Киндрэт. Ночная жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Центр Столицы » Выставочный зал "Le Connaisseur"


Выставочный зал "Le Connaisseur"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://pix.timeout.ru/335466.png

0

2

Признаться честно, Алиса была достаточно ленива – ровно настолько, насколько это было позволительно богеме. После произошедших с ней пугающих событий рыжая фэри рассчитывала отдохнуть хотя бы несколько дней, дабы хоть как-то восполнить запас душевных и физических сил. А потому, вернувшись на квартиру и отдохнув в течении дня, девушка решила посвятить последующие дни занятиям, вполне достойным представителя клана Фэриартос. Например, пошляться по галереям. Или в очередной раз устроить велопрогулку по Столице. Или даже посетить какую-нибудь выставку. А уж если она проходит всего лишь два дня, и для последующего её осмотра придётся лететь в какой-нибудь Париж… Ух, это стоило того, чтобы её увидеть!
Не смотря на то, что Алиса уже столетия не видела дневного света, она со всей серьезностью называла себя жаворонком – редко кто из представителей рода киндрэт вставал также рано, как и маленькая рыжеволосая китаянка. Именно поэтому, когда девушка появилась в выставочном зале "Le Connaisseur", тут оказалось немало посетителей – вечер был в разгаре, и вряд ли кто из гостей желал бы ехать домой в столь ранее время. Казалось, маленькая девчонка легко могла бы затеряться среди взрослых людей – мало ли тут шастало студентов и школьников? Но фэри было сложно не заметить, как бы скромно они себя не вели.
На первый взгляд казалось, что А Цзы выглядит совершенно тривиально, не смотря на типично азиатскую внешность – невысокая девушка, которой по виду едва ли минуло восемнадцать, одетая в тонкую рубашку с короткими рукавами, изрядно поношенные джинсы и новенькие кроссовки, которые разве что не блестели в свете прожекторов, освещавших экспонаты. Дополнял образ внушительного размера фотоаппарат, с помощью которого Алиса фиксировала наиболее примечательные, по её мнению, детали выставки. Обычная студентка какого-нибудь художественного института. А потому многие из посетителей не могли понять, отчего же маленькая рыжая девочка частенько привлекает их внимание, притягивая взгляд, словно бы завораживая. Движения её были грациозными, плавными, а мимика просто завораживала… И тем сильнее был контраст с внешним видом Алисы, с её одеждой и поведением. 
Проходя по выставочному залу и останавливаясь у наиболее интересных экспонатов, А Цзы с удовольствием отметила, что других киндрэт на выставке нет. Не то чтобы она не хотела видеть никого из родственников… Быть может, ей просто хотелось ощутить полновесное одиночество. А люди никогда не могли его разбавить.
А между тем девушка медленно, но уверенно приближалась к своеобразному гвоздю программы – статуе египетского бога Сета, покровителя воинов и хозяина пустыни. Как Алиса знала, это божество не отличалось добротой, милосердием, и могло быть отнесено к разряду темных божеств, вопреки тому, что являлось помощником самого Ра, бога солнца. Впрочем, познания её на эту тему были далеко не так обширны, как хотелось бы маленькой фэри.
На данный момент вокруг статуи находилось до черта народу, и толкаться там сейчас было бы истинной глупостью. Поэтому, не желая портить себе удовольствие от просмотра выставки, Алиса решила пока что осмотреть повнимательнее всю остальную экспозицию, оставив самую вкусную её часть на конец посещения.

