согласись, им будет сложнее создавать нам проблемы, если они будут официально друг за другом присматривать, не так ли?
Голос Мати как обычно сочился мёдом, однако это никогда не вводило Сплетающую в заблуждение - она была не из тех, кто попадался на этот тон. Гвен знала Мати лучше всех, она слышала не тон, но слова. К тому же знала, что с ней он никогда не играл в словесные баталии.
- Возможно... А возможно и нет. Поручить присматривать за лудэром одному из наших детей влечет больше пользы, ведь тонкое искусство пропаганды никто не отменял. Подспудно вводимая идеология - изо дня в день, мельчайшими намеками - поневоле отложится в неподготовленном к реалиям современного мира сознании. Впрочем, неумелое внушение способно легко настроить против нас, - молодая женщина чуть нахмурилась. - Эйнару не стоит ничего объяснять. Интересно будет узнать, что именно видит посторонний в замке. Думаю, он уже догадался об истинном значении охоты на него - да и пусть гадает, для чего нам птенцы.
Сплетающая все говорила и говорила и все исключительно о делах, как всегда. Они занимали всю ее жизнь, не давая ни минуты на что-либо еще. Временами казалось, что ни о чем, кроме планов и забот, девушка уже не способна вести разговор.
Матеуш слушал с вежливой улыбкой. Он знал, как много для Сплетающей значат дела Семьи. Однако для Разящего несколько большее значения имели дела самой Гвен. Да и не в его характере было додумывать проблемы, пока их нет даже в проекте. Поэтому он прервал почти печальные рассуждения Даниэль совершенно привычным жестом - обняв девушку за плечи, со спины, положив подбородок на плечо. Таким образом он обычно показывал, что дела никуда не денутся, а решать проблемы следует по мере их поступления. Выждав пару секунд молчания, Мати заговорил:
- Знаешь, Гвен, мне всё же кажется, что будет интереснее предоставить новеньких друг другу. Излишне навязчивое внимание, которое неизбежно, если мы приставим к каждому из них по "опытному и надёжному стражнику", может раздражать их. А будучи оба в равном положении - им будет и спокойнее и вместе с тем они будут неизбежно ограничены в своих действиях, ибо ни один из них не имет даже смутных прав покидать Замок. Ты ведь понимаешь меня? Что я хочу сказать?
На Матеуша иногда находило и он говорил смутными образами, в надежде что знающая его вдоль и поперёк Сплетающая, поймёт его правильно, даже если его выражения будут по сути слов своих ошибочны.
- Пусть будет так, - отозвалась кивком молодая женщина, не желая возражать. Да и нечему было. Гораздо больше занимал другой вопрос, который она не преминула озвучить: - Что делать с ними дальше? Нужно зорче хранить секреты. К тому же я сомневаюсь, что замок удержит джинна, если тот по-настоящему пожелает уйти. Что тогда? Мы не можем позволить им узнать местонахождение замка, а если они проболтаются кланам... С лудэра можно взять клятву молчать, но с леарджини такое не пройдет, - она осеклась и посмотрела на юношу, повернув к нему голову. - К черту обоих. Еще ничего не случилось, я... слегка устала, Мати. Прошлая ночь принесла много неприятностей. Семья допустила несколько ошибок, последствия которых ставят под угрозу все наши планы. После охоты на телепата мы вынуждены уйти в тень, затаиться. Потому что теперь из-за нескольких неофитов нас будут искать. Скрытность находится под угрозой. Мы что-то упустили, Разящий. Пробел в системе. Возможно, имеет смысл ужесточить дисциплину, но сделать это нужно так, чтобы наши дети не чувствовали себя в клетке, но стремились соблюдать ее сами. И показательная казнь станет к тому первым шагом.
Лицо Матеуша по мере слов Даниэль, становилось всё более строгим. Даже холодно-яростным. Он продолжал смотреть только вперёд - он никогда не смотрел в глаза Гвен в таком состоянии.
- Я давно хотел попросить тебя об ужесточении некоторых...условий. Ты знаешь, ещё до того, как вернуться в Замок, я отдал распоряжение проверить всех на наличие родни, которая может создавать нам проблемы - вроде тех родичей из ментов и фсб, - Мати невольно поморщился. - Уж прости меня за резкость - от таких...членов Семьи лучше избавиться... - Матеуш выпрямился, улыбнулся вновь беззаботно и протянул девушке руку. - Но хватит об этом - ты права - начнём с казни, кто знает, может пока этого будет достаточно...

+2

3

======> Комната Элиаша

Совместно с Даниэль

Она вложила свою ладонь в его и мягко направила к себе - всего лишь едва заметная просьба, чтобы он сел рядом.  Очень хотелось прислониться головой к плечу - от постоянных раздумий начиналась мигрень.
- Меня тревожит, что сразу две операции сорвались. Одних охотников остановил Эйнар, от других сбежал птенец-фэриартос. Беспокоит, что "спасатели"-даханавар почуяли рядом с ней старшего киндрэт, кажется, кадаверциана. Что он забыл ночью в Бергене, ума не приложу. Но более чем уверена, что клан псиоников уже знает от него о том, что их подопечные охотятся на фэри. С точки зрения кланов, такого не может быть, но поди объясни, что наши даханавар должны были не убить мастера фэри, а отбить у "ловчих"-тхорнисхов. Случайное стечение обстоятельств, а последствия не менее катастрофичны. Кстати, - она прикусила губу на мгновение, затем сказала: - Давай-ка вернем в замок Кристен и Алека. В свете всех этих событий им опасно оставаться в Ночной Столице.
Матеуш не привык выказывать свою привязанность вне закрытых комнат и потому жест Гвен его несколько удивил. Однако он безропотно сел рядом и замер, когда она положила голову ему на плечо. Комментировать её сомнения не хотелось, пересказывать неудачи - тем более. К тому же все знали отношение к этому Мати - он считал, что случай действительно катастрофичен и заслуживает траура, только если имела места непосредственная угроза жизни и здоровью Сплетающей - он верил в то, что Семья жива, пока жива Гвен, всё остальное восстановимо и решаемо. К тому же последние неудачи он воспринял не столько как опасность в будущем, а почти как личное оскорбление - потому что эти ошибки были вызваны недоработками в системе безопасности и некомпетентности некоторые подчинённых, - именно это и злило Разящего больше всего. Он с удовольствием оторвал бы головы всем провинившимся неофитам. Однако это было расточительно. И не вязалось с идеологией Семьи - это всё, что его останавливало.
- Кристен и Алек... - задумчиво пробормотал он, - а что они сами об этом думают? Ты же знаешь - я не люблю, когда все собираются в Замке и непосредственно возле кланов не остаётся приличных кадров. Оно, конечно, спокойнее, но не будет ли их исчезновение подозрительным? Ты ведь в курсе, как близко они соприкасаются с кланами. Да и фэри - не те киндрэт, которые имеют привычку исчезать.
- Они выполнят то, что им скажут, - пожала плечами та, слегка сжав пальцы Матеуша. - Кристен как раз от писаки и узнала о том, что он проболтался кому не надо, так что ей не нужно объяснять, что отзыв вызван необходимостью соблюсти скрытность. Ее птенец Алек - толковый малый, на рожон не лезет и заметать следы способен. Но если кадаверциан сообщил, что даханавар охотились на птенца фэри, то у Гранд Леди возникнут вопросы, а не завелись ли у нее в клане паршивые овцы или неучтенные души. Начнут проверять всех. Поэтому на время нашим киндрэт лучше вернуться домой. Сложится еще что-нибудь столь же неудачно... Мы не можем себе это позволить. Нам нельзя ошибаться. Только мелкие проекты, не привлекающие внимания, - Сплетающая усмехнулась. - Заодно и лудэр с леарджини не услышат случайно лишнего.
Матеуш тоже не удержался, и по саду рассыпался серебряный смех.
- Что ж, тут ты права. В таком случае пусть возвращаются. А что до лудэра и леарджини... - улыбка Мати превратилась в оскал предвкушения, - позволишь мне это невинное развлечение - сообщить криомагу, что он как более просвещённый в новом времени становится наставников лудэра? На время разумеется... - Разящий приобрёл неоспоримое сходство со змеем-искусителем и поцеловал пальцы Сплетающей.
Она улыбнулась ему.
- Это мне нужно спрашивать у тебя разрешений, ты же мой начальник, - мелодично рассмеялась Гвендаэль и глубоко вздохнула. - Ах, Мати, чтоб я делала без тебя. Ты незаменимый помощник и самый лучший друг на свете, о котором можно только мечтать.
- Друг? - Матеуш чуть насмешливо приподнял бровь и мимолётно коснулся губами виска Гвен. - К тому же, без меня ты бы, наверное, умерла от тоски! - гордо и безапелляционно заявил он, поднимаясь и потянув девушку за собой. - Идём же - а то нас потеряют и поползут всякие милые слухи!
Разящий изменился мгновенно, это был его своеобразный дар - что бы ни произошло, он мог в мгновение ока перевоплотиться из серьёзного и даже агрессивного тирана Разящего в совершенно беззаботного и легкомысленного, жаждущего развлечений Мати.
- Да пусть теряют, - с усмешкой отмахнулась та. - Начальство не опаздывает, оно - задерживается. И вообще, это мы должны за всеми бдить, а не они - за нами. Мати, - она остановилась и серьезно глянула на него. - Мне еще кое-что подумалось. Мы ввязались в опасную игру, начав действовать. Случиться может всякое. Мы молоды, да, но... Братьев и сестер у нас нет. Значит, сохранение обеих династий лежит полностью на наших плечах. Понимаешь, что я хочу сказать?
Мати понимал. Ещё как понимал. Собственно, он уже давно думал об этом, но не знал, что скажет Гвен, а спрашивать... откровенно боялся.
- Гвен... - голос Матеуша стал непривычно тих и почти робок, - я знаю, о чём ты... и на самом деле я... - собравшись с духом, Разящий обнял девушку и выдал: - я бы хотел связать свою жизнь с тобой, но решить можешь только ты...
В ожидании ответа сердце Матеуша отправилось в пятки.