+4

3

======> Квартира Селестины Фэриартос

Вечер Селестина встретила  в прекрасном расположении духа. Отдохнувшая и выспавшаяся, девушка жаждала активных действий.
Луна заливала комнату мягким светом, играло радио, а сама фэри, с ногами взобравшись в кресло и взяв ноутбук, лазила по страничкам ночных клубов,  выбирая самую интересную программу.  Вот только ничего эффектного не попадалось, а толкаться в переполненном помещении девушке не хотелось.
- Не пропустите! Грандиозное зрелище! Прошлое возвращается, чтобы вновь напомнить о себе! Необыкновенная выставка! Самые знаменитые находки! Не пропустите! - объявило радио.
«Не пропустить что?» - прислушалась Селест.
- Только два дня выставочный зал "Le Connaisseur" будет принимать всех желающих! Только два дня есть у вас, чтобы погрузиться в удивительный и сказочный мир, узнав, как же жили люди раньше!
Девушка быстро вбила в поисковик название выставки. Оказалось, что интернет буквально гудит, все обсуждали экспозиции, строили планы, наперебой заказывали билеты.
«Кошмар! Такое популярное событие, а я не в курсе!»
Узнав, где будет проходить выставка, Селест принялась быстро собираться.
Не сказать, чтобы фэри была слишком уж ярой поклонницей египетской истории, куда больше девушку интересовали нынешние события, но оставаться в стороне Селест просто не могла. Это же все вокруг будут обсуждать статую Сета, хвастаться, как сходили в "Le Connaisseur", а ей придется молчать? Ну уж нет!
Да и к тому же,  вероятность встретить журналистов и фотографов в выставочном зале  была куда больше, чем в ночном клубе, а лишний раз напомнить о себе прессе никогда не помешает.
Накрасившись и накрутив волосы мелкими кудрями, фэри открыла шкаф.
- А вот и повод «выгулять» платье, - пробормотала Селест себе под нос.
Короткое коктейльное платье девушка купила совсем недавно и до этого момента ломала голову, куда бы его одеть. Струящееся, нежное, с трогательно открытыми плечами и расшитой бисером бретелькой через одно плечо, оно сразу же привлекло внимание фэри.  Легкая, струящаяся юбка до середины бедра соответствовала веселому настроение Селест, а зеленый цвет отлично оттенял ее глаза.
Покрутившись у зеркала и найдя свое отражение великолепным, фэри позвонила в  службу такси. Сегодня ей не хотелось брать свою машину, а ответившая девушка  заверила, что такси прибудет через десять минут.
Взяв сумочку и застегнув босоножки, Селест вышла из  квартиры и медленно пошла по ступенькам. Такси приехало даже быстрее назначенного срока и уже ждало ее.
- Добрый вечер. Куда вас отвести? - поинтересовался  водитель.
- В выставочный зал "Le Connaisseur", пожалуйста, - с улыбкой назвала она. - Знаете, где это?
- Конечно! Я сегодня, наверное, раз пятнадцать туда ездил! Все так хотят посмотреть статую, давно такого ажиотажа не было, - принялся рассказывать мужчина.
А фэри в очередной раз порадовалась, что так вовремя услышала о выставке.
За разговором пролетела дорога. Расплатившись, Селест вышла из машины и направилась к высокому зданию.
Таксист не обманул. В галерее в самом деле было полно людей. Все фотографировали, зарисовали экспозиции, ловили экскурсоводов, жадно выпытывая информацию. Увидев одну группу, которая только собиралась, девушка подошла к ним.
Несмотря на то, что Селест изначально была настроена скептически, выставка полностью ее захватила. Фэри даже не подозревала, что поездка окажется такой интересной.
Экскурсовод неспешно рассказывала, где и при каких обстоятельствах была обнаружена та или иная вещь, для чего предназначалась, как сохранилась.  Вот только люди все чаще косились на египетскую статую, желая в первую очередь увидеть именно ее.
Уступив их желанию, женщина повела свою группу к статуе.
Приходилось обходить других посетителей, и, отойдя в сторону, Селест увидела еще одну фэри.  Та в одиночестве стояла возле экспоната, с любопытством рассматривая его. Девушка показалась Селест знакомой, определенно, она видела ее раньше в особняке, но вот имя выветрилось из головы. Приветливо кивнув «сестре», Селест поспешила нагнать свою группу. Экскурсовод как раз принялась рассказывать, что же это было за божество и девушке не хотелось пропустить описание.

Отредактировано Селестина Фэриартос (2012-09-23 22:32:29)

+4

4

Припав на одно колено и наведя фокус на фреску, изображавшую плавание бога Ра по реке жизни, Алиса едва слышно щёлкнула камерой, после чего опустила фотоаппарат и бросила взгляд на результат своей работы. Надо сказать, получилось симпатично – немного ретуши, и будет конфетка. Хотя, безусловно, это нельзя сравнить с работами тех, кто пришёл в клан, зарекомендовав себя как настоящий фотохудожник. С другой стороны, каждому своё – далеко не каждый, например, умел травить байки также легко, как А Цзы, придумывая истории буквально на ходу.

Вместе с тем любопытная девушка продолжала следить за своей кровной сестрой, что с заинтересованным видом шествовала вместе с экскурсионной группой, внимательно разглядывая экспонаты. Перехватив её взгляд, рыжая фэри ответила на едва заметный кивок красавицы, улыбнувшись одними только уголками губ и вновь перевела взгляд на дисплей фотоаппарата. «Стоит чуть подрихтовать контрастность. Да и диафрагма резковата будет…» - занимаясь настройками, Алиса вспоминала о том, кем же являлась, по сути, эта ослепительная блондинка. В конце концов, знать всё о представителях клана Искусства – её святая обязанность.

Селестина Фэриартос. В миру носит фамилию ди Баллестро Беловцева. Брр, ну и фамилии у этих европейцев… Впрочем, звучит красиво. В клане девушка появилась совсем недавно, особенно по меркам А Цзы, давно утратившей чувство течения времени. В конце концов, для существа, живущего на этом свете более трех столетий, какие-то пять лет не могут считаться внушительным сроком. Да и разве это главное? Ведь самым выдающимся в Селестине, насколько помнила Алиса, был её потрясающий голос. И что самое главное, она до сих пор пела, в отличии от многих своих собратьев. Было чему позавидовать… И чему радоваться – А Цзы нравилось гордиться представителями собственного клана.
Покончив же с настройками фотоаппарата, Алиса запустила руку в сумку и достала оттуда второй объектив, упакованный в мягкий замшевый мешок. Продолжая возиться с аппаратурой, девушка начала медленно приближаться к главному экспонату. Сейчас, когда толпа посетителей схлынула прочь, словно прибережная волна, стало видно практически каждую деталь статуи Сета.

Исполненный скупо, однако старательно, вырезанный из цельного куска камня, этот монстр казался спокойным и уравновешенным… Но поразительно живым. Казалось, ещё немного – и это грубо сделанное, диспропорциональное тело дрогнет и оживет, бросится на гостей, жадно подминая всех под каменными лапами. Наверное, стоило бы ассоциировать Сета с кланом Асиман, идеологии которого была близка египетская мифология, однако при взгляде на вытянутую шакалью морду Алиса вспомнила совсем другое существо. Босхет! Призванный беталайс, верный слуга клана Кадаверциан. Не смотря на свирепость и бахвальство, что были характерны для потустороннего духа, он неуклонно чудился ей в каменной статуе древнего божества, воплощавшего в себе спокойствие и тихое ожидание перемен.

Едва поймав себя на подобного рода размышлениях, Алиса тихо рассмеялась, подтрунивая над собой. Однако, какая она неженка! Достаточно было оказаться раз в резиденции некромантов, как в каждом столбе ей начинают чудиться какие-то загробные сущности. «Глупая девочка», - не преминула укорить себя рыжая китаянка.

Уловив движение на периферии зрения, Алиса повернула голову и тотчас увидела перед собой Селестину. Как оказалось, группа её намеревалась завершать обход экспозиции, и девушка, кажется, решила не торопиться с уходом. Тем лучше.
Подняв фотоаппарат и наведя объектив на статую, Алиса чуть подалась назад и заметила едва слышно:

- Как по мне, такие монстры страшнее любых созданий из современных фильмов ужасов. Как считаешь? – не приходилось сомневаться в том, кому был адресован вопрос китаянки. Однако задан он был настолько тихо, что вполне мог быть проигнорирован. Или расценен как приглашение к разговору, посвященному вопросам египетской мифологии.