Сплетающая удивленно отстранилась и посмотрела юноше в глаза. Она как-то забыла, что является, прежде всего, живым человеком, со своими стремлениями, печалями и радостями. И Разящий был точно таким же человеком. Быть может, его порыв и можно бы списать на молодость, ведь в 19 лет еще длится пора влюбленности. Сама Даниэль в его годах ни на кого не смотрела, отдавая все время подготовке к тому, чтобы занять место своего отца.
В голове сам собой возник вопрос, который она не так давно задавала себе в лабораториях асимана:
"Что, если для блага Семьи возникнет необходимость пожертвовать самим Разящим?"
Гвен поймала себя на том, что не хочет им жертвовать. Они идеально подходили друг другу, понимали даже не с полуслова - с полумысли. За всю почти пятисотлетнюю историю Семьи такого взаимопонимания не существовало между двумя главами, кроме, пожалуй, самих основателей. Однако никому не приходило в голову связать оба древних рода в один. Что из этого выйдет?
Как бы ни хотела она решать сердцем, отбросить интересы Семьи невозможно. Только если этот союз не повлияет в худшую сторону, можно думать дальше. Но не раньше. И каждый Разящий как никто другой знал, что любое решение подчинено данному закону, даже решение, касающееся личной жизни Сплетающего. Особенно Сплетающего.
Потому что без Матеуша Семья сможет продолжить дело, а без Гвендаэль она будет уничтожена.
Она это понимала. Нельзя сказать, что ее устраивало абсолютное сокрытие личности главы организации, однако нельзя не признать, что свой смысл в этом был. Не зная, кто именно стоит во главе, нельзя эту главу устранить. Отсечь голову. Поэтому, чтобы иметь хоть какую-то свободу, было придумано жить под другим именем и в другом качестве - в качестве помощницы Разящего. У него имелись и другие подчиненные того же ранга, так что если кто и замечал временами проявлявшееся особое внимание к Даниэль, то, как и Элиаш, все списывали на личную симпатию. Это же никто не запрещал.
Если объединить семьи, то им понадобятся минимум двое детей - чтобы назначить наследниками каждой династии, раздумывала Даниэль, порывисто прижавшись к Матеушу. Ее жест не был ответом, лишь выражением эмоций. Возможно, воспитывать их вместе даже удобнее, ведь не придется отвлекаться на заботы о постороннем муже, легче контролировать и вести дела. И в некоторой степени ее дети будут в меньшей возможной опасности - дети Разящего привлекут куда меньше внимания, чем дети Сплетающей. Правда, потом придется выдумывать, откуда у самой Сплетающей дети, но, учитывая, что глава всегда личность крайне скрытная, никто по идее не должен догадаться, кто те вообще.
Да, по первым прикидкам выходило, что данный союз вполне соответствует, не мешая, целям Семьи...
- Пусть так и будет, - шепотом промолвила Гвендаэль, мягко смотря прямо в глаза Мати. - Это не помешает тайне.
- Тайне? Не помешает... - Матеуш смотрел прямо и цепко, выискивая в глазах Гвен что-то, - но я хотел знать не это - это я знаю. Я хочу знать, что ТЫ об этом думаешь. Не Сплетающая, думающая об интересах Семьи, а Гвен - самое дорогое существо в моей жизни. Что ТЫ думаешь? Я не хочу, чтобы твоё решение было основано только на интересах Семьи, ты же знаешь...для меня важнее другое...
Мати замолчал. Он сам не заметил, что уже крепко держит девушку за плечи, а сердце его отплясывает джигу, мешая волнение со злостью на их положение. Никогда раньше он так не злился на тот факт, что она - Сплетающая, а он Разящий.
- Так и хочется послать все к черту и зажить нормальной жизнью, верно? - невесело усмехнулась она, не сводя глаз. А потом потянулась к нему и легко коснулась поцелуем, подалась всем телом, всей душой, не сдерживая себя и своих чувств, которые жили до того лишь глубоко внутри.
Сказать, что Матеуш обалдел, значит сказать, что над Хиросимой прошёл мелкий дождик. Разящий крепко прижал девушку к себе, словно намеревался с ней слиться, потом вдруг опустился на одно колено. Когда он поднял голову, на девушку уже смотрел самый обычный Матеуш - каким его знали все - с искрящимся взглядом абсолютно довольного жизнью молодого человека. Однако сейчас было в нём что-то новое - более твёрдое, что ли....
- Г... Даниэль, - яркая и безмятежная улыбка, - ты станешь моей женой?
Та стояла перед ним, держа свои ладони в его руках, с мягкой улыбкой глядя на него ласковым взглядом. Широкая улыбка с головой выдавала ответ. Гвен чувствовала себя моложе этак на десяток лет - беспечной, свободной. Счастливой. Украдкой посмотрев по сторонам, она заметила, что некоторые обитатели замка остановились, забыв, куда шли, и с откровенным изумлением таращились на коленопреклоненного Разящего - зрелище небывалое, что ни говори. Вид подчиненных насмешил девушку.
- Да, - кивнула она, заливаясь веселым смехом. - Конечно, стану, Мати!
Матеуш тоже заметил случайных зрителей и, счастливый озвученным согласием до невозможности, подхватил девушку на руки и закружил, весело улыбаясь. Потом поставил невесту на место, порывисто поцеловал и, чем намеревался окончательно выбить почву из-под ног зрителей - озорно показал вышеозначенным язык.
Руку Даниэль он не отпускал.
- Пойдем, - она помахала рукой и обняла юношу за талию. - Теперь разговоров в замке хватит на месяц. Как раз найдется чем заняться, пока мы ложимся на дно, - Сплетающая указала вперед, когда она вновь вышли на основную часть внутреннего двора, и недобро прищурилась. - Кажется, все готово.