+4

5

Рассматривая статуи, девушка пыталась представить, какой была жизнь в то время…  Ведь прошло не так уж и много времени, по меркам истории, разумеется, но все полностью изменилось. Религия, культура, верования, обычаи, ценности… Разве могли люди, жившие в то время, знать, каким станет будущее через несколько сотен тысяч лет? Разве могли они предположить, что их боги окажутся забытыми и им на смену придет христианство? Разве могли они предположить,  что машины заменят колесницы, а здания будут достигать небес?
А ведь пройдет время, и мир Селестины тоже изменится. И все то, что ей кажется таким естественным и нужным, для людей будущего будет глупым и бесполезным. Интересно, какой станет мода? И какая музыка станет модной? Останутся ли популярными ее песни или же будут звучать тарабарщиной?
Хотя, чего собственно, гадать, когда она сможет собственными глазами увидеть новый свет! Ведь киндрэт не ограничены возрастными рамками, для них не существует понятия старость, а раз так, то им принадлежит весь мир!
На губах фэри появилась мечтательная улыбка. Девушка стала вампиром не так давно и по-прежнему во многом воспринимала себя как человека, не в силах избавиться от въевшихся привычек и взглядом. И думать, что впереди целая вечность, до сих пор было немного жутковато.   Впрочем, сейчас Селест решила не заморачиваться по этому поводу.  К чему гадать о будущем, когда настоящее в самом разгаре!
Фэри хотела было задавать экскурсоводу парочку вопросов, но его не оказалось рядом. Погруженная в свои мысли, девушка и не заметила, как экскурсия подошла к концу. Оглянувшись по сторонам, Селест увидела, что  часть ее группы увлеченно фотографировалась с экспонатами, а экскурсовод  стоит у входа, ожидая новых посетителей, рядом с ней же стояла только рыжеволосая девушка.
А фэри даже не заметила, когда «сестра» успела подойти к ней…
- Как по мне, такие монстры страшнее любых созданий из современных фильмов ужасов. Как считаешь?
- Трудно сказать, - Селест бросила взгляд на экспонаты. Статуи представляли собой  необычные сочетания челочевеского и звериного тела. Так, Бога Ра представляли как с птичьей головой и острыми когтями, а Сет напоминал собаку. Вызывали ли они страх? Вряд ли. Скорее  непонятное чувство, будто их создатель что-то напутал. Может, если бы боги были огромными и в самом деле смогли сделать все то, о чем рассказывал экскурсовод, девушка бы испугалась, но сейчас она чувствовала лишь интерес. -  Мне кажется, нет предела человеческой фантазии и фильмы ужасов еще не раз удивят и испугают нас.
- А почему они кажутся тебе страшными?  - спросила фэри, легко улыбаясь и более внимательно рассматривая девушку.
Когда-то давно, сразу после обращения, Селест ужасно переживала, не зная, как правильно держать себя с киндрэт, что говорить и как обращаться к ним. По виду все они были одного возраста с ней, а многие даже и младше, вот только кто знает, что скрывала их душа. Фэри часто приходилось слышать, что возраст человека легко определить по глазам, но видно, это правило касалось лишь людей, потому что глаза у всех киндрэт всегда горели. И не важно, было ли это жаждой крови или действий. Просто никто из обращенных не мог оставаться в стороне от жизни, полностью отгородившись от нее и выкинув все эмоции.
Вначале она держалась предельно вежливо, изо всех сил стараясь поддерживать светскую беседу, делая вид, что тоже многое уже знает о ночной жизни, но сообразив, что такая манера лишь смешит киндрэт, вернулась к прежнему стилю общения. Легкому и свободному, позволяющему вести себя так, как хочется самой.