+4

4

Помост и сооружение на нем действительно закончили. Склонив голову, Даниэль взирала на массивную конструкцию, которая в скором времени станет орудием казни. Сторжа всячески оберегали от знания о собственной участи, но кто знает, что он мог успеть разнюхать?
- Хорошо, - кивнула она, вновь повернувшись к Матеушу и тепло взглянув на него. - Кажется, ты хотел навестить лудэра и леарджини. А я велю Кристен и Алеку возвращаться домой. Как только они прибудут, закроем замок и начнем... наше маленькое представление. Готовься войти в роль беспощадного тирана, - она тихонько хихикнула, нисколько не переживая от того, что через пару часов свершится по ее приказу.
Поцеловав Мати на прощание, Даниэль прошлась по двору, отловила Линду и передала ей, что-де Разящий хочет видеть Кристен и ее птенца в замке. Линда кивнула и сразу достала телефон, принялась названивать обоим упомянутым киндрэт. Сплетающая же вернулась в замок и проследовала крайне мало кому известным путем в одно из скрытых помещений, чтобы убедиться, что и там все готово к предстоящему спектаклю.
Это была еще одна тайна. Никто не знал, как выглядит глава Семьи, но видеть ее присутствие имел право. Поэтому на официальных мероприятиях за происходящим неизменно наблюдала фигура с центрального закрытого балкона над главными дверями. Нужно было удостовериться, что подставная "глава" готовится исполнить свою роль.
Все шло по плану, и Даниэль спокойно вернулась во двор. Пока еще имелось время, можно проверить, как там пленник. С этой целью девушка спустилась в подземелье. Писака-наркоман спал, забывшись полубредовым сном, и молодая женщина не стала ему мешать. В конце концов, очень скоро он заснет веччным сном.
Снова оказавшись во дворе, Сплетающая позволила себе устроиться в саду, продумывая ход предстоящего мероприятия. Время от времени кто-нибудь приходил, что-то спрашивал или выяснял, но было видно, что случайных собеседников интересует прежде всего сцена, произошедшая между ней и Разящим с полчаса назад. Кажется, эта новость затмила даже готовящийся спектакль.

0

5

После произошедшего Матеуш почувствовал себя несколько...старше что ли. Согреваясь от улыбки Даниэль, Мати наверное только после её слов вспомнил о том, что где-то в недрах Замка бродят двое новеньких, которых просто жизненно необходимо свести. А уж какое от этого можно получить удовольствие.
Матеуш невольно расплылся в улыбке, которую можно было назвать в равной степени предвкушающей и садистской.
Повидать ледяного джинна Разящий хотел давно. Он только слышал о тонкой и одновременно божественной красоте джинна - слух о его красоте и изяществе зашелестел по Замку, подобно снежной крошке, как только тот покинул свои покои и направился куда-то по коридору. Там его и заметили. С полом правда таинственного создания многие определиться не смогли, но тем было занятнее, ведь Мати доподлинно знал, что это мужчина. И Разящий просто жаждал повидать это чудо природы.
Кому-то возможно его интерес к Леарджини мог показаться нездоровым. Особенно в виду наличия прекрасной невесты. Однако те кто знал Разящего хотя бы немного дольше необходимого, прекрасно понимал по какой причине так загораются глаза Мати и с каким замиранием сердца он порой смотрел на красивых людей. Некоторые  находили его внимание непристойным. Однако Матеуш никогда не смотрел на красивых людей или киндрэт со страстью, которую легко можно было заподозрить в его взгляде, словах и жестах. На самом деле ответ крылся в образовании Матеуша. Много лет он изучал искусства. История искусств занимала его едва ли не больше занятий с холодным оружием и политикой. И вскоре его взгляд на мир превратился во взгляд критика, любителя искусств, а не просто молодого человека со свойственным интересом к противоположному полу. Мати смотрел на людей и киндрэт как на произведения искусства. Не больше и не меньше. Он восхищался линиями силуэтов, гармонией черт, цвета, жеста - ничего низменного или интимного в этот момент ему совершенно не было свойственно. Поэтому он только смеялся тому, как некоторые люди презрительно косятся на то, с каким детским обожанием Разящий восхищается кем-то. А он просто не умел скрывать своё восхищение перед статуей Ники Самофракийской или картиной "Сафо и Фаон", перед которыми он мог стоять часами. Так же часами он мог любоваться красивым человеком или слушать чью-то талантливую игру.
Вот и сейчас - в нём во весь голос кричал критик, желающий посмотреть - так ли прекрасна картина, о которой самые взыскательные зрители отзываются с таким восхищением?
Послав невесте нежный прощальный взгляд, Матеуш вежливо кивнул остающимся и отправился на поиски шедевра от Леарджини.

---- > Тренировочные залы

Отредактировано Матеуш Кошта (2011-10-06 11:34:13)

0

6

---- > Тренировочные залы

Совместный пост с Даниэль

Матеуш вернулся как раз вовремя. Утолив свою жажду прекрасного, было самое время утолить жажду власти. Пусть это будет названо именно так. У площади собрались все, кто мог и должен был присутствовать. Даниэль стояла у гильятины. Разумеется, она заметила Разящего ещё издалека. Мати хотелось верить, что это её поддерживает. Поспешно стерев глупую довольную ухмылку, на помост ступил уже невозмутимый и строгий, как прокуратор Иудеи, господин Кошта. Половина подчинённых резво вспомнила, что именуется он так же часто "мессиром". Вид у Матеуша сейчас очень к тому располагал. Подойдя к своему месту, Матеуш поклонился ровно на столько, как следовало, приветствуя присутствующих. Сплетающую он, конечно, старался не выделять, но поклон ей получился ниже. Надо полагать, все списали это на недавнее признание.
Бледнее обычного лицо Даниэль слабо сочеталось с ее блестящими глазами. Она явно чувствовала волнение - то ли предвкушая грядущее событие, то ли раздумывая над тем, как все должно пройти. Сейчас у гильотины кроме них с Матеушем стояли двое тхорнисхов, которые проверяли все в последний раз.
Взглядом задержавшись на лице Разящего, Сплетающая украдкой глянула на двоих киндрэт, давая понять, что хочет поговорить наедине, но негоже ведь простой помощнице отпускать подчиненных в обход начальства.
Поймав взгляд Даниэль, Мати как будто недовольно взглянул на часы, поморщился едва ли не напоказ, всем своим видом показывая подчинённым, что и без этой, несомненно, важной казни забот о благе Семьи у него не уменьшилось. Чертыхнулся невнятно на тему "нашли время" и обратился к Даниэль, чуть громче чем следовало.
- Даниэль, ещё одно дело надо решать срочно. Пока проводится окончательная подготовка, хочу тебе поручить кое-что. Отойдём, чтобы не мешать?
- Да, конечно, - кивнула девушка, улыбнувшись. Улыбка специально получилась немного натянутой. Дав себя увести, она спустилась вслед за Разящим с помоста и отошла за него, к одной из каменных стен, где выжидательно и вопросительно подняла взгляд.
- Ты подумал, что скажешь нашим детям? - спросила она на гвенмате. Со стороны по интонации казалось, будто она всего лишь поинтересовалась, что же именно хочет поручить ей пан Кошта. Под детьми, разумеется, подразумевались обитатели замка.
Такого вопроса Кошта откровенно не ожидал. Хотя просто потому, что не имел привычки заглядывать так далеко. Гвен знала это, но всё равно спросила. И, конечно, Мати растерялся. Хотя виду и не показал.
- Тебя уже волнуют подобные вопросы? Не рановато? - Матеуш хотел улыбнуться, по в итоге получилась какая-то злобная ухмылка. Поспешно стерев её с лица, он постарался поправиться. - А что нам говорили наши родители? Или ты считаешь, что наша ситуация так уж необычна? А ведь нашим предкам ещё приходилось скрывать многое от супруг и супругов и при этом не скрывать от детей. Ты же понимаешь - нам будет даже проще.
Сплетающая сначала удивленно воззрилась на него, а как дошел смысл сказанного, тихо рассмеялась.
- Завести детей и в самом деле рановато, но я имела в виду не это. Всего лишь тех, кто живет с нами под одной крышей. Тем не менее, если считаешь, что не рановато... - девушка лукаво взмахнула ресницами, но тут же постаралась принять серьезный вид. - Толпа во дворе ждет от тебя речи, Разящий. Все хотят знать, чем же Сторж насолил Семье, тогда как заказ на книгу он выполнил безупречно. Наши подопечные встревожены, а особенно те, которых ты привез с собой, и Линда. Они подавлены и боятся, что суровая участь постигнет их самих.
- Цшш... - то ли цыкнул, то ли зашипел Кошта, одним жестом ероша свои волосы. Этого он боялся больше всего - первая настоящая казнь, а он ведь даже не представляет что сказать?! Как можно умудриться не напугать всех и при этом объяснить, чем же писака им всем насолил? Тем более что в данный момент, сбитый с толку Матеуш и себе-то толком не мог объяснить всех причин казни... Окончательно запутавшись, он едва ли не умоляюще посмотрел на Даниэль. - Вообще-то я как обычно понадеялся на тебя. Лично я бы его казнил молча, - на губах Мати появилось нечто напоминающее нервную усмешку.
Девушка пронзительно посмотрела ему прямо в глаза и тонко улыбнулась. Они стояли полубоком так, чтобы никто не видел выражения их лиц, что было на руку.
- Если вспомнить, что затея исключительно моя... Конечно, думала. Скажи исключительно о Сторже. О доверии, ему оказанном, о задаче, на него возложенной, о том, как он согласился ее выполнить и выполнил. А затем расскажи о том, что передала в отчете Кристен - о родственнике из органов, которому писака по пьяни проболтался. Добавь живописное описание встречи с... как его там звали? Капитан Суров? Вот с ним. Нагнетай повествование, держи слушателей в напряжении, но обойдись без пафоса и лишнего драматизма. Будь строгим и раздосадованным. Мол, смотрите, какому человеку мы доверились, какой нас предал. Ведь Сторж не мог не знать о том, как важно держать в тайне все, что связано с Семьей. Вот так плавно перейдешь к чтению морали, напоминая всем о правилах безопасности и о том, как опасно не продумывать последствия своих действий. О провинившихся вампирах не упоминай вовсе. Даже не смотри на них - скользи взглядом, как по пустому месту. Они без того будут ловить каждое слово и, поверь мне, сочтут твою проповедь обращенной к каждому из них лично. Раз провинившись, да еще так сильно... Они вылезут из кожи вон, чтобы загладить вину. Теперь они точно пойдут на что угодно.
Матеуш слушал вполуха. На самом деле его просто успокаивал голос Сплетающей. Вносил ясность в мысли. Теперь он мог прямо сейчас шагнуть к помосту и зачитать речь не хуже печально известного, но крайне талантливого по этой части, Гитлера. Однако шестое чувство подсказывало Мати что это не всё, о чём хотела поговорить Гвен до казни. Он кивнул её словам и склонив голову к плечу, внимательно всмотрелся в глаза девушки.
- Это ведь не всё, что ты хотела обсудить?