+4

6

Офф: Пока не подтянулись Паула и Сульдис, немного вводного разогрева.
Народ в галерею только прибывал, несмотря на довольно позднее время. Сейчас это были в основном взрослые, школьники и студенты предпочитали посещать выставку днем. Первые - потому что ночью их не один нормальный родитель не отпустит, пусть даже и приобщаться к египетской культуре, вторые - потому что ночью у них находились более интересные дела. Но в целом, директор галереи не прогадал, когда связался с парижскими коллегами и привез выставку в Столицу. Даже несмотря на то, что по пути сюда египетско-месопотамскую коллекцию несчастья словно преследовали. То проблемы с бумагами, то с контейнерами для перевозки, то с транспортом... А под конец и вовсе пропал французский сопровождающий коллекции, так и не доехав до Столицы. Тем не менее, выставка все же открылась и теперь принимала посетителей.
Больше всего внимания, конечно, привлекала статуя Сета, найденная близ оазиса Бахария. На удивление хорошо сохранившая она была быстро вывезена французскими археологами и заняла достойное место в Лувре. Но, египтяне, видимо разозленные тем, что очередное их достояние осело во французском музее, в то время как каирский национальный музей является обладателем лишь тех "объедков", что оставили после себя европейцы,  прокляли статую Сета. С того момента, по словам французских коллег работников галереи, она приносит всем несчастья. То около этой статуи посетитель споткнется, то с сотрудником музея что-нибудь случится, то сигнализация, которая проходила рядом с тем местом, где стояла статуя, закоротит...
- Но, естественно, все это лишь нелепые совпадения. - Смеялись экскурсоводы, завершая свой рассказ. И люди, которых они водили, смеялись вместе с ними. Статуя шакалоголового сета и правда выглядела мирно, насколько вообще может выглядеть мирно древний бог разрушения и хаоса. Люди нескончаемым потоком текли мимо него, то задерживаясь, то проходя мимо, но никто не споткнулся, не упал, и вообще все было тихо и мирно. То и дело щелкали фотоаппараты, не одна А Цзы пришла сюда поснимать.
Группа Селестины продвинулась вперед, но та, отвлеченная соклановцем, уйти вместе с ней не успела. Фэриартос окружила плотная толпа новых экскурсантов и девушкам волей-неволей пришлось оставаться рядом со статуей.
Как оказалось, не все школьники предпочитали ходить на экскурсии днем, а может десятилетнего пацана с собой привели родители... По виду мальчишки сразу можно было догадаться, что он был совсем не рад такому обстоятельству. И решил себя развлечь. Пока взрослые с умным видом слушали экскурсовода, пацан, быстро оглядевшись, нырнул под бархатный канат, огораживающий статую от слишком близкого знакомства с посетителями, и на коленях пополз к ней. Ни экскурсовод, ни  люди как будто не замечали его маневра, хотя мальчишка был на виду. Селестина с А Цзы поначалу и сами не обратили внимание на нарушителя, но вот едва уловимое, но пробирающее до костей ощущение магической жути, почувствовали разом обе, но это и помогло скинуть шоры и увидеть мальчишку, почти коснувшегося статуи.