0

7

Совместный пост с Матеушем

Даниэль задумалась. Кто бы знал, как ей хотелось самой произнести речь, полную горечи и смирения перед лицом необходимости. Но нет, это должен сделать Мати. Все та же треклятая конспирация, которая в последнее время отчего-то стала особенно раздражать.
- Я подумала о телепате. Его выведут из строя - но надолго ли? Расчет на то, что некий неприятный компонент помешает вылечить его кадаверциану, но ведь нужно предусмотреть любые варианты. Единственными, кто мог исцелять помимо некромантов, были лудэр, уничтоженные очень давно. Хотя ничто не мешает думать, что кто-то из них мог уцелеть. В таком случае, наличие "Могильной гнили" их здорово подставит. А заодно и асиман - они ведь ведут научные разработки, в том числе, и тех, что касаются биохимии. За примером далеко ходить не надо - нашего штатного "безумного ученого" обратили ведь именно по этой причине. Все это нам на руку, безусловно. Но, - девушка посерьезнела. - Кроме телепата угрозу представляют другие вампиры, способные сработать не хуже детектора лжи. Эмпаты. Сенсоры. У даханавар, без сомнения, таковые есть и, если верна добытая информация, у грейганн тоже. Их тоже надо вывести. Даханаваров придется вылавливать: в свете недавних похождений в их резиденции псионики на взводе и подозревать должны всех. А волки... кто знает, где они бродят? Они живут в лесу, и к ним не подобраться незамеченными. Нужно искать способ выловить их сенсора в городе. Как выловили оборотней в Северной Столице. И это нужно провернуть до того, как мы заляжем - в ближайшую ночь либо в остаток этой.
О телепате вспоминалось не иначе как с гримасой отвращения. Дарэла Матеуш откровенно не выносил. Ненавидел и презирал. Остальным владеющим телепатией от него неизбежно за компанию доставалась изрядная порция этого самого отвращения. Лишь воспитание не позволяло Разящему проявлять свои чувства столь откровенно.
Даханавар и, как ни странно Грейганн - два клана, доставлявшие больше всего беспокойства.
Мати сам не заметил, как в раздумьях положил ладонь на голову Даниэль. Очнулся только спустя пару секунд, заметив её взгляд. Поспешно отнял руку и  отдёрнул своё вечное пальто.
- Если с телепатом вопрос решится удачно, то можно будет всерьёз взяться за блохастых, - Мати словно  сам не замечал, как называет носящих шкуру, однако он замечал и никогда не позволял себе подобного обращения по отношению к "семейным" грейганн, - раз получилось в Северной, то получится и у нас. В конце концов с ними всё же проще решить вопрос, чем с теми же Даханавар...
Матеуш замолчал. Мыслями он уже стоял на помосте и говорил речь. Сегодня всё-таки слишком насыщенный день - Разящему всё меньше удавалось контролировать себя. Он устал, а когда Мати уставал, то становился чересчур резким.
- Клановые оборотни отличаются от наших, - дипломатично возразила Даниэль. - Здесь, в замке, грейганн учатся оставаться людьми. Но клановые - настоящие дикие звери. В бою они самые настоящие бешеные твари. А бешеных тварей подлежит убивать, - девушка безразлично пожала плечами.
Она мило и холодно улыбнулась Разящему, хотя улыбка была обращена не в его адрес, а к ситуации в целом. Отстранившись, Сплетающая кивнула на орудие казни и покинула помост. Дойдя до противоположной стены, возле которой, собственно, и соорудили помост, она открыла неприметную дверь и спустилась по лестнице вниз, в низкую каморку за решетчатым проемом. Два тхорнисха ее пропустили и отошли, не мешая разговору.
На низкой лавке под узким окошком, едва выглядывающим из-под земли, сидел, опустив голову, человек. При виде вошедшей он вскинулся и уставился на нее, но не проронил ни слова, хотя очень хотел. Даниэль оглянулась, убедилась, что никто не подслушает, и приблизилась к пленнику. Тот заерзал, пытаясь поудобнее устроить скованные за спиной руки.
- С твоей стороны было неосмотрительно подставить Семью, Сторж. Линда ведь предупреждала тебя о том, как важно сохранять секретность. Это не прихоть, но суровая необходимость.
Писатель все так же молча сверлил взглядом молодую женщину, зачем-то явившуюся в место его заточения. Даниэль снова оглянулась и заговорила тише:
- Отрадно, что средство действует. Ну-ка, скажи что-нибудь.
Человек только все так же испепелял ее взглядом. Протянув руку, Даниэль открыла ему рот и убедилась, что химический состав тому в самом деле не дает произнести членоразделительно ни звука.
- Ты наверняка задаешься вопросом, в какое дерьмо вляпался, - отпустив его, потерла запястья она. - Откуда у нас столько людей, вампиров, оружие, препараты. На это нужна прорва денег, но и Семья существует не первый год. И даже не первый век. Мы хорошо умели скрываться, - она чуть наклонилась к нему и прищурилась. - Пока ты не сдал нас военным.
"И пока идиоты-неофиты не выдали себя с потрохами, однако это уже другой вопрос".
Девушка кивнула на маленькое окошко, сквозь которое просачивался узкий луч света от фонарей, установленных во дворе, и луны.
- Сторж, ты должен умереть, - при этих словах писака бешено дернулся, но Даниэль проворно отскочила. За проемом зашевелились вампиры, которым те сделала знак пока не вмешиваться. Извлеча из складок юбки "Вереск", она наставила оружие на мужчину и покачала головой. - Не нужно торопиться. В ближайшие полчаса ты нужен мне живым.
Что-то в словах помощницы Разящего заставило писателя широко раскрыть глаза. Он подскочил было к ней, потерял равновесие и едва не рухнул, но устоял. Замерев в двух шагах от нее, Боржак по-новому взглянул на собеседницу. В его глазах мелькнуло осознание. Что называется, дошло.
Даниэль все с тем же беспристрастным выражением на бледном лице, кивнула, отвечая на его догадку. Не опуская пушку, она по-прежнему тихо сказала:
- Ты не оставил мне выбора, - после чего махнула охране, и те выпустили ее. У человека не нашлось сил, чтобы метнуться к решетке за ней.
Спрятав "Вереск", Сплетающая бросила тхорнисхам: "Ведите" и стремительно поднялась наружу, а затем на помост, возвращаясь.
- Все готово, - объявила она Матеушу. - Он ничего не скажет, не сорвет представление. Действуй, Разящий.
Матеуш незаметно перевёл дыхание и шагнул на помост. На площади стоял тихий шорох голосов - все знали что сейчас будет, но никто ничего не делал. И все боялись лишний раз нарушить шорох чересчур громким голосом. Мати вышел к самому краю и обвёл площадь взглядом полным тоски и требования долга.
- Друзья мои! - обратился он ко всем сразу, голос его, усиленный продуманной акустикой двора, заискрился над головами присутствующих, заставляя шорох стихнуть. - Все вы знаете, зачем мы здесь, - жест в сторону гильотины. - Все вы задаётесь вопросом - зачем? Почему именно этот человек? Что ж, вы должны знать. Этот человек, - точно такой же жест в сторону писаки, - подставил всех нас под удар. Он нарушил главный закон выживания Семьи - разгласил факт её существования.
Матеуш замолчал, всего на несколько секунд, давая осознать и слегка напрячься всем присутствующим. После чего продолжил тише и печальнее.
- Все вы слышали о недавнем столкновении с кланом Даханавар. Наверняка вы слышали и о том, с чего всё началось и кто от этого пострадал, - ещё одна пауза, и взгляд Разящего почти случайно касается выживших птенцов. - Уверен, что все вы прекрасно понимаете, почему это произошло.
Разящий замолчал и повернувшись, прошёл по помосту и остановился в каких-то миллиметрах от Сторжа, смотря на него сверху вниз, однако таким образом, что каждый на площади прекрасно видел его печальный взгляд.
- Этот человек предал всех нас. Он обманул наше доверие, и мы не можем позволить ему жить. Пощади мы его - он предаст снова.
Разящий вновь обратил свой взор на площадь. Глаза его горели, а особенно зоркие могли бы рассмотреть в них влагу скорби от вынужденной жестокости.
- Его смерть взамен спокойствия для всех нас. Это жестокая, но необходимая мера, - Мати говорил так, словно ему было больно лишать человека жизни, но интересы его подопечных - коими в сущности являлись все жители Замка - были для него важнее и ради их защиты он готов идти на варварство и жестокость.
Кошта застыл - словно воплощение возмездия и скорби одновременно - и, выдержав паузу в несколько секунд обернулся к давно готовым ребятам у орудия казни.
- Начинайте. И пусть все знают, что Семья надежно защищает своих детей.
В последней фразе не было и следа неуверенности, скорби и прочих "нежных чувств". Разящий буквально искрился уверенностью, силой и надёжностью гранитной скалы. Он уже показал, что у него тоже живое сердце, умеющее скорбеть, и теперь следовало просто напомнить, что он ещё и Разящий - со всеми вытекающими.

+1

8

Квартира Кристен

Уже захлопнув входную дверь, Кристен услышала, как в квартире раздалась долгая трель звонка. Секунду обождав в размышлениях, девушка вернулась и ответила на звонок. Слова Линды немного обескуражили ее, заставив ощутить секундную дезориентацию. Тело машинально потянуло в сторону выхода, требуя действий, мысли же сосредоточились на одной-единственной догадке – их вычислили.
- Сейчас же выхожу.
Перезвонила вьесчи и попросила прощения за отмену встречи, выразила благодарность за беспокойство, пожелав напоследок доброй ночи. На ходу спускаясь, набрала номер аэропорта, заказала билеты, предполагая что «птенец» присоединится к ней в скором времени. И не ошиблась: мысленный зов не заставил себя долго ждать, подтверждая сложившуюся традицию. Девушка не удержалась от улыбки. С Алеком работать было легко и приятно. Она всегда могла положиться на его собранность и надежность.
***
След от перелета стерся сразу же, как даханавар оказались в замке. Похоже, что тут что-то происходило, потому что кроме них с Алеком почти никого на пути не попалось. Тишина, нарушаемая лишь звуком быстрых шагов, была непривычной на взгляд девушки.
- Интересно, что они там за «веселье» затеяли? – обратилась она к своему ученику, но тот лишь пожал плечами, воздерживаясь от комментариев.
Вскоре Кристен и сама поняла что происходит: открывшаяся картина с гильотиной, заполнившими весь двор «семейными» и Разящим на помосте, указывающем на Сторжа, оказались красноречивее любых объяснений. Пристроившись в стороне, девушка слушала речь, холодно глядя то на писателя, то на Кошту, безмолвствуя в своем согласии с жестокостью принятой меры. Да, она предполагала иной вариант развязки, но этот, как ни странно оказался закономерней всех.
- Кстати, я не сказала тебе «спасибо» за помощь, - шепнула она, чуть повернувшись к Алеку. На ее губах мелькнула чуть заметная улыбка, немного не понятная в этом месте, где собирались казнить человека. Первого «семейного» на памяти Кристен.

Кабинет Сплетающей

Отредактировано Кристен Даханавар (2012-01-09 18:31:17)

0

9

======> Ночная Столица. Элитная квартира Семьи рядом с Серебряным бором

Когда Алек прибыл в аэропорт, выяснилось, что "мать" уже позаботилась о билетах. Птенец тут же мягко укорил ее за лишние траты, ведь сам собирался их приобрести. Кристен казалась немного встревоженной. "Сын" развлекал ее в дороге, пародируя известных актеров и деятелей искусства, заодно спуская пар и приходя в себя от передозировки от общения с феечками. Разумеется, сперва он рассказал Кристен о результатах эксперимента.
"Понятно, что случайностей не бывает, но почему заподозрили меня? - посетовал по связи мастер-птенец парень. - Самое обидное, что мне ради достоверности пришлось выпить ту же дрянь. Или эти фэри знают наперечет каждого даханавара? Ладно, будем считать эксперимент удавшимся, ведь иначе, если бы зелье не подействовало, им было бы не с чего подозревать меня. Такой результат тоже результат".
Наконец они добрались до замка Семьи. Вызвать машину оттуда в аэропорт не заняло времени, ввиду того, что одна-две и так находится поблизости как раз для подобных случаев. Убедившись, что приехали свои, Алек помог сесть Кристен и занял место рядом с водителем. Увидев громаду замка, наконец позволил себе расслабиться.
- Как хорошо вернуться домой. Доброй ночи, - поблагодарив воителя, он открыл дверцу перед Кристен - воспитания и галантности ему было не занимать. Удивило, что в коридорах, куда даханавар поднялись из подземного гаража, стояла тишина.
- Интересно, что они там за "веселье" затеяли? - задала "мать" риторический вопрос. Птенец только плечами пожал и открыл перед ней дверь, ведущую к одному из боковых выходов во двор.
Увиденное во дворе поражало. Алек, да, видимо, не только он, но и все собравшиеся, никак не ожидали увидеть грандиозное развернувшееся действо. На юной памяти парня, впрочем, книги по истории замка тоже не врали, ничего подобного никогда не случалось за всю почти пятисотлетнее существование организации. Даханавар видел растерянные, встревоженные лица собравшихся, подавляющее число которых составляли люди и молодые неофиты, как он сам. Те немногие старшие киндрэт, что присоединились к Семье давно, безмолвно наблюдали за происходящим.
"Это показательная казнь", - сказал "матери" парень, заметив и кивнув на группу неофитов, стоящих в стороне. Это были те, кого он видел на квартире в Ночной Столице - Тео, Ларри и Донал. Рядом с ними бледнее полотна застыла Линда, не сводящая полных слег глаз с...
- Ну, конечно, - тихо усмехнулся Алек, вновь обращаясь к Кристен. - Главное действующее лицо во всем представлении.
Разящий закончил речь. Даханавар невольно бросил взгляд на балкон, где, как ему почудилось, темнела неясная фигура. Как и другие, он знал, что с этого балкона обыкновенно наблюдала Сплетающая, и это были считанные разы, когда главу Семьи можно было видеть.

+1

10

Взвизгнуло и противно чавкнуло лезвие, упав с высоты. Даниэль отвернулась, не желая больше видеть свалившуюся в ведро окровавленную голову, и посмотрела на балкон. Темный силуэт ясно просматривался, девушка заметила, что многие нет-нет да поглядывают на него. Конечно, когда еще они смогут так близко созерцать главу организации.
В который раз Гвен задумалась о целесообразности и дальше поддерживать скрытность. Подобные мысли посещали и ранее. Да, личность Сплетающей скрыли, чтобы защитить ее, но от кого? От своих же подчиненных, которые верно следуют идеологии? Либо же от новых лиц, которые, подобно Эйнару, временами попадали в замок. Даниэль не сомневалась, что леарджини останется сам по себе: он слишком стар, чтобы пропитаться идеями господства в ночном мире. Насколько она успела его понять, джинну важнее всего собственная безопасность и, пока та будет обеспечена, нарушать установленный в замке порядок он не станет.
Но рано или поздно настанет момент, когда ему захочется покинуть эти стены... Согласится ли на еще одну поездку или предпочет уйти сам? А учитывая, что его приставили к лудэру - то и вместе с лудэром...
Гвендаэль не видела причины их обоих задерживать. Главное - соблюсти скрытность. Оберегать гостей от любой мало-мальски значимой информации. Объяснить, что им дадут уйти без проблем - только с условем, что джинн и лудэр согласятся на поездку. Не создавать друг другу проблем.
По правде говоря, девушка до сих пор не могла найти объяснения, почему согласилась принять Эйнара в замке. Уж точно не потому, что заботилась о спасении попавшихся тому "охотников" - при необходимости она бы пожертвовала ими, зато не выдала бы существование Семьи. Иногда Даниэль казалось, что некоторые поступки диктует интуиция... нужно ли было джинну появиться в замке потому, что ему предстояло сыграть здесь какую-то важную роль, соверщить значимый поступок? Пока неизвестно.
Не став дожидаться окончания, девушка, продолжая блуждать в мыслях, кивнула Матеушу и двинулась к одному из боковых входов в замок.
Позже по ее поручению к ней в кабинет позвали Кристен, Алека, Алексея Тхорнисх и Анхель.