+4

7

К довольству Алисы, молодая Селестина охотно поддержала разговор, спеша ответить на едва слышный вопрос рыжеволосой китаянки. Ей было приятно внимание неофитки – порой заносчивые родственники начинали относиться к девчонке с презрением, мотивируя это внешним видом Алисы и её скромным, даже несколько флегматичным поведением. В противовес другим представителям клана Искусств, она была скромна и терялась на фоне братьев и сестер, словно воробей среди павлинов. Впрочем, некоторых вампиров привлекал в А Цзы именно этот нетипичный образ. А ещё – достаточно интересный, порой даже радикальный, лишенный стеснения взгляд на какие-то жизненные и философские аспекты. Вот и сейчас, встав с колена и отряхнув бриджи от невидимой глазу пыли, девушка бросила внимательный взгляд на Селестину.
- Трудно сказать. Мне кажется, нет предела человеческой фантазии, и фильмы ужасов еще не раз удивят и испугают нас. А почему они кажутся тебе страшными?
- Спасибо за «ты», - улыбка Алисы была мимолетной, едва заметной. Ей понравилось то, что молодая певица её не стеснялась. – Что же касается вопроса человеческой фантазии относительно сознательных и бессознательных страхов, то могу сказать – любой образ, вызывающий чувство ужаса, неизбежно завязан на символизме. Конечно же, ученые мужи не будут согласны с моей точкой зрения… Однако она моя, и я даже, представь себе, никому её не навязываю. Впрочем, как и любой уважающий себя человек, - тут она тихо хмыкнула, выражая сарказм относительно сказанной фразы, -  я имею некий запас аргументов, подтверждающих в какой-то мере мою наивную теорию.
Начав обходить статую по кругу и жестом пригласив Селестину следовать за собой, А Цзы медленно, размеренно начала говорить, словно рассказывая какую-нибудь старинную сказку. Сейчас, когда у неё не было необходимости торопиться, а рядом оказался внимательный слушатель, девушка вела себя подобно самой настоящей сказочнице. Ведь ей, увы и ах, давно не предоставлялось сколь-нибудь благодарного слушателя.
- Давай возьмем с тобой в пример бога, которого изображает эта пугающая статуя. По сути своей, кто он? Типичный антропоморф – соединение звериных и человеческих характеристик в едином создании, выглядящем, надо сказать, не очень удачно – слишком грубо сплетены между собой оба его начала. Почему люди так боялись его? Тому имелось несколько причин. Первая и самая ожидаемая – это предмет покровительства Сета, то бишь война и хаос. Люди не желают проливать кровь и жить на разоренной земле, и потому Сета боялись, а кое-где, говорят, боятся до сих пор. Но это только первый уровень страха, - тут фэри сделала волнообразное движение рукой, словно желая продемонстрировать визуализацию собственного восприятия. - Подчастую люди прикрываются им, не желая признаваться себе в том, что основа их ужаса, опасения, лежит в несколько иных, куда более тривиальных областях. И вот тут в игру вступает второй уровень страха – область изучения психологов, фрейдистов и других конченых потребителей бутиратов.
На данном примере можно сказать, что люди также опасаются звериной сути Сета, его близости к миру эмоций, первичному восприятию информации. Я полагаю, что страх этот основан на этаком парадоксальном стыде – человеку неприятно признавать, что он стоит поразительно близко к животным, затрагивая некоей частью собственного бытия отвратительный, рефлексирующий мир, в котором нет места высоким эмоциям. Нам, надо заметить, в этом плане легче – киндрэт являются в первую очередь хищниками, и потому мы живем не в единой человеческой сфере – наша жизнь словно протянута между различными уровнями восприятия одновременно. Это делает нас и хуже, и лучше людей одновременно. Здорово, правда?

Она жизнерадостно улыбнулась, словно отличница на уроке литературы. Со стороны они, пожалуй, смотрелись забавно – прекрасная дива и её верная фанатка. А между тем Алиса продолжала рассказывать, останавливая взгляд золотисто-карих глаз на собеседнице:
- Но есть и третий уровень страха. Может случиться и четвертый, и пятый – всё зависит от глубины личности и степени запущенности психологического состояния человека. Но чаще всего дальнейшие уровни являются сугубо субъективными величинами, которые могут касаться лишь отдельных людей. Впрочем, всё это глупости, не считаешь?..
Она прервалась на полуслове, застыв и вперившись в стоящую перед ней сестру пустым, стеклянным взглядом. Наверное, это смотрелось жутко – как будто у электронной игрушки вынули батарейки. Хвала богам, это было не так. Причиной столь странного поведения было колющее ощущение, возникшее где-то в районе солнечного сплетения. Что за чёрт? Ей не нравилось чувствовать этот странный комок под сердцем. Желая поскорее разобраться в причине столь странной реакции организма, А Цзы внимательно огляделась по сторонам, выискивая возможную причину проявления магического импульса.
Как назло, ничего необычного – всё те же люди с фотоаппаратами, вдохновленные экскурсоводы, скучающий персонал… Разве что шаловливый мальчишка, пользуясь моментом, решил пощекотать нервы себе и собственным родителям, путем нарушения элементарных правил поведения на выставке, что влекло за собой не самые приятные последствия. Алиса уже хотела было отвернуться от шалопая, предоставив его родителям возможность самостоятельно разбираться с непоседой, как тут её словно холодной водой облило: статуя! Мальчишка практически коснулся этой странной статуи! Не вполне отдавая себе отчет в собственных действиях, А Цзы рванулась вперед, едва ли не опрокидывая заграждения, после чего протянула руку и попыталась ухватить паренька за ворот свитера, крикнув при этом:
- Не трогай! Не трогай её, ни в коем случае не трогай! 

+5

8

- В самом деле, человеку свойственно изображать то, чего он боится.  Наверное, в какой-то степени так даже становится легче бороться со страхом, когда его можно показать всем, а не только держать внутри, - задумчиво проговорила Селест.
Конечно же, ученые мужи не будут согласны с моей точкой зрения… Однако она моя, и я даже, представь себе, никому её не навязываю.
- Каждый имеет право на собственное мнение. А ученые, если конечно, они на самом деле ученые, всегда готовы выслушать любое, пусть даже самое невероятное предположение. Ведь никогда нельзя знать,  где будет скрываться истина.
- Я имею некий запас аргументов, подтверждающих в какой-то мере мою наивную теорию, - проговорила девушка, а Селест подумалось, что да, в самом деле будет. И, пожалуй, даже сумеет отстоять свою точку зрения.
Селестине ярко представилась сценка, как Алиса, окруженная учеными в белых халатах, тихо и размеренно приводит все новые и новые доводы. Ученые поднимают крик, начинают спорить, ругаться, но потом им надоедает ругаться, и они начинают прислушиваться к тому, что говорит девушка.
Сама певица в подобных ситуациях  спустя утрачивала контроль, забывая о терпении и  принимаясь жарко отстаивать свою точку зрения, не дожидаясь, пока о ней вспомнят, а заставив обратить на нее внимание.  Но в отличии от нее, Алисе не была свойственна подобная импульсивность.
Конечно,  судить по-первому впечатлению  сложно, и девушка могла ошибаться, но вот интуитивно она чувствовала фэри именно так.   Да и в чем-то оценки Селест повлиял еще и вид сестры.  Очень молодая, с задумчивым выражением лица и взрослым, серьезным взглядом, она производила впечатление человека, знающегося, чего она хочет и знающего, как этого добиться.
Мягко улыбнувшись, отчего ее карие глаза  приобрели теплый оттенок, Алиса начала рассказ.
Давай возьмем с тобой в пример бога, которого изображает эта пугающая статуя. По сути своей, кто он?
Глядя на девушку, Селест почему-то вспомнила  свою преподавательницу по истории, Анну Николаевну. Тогда, теплым осенним днем, никому не хотелось учиться, и  все думали только о том, как бы поскорее пойти домой.  И когда в аудиторию вошла преподавательница, молодая девушка в строгом костюме и растерянным лицом, на нее никто не обратил внимание. Студенты продолжали общаться, строить планы на вечер, обмениваться записками.  Преподавательница между тем, даже не пытаясь навести хоть какое-то подобие дисциплины, заняла свое место на кафедре и начала лекцию. Ее тихий голос услышали не сразу, но когда услышали и вслушались… Повисла тишина.  У Анны Николаевы оказался талант рассказчицы. Она сумела настолько ярко и живо передать события прошлого, что равнодушным не остался никто.
Но если Анне Николаевне мешали волнение, то Алисе не мешало ничего. Было видно, что ей нравится рассказывать, нравится рисовать картины словами. И Селест с интересом слушала, не желая пропустить ни слова.  Надо сказать, рассуждения девушки заставляли  задуматься, давая возможность по-новому взглянуть на природу людей, киндрэт…
Размышляя над ответом, Селест мысленно перенеслась в древнее время, стараясь понять ту атмосферу. Множество загадок… Везде подстерегают опасности… Грозная природа, дикие звери и наблюдающие за всем боги… Поневоле почувствуешь себя  игрушкой в руках стихий… Жуткое ощущение!
Девушка повела плечами, пытаясь избавиться от пробравшей до костей дрожи, вот только ощущение дискомфорта усилилась. И вызвано оно было совсем не размышлениями.
Резко повернувшись к статуе, Селест увидела, как к ней тянется маленький мальчик.
- Стой! - воскликнула она, бросаясь к ребенку.
Девушка не знала, чем вызван ее порыв, вот только что-то подсказывало, что дотрагиваться статуи ни в коем случае нельзя.
- Не трогай! Не трогай её, ни в коем случае не трогай!
Только сейчас Селест заметила, что к мальчику кинулась не только она.
Перепуганная, сестра крепко держала ребенка, не отрывая взгляда от статуи.
И это фэри очень не понравилось. В голове сразу всплыло предостережение экскурсовода о том, что статуя проклята. Сказанное шуточным тоном, оно тем не менее  заставило нескольких людей отойти экспоната подальше.
Тогда Селест только посмеялась, но сейчас девушке резко стало холодно.  Слухи не берутся с пустого места. А кому, как не ей знать, сколько легенд на самом деле оказываются правдивыми.
Фэри пристально взглянула статуе в лицо, пытаясь разобрать ее эмоции.