======> Кабинет Сплетающей

+1

11

Начало игры.

-Сколько раз я просила предупреждать меня, когда работа требует дополнительной страховки? Нет, понятно, что  они мне платят, но жизнь мне таки дороже!
Анхель неслась по извилистым и узким дорогам на своем мотоцикле, возвращаясь с очередного поручения Семьи, в рюкзаке лежал весь отчет и некоторые интересные штучки, бережно завернутые в брезент. На груди у девушки красовались красочные царапины и раны, то ли от очень тонких лезвий, то ли от когтей. В очередном хранилище внезапно появившаяся прямо из воздуха тварь ну никак не хотела получать пулю в голову, поэтому девушке пришлось носиться по всей гробнице как псу за собственным хвостом, прежде чем тварюшка налетела девять раз на огрызок меча. Раны саднили и неприятно резались, но на всякий случай, Анхель себе уже ввела все необходимые по инструкции лекарства.
Показались острые уголки крыши замка, Анхель поддала скорости, перед ней едва успели открыть ворота. Круто развернувшись, с визгом и вонью паленой резины байк развернуло, он рыкнул еще раз и мотор заглох. Хель сняла шлем и встряхнулась, обводя собравшихся немного расфокусированным взглядом, под который попала и...гильотина? Тут???
-Нихрена себе у вас развлекалочки, дети мои! Только не говорите мне, что красное на лезвии-это не кетчуп? Ээх, так и знала, что нельзя на светофоре останавливаться, может, успела бы на сие непотребство.
Девушка перекинула рюкзак по удобнее и слезла со своего транспорта, откинув волосы назад. Ей дико нравился этот замок, возможно, такое мазохистское наслаждение от его обследования и блуждания по его коридорам получала она одна.
-Ну привет что ли, ребята, я вернулась. Нет, а правда, что случилось?
Хель расстегнула кожаную куртку, позволяя холодному воздуху блаженно охладить располосованную грудь.

0

12

Неугомонную расхитительницу гробниц Алек заметил сразу - да и кто бы не заметил шумную барышню, въехавшую на мотоцикле прямо во двор. Даханавар бросил взгляд на балкон - Сплетающая уже покинула место действия. Разящего во дворе тоже не наблюдалось.
"Лара Крофт вернулась, - мысленно хмыкнул Алек для Кристен. - Как всегда, эффектно и пафосно".
Усмехнувшись мысли, что Анхель здорово повезо не нарваться на начальство, парень не преминул ей об этом заметить, поскольку стоял все равно рядом и отлично слышал, о чем та спросила:
- Все настоящее. Казнили предателя, разболтавшего о Семье кому не надо. Безопасность замка под угрозой. Начальство решило устроить показательную казнь, чтобы некоторым самодеятельным личностям неповадно было впредь проявлять излишнее рвение, не согласованное с Разящим, - он оглядел ее с ног до головы. - С тобой-то что произошло?
Не то что бы Алек много общался с Анхель, но знал, чем та занимается, пересекались несколько раз. К тому же отношение между обитателями замка складывались теплые и дружеские, лишенные лишних церимоний. Вот и говорил даханавар так, как будто с неугомонной девушкой-археологом они давние приятели.
В этот момент к ним подошел Виктор - один из доверенных лиц Разящего - и передал всем троим просьбу Даниэль зайти к ней в кабинет.
- Надо так надо, - пожал плечами даханавар и снова критично оглядел Анхель. - Может, ты успеешь привести себя в порядок. Как прошла поездка-то? Успешно?
Затем, подхватив под руку Кристен, не став медлить, направился в замок.

======> Кабинет Сплетающей

Отредактировано Алек Даханавар (2012-01-08 18:12:07)

0

13

-Ууу, поганец. На меня еще намекать будешь, вот устрою я тебе,- прищурилась Анхель, но вслух ничего не сказала, только дернула уголком губ.
Байк был сдан под строжайшую ответственность в гараж, на ходу Хель попросила проверить тормоза и заправить, мол, утрудилась  ее скотиночка.
-Как все серьезно то, и много страху нагнали? Правильно, что казнили,- девушка перекинула тяжелый рюкзак через плечо,- Раз поймали за руку, хреновый из него был крот, вот мое мнение, если хотите. Инициатива, как говорится, сами знаете, что с инициатором делает...
Хель пошла вразвалочку, натруженные ноги гудели, но как приятно отдавался в ушах гул напольных плит, по которым стучали тяжелые горные ботинки археолога.
-На меня в хранилище тхорнисх накинулась какая-то дистрофично-маньячная тварь. Очень походила на Голума их Властелина колец, правда, в разы зубастее и быстрее. А так все отлично.
-С чего бы это нас на ковер вызывать скопом, я ведь еще даже отчет не сдала Даниэль. Сразу я никуда не поеду, мне надо выспаться!
Хель повела плечами, не хотелось ей срываться с места в карьер. Начальство начальством, но совесть тоже надо иметь, пока она не поимела...кхм...проехали.
-Нехай начальству будет стыдно за то, что они даже не предупредили меня, чья это шалашинка была в горах.

Кабинет Сплетающей

0

14

Закончив с казнью (Матеуш чудом удержался от термина "представление", который был бы куда уместнее и честнее), Разящий поймал взгляд Даниэль и изобразив на лице нечто похожее на скорбь крокодила, в последний раз обведя площадь взглядом полным отеческой заботы, завершил картину строго сжатыми губами и неспешно удалился.
Он устал. Он чудовищно устал. Особенно от этого представления. Матеуш хоть и вёл себя часто как взбалмошный мальчишка и пафосный актёр, но в глубине души он не терпел суеты и лжи. Куда больше его характеру бы соответствовало молчаливое убийство писаки руками человеческого наёмника без рода и племени, но...Но.
Однако, обязанности Разящего на сегодня были окончены. Кошта послал гонца к нескольким гостям Замка, чтобы те зашли к Даниэль и удалился к себе.

---- > Спальня Матеуша

0


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Замок Семьи » Двор замка