+2

9

Не ожидавший такой реакции от двух незнакомых тетенек, пацаненок замер, втягивая голову в плечи, и безропотно позволил А Цзы и Селестине удерживать себя. Крики девушек подействовали и на людей. Они зашевелились, запереглядывались, экскурсовод одновременно с родителями мальчика дернулись к ним, и в это же время по всем залам галереи взвыла пожарная сигнализация. Как это всегда бывает, паника вспыхнула мгновенно. Родители выдернули мальчишку из рук фэриартос, и людская толпа мгновенно разделила их. Экскурсовод призывала всех успокоится, среди пестрой толпы замелькали куртки охраны, и в общей суматохи разве что Селест с А Цзы могли увидеть, как на мгновение в бесстрастных глазах статуи блеснули желтым. Хотя вполне могло статься, что это было лишь отражение электрического света. Тягостное ощущение исчезло, словно стертое резким воем сирены, словно его и не было. А тут еще и по громкоговорителю сообщили, что это был лишь сбой системы, и никакого пожара не было. Впрочем, паника успела сделать свое дело. Кого-то придавили, кому-то что-то сломали, за окнами выли уже сирены скорой помощи, люди продолжали нервничать, хотя уже и без паники покидали галерею.  Настроение у всех было испорчено и желания продолжать осмотр не было. Хотя хозяин галереи все равно не собирался ее закрывать. Именно поэтому никто не стал выгонять их из зала, служащие только попросили выйти за ограждение, чтобы они могли поправить его.
У одной из девушек на рукаве форменного пиджака виднелось темное пятно. Киндрэт могли почуять, что от него тянет кровью. И не только они. Когда служащая оказалась рядом со статуей, в глазницах вновь блеснуло желтым. На этот раз спутать с бликом от лампочки этот холодный блеск было невозможно.

+3

10

======> Особняк Фэриартос. Гостиная

Сульдис неуверенно вышла из такси и посмотрела на вознесшееся перед ней здание. Ее спутница, высокая брюнетка, мило щебетала, попутно рассказывая иностранке о русских нравах и привычках киндрэт Ночной Столицы. А заодно о том, какая интересная выставка открылась, и она, конечно, все-все переведет, объяснит и подскажет новенькой сестре. Мол, та даже не заметит, что находится за тысячи километров от родного города. Последнее предложение лишний раз напомнило Суль о покинутом доме, о Кристофе, Босхете, встрече с маэстро и сестрами в особняке кадаверциан, а заодно и о причине превращения в киндрэт. Об Антоне. Шведка старалась ничем не выдать грусти, но сопровождавшая девушка все равно заметила и защебетала еще пуще, извиняясь.
С немалым изумлением художница подумала о том, что ее историю знает, наверное, каждый фэриартос. От этого стало еще неуютней.
Возможно, по данной причине проводница вскоре куда-то делась, затерявшись среди толпы, а может, просто увлеклась интересным рассказом экскурсовода или любопытным экспонатом и не заметила пропажи. Тщетно Сульдис двигалась по залу в надежде ее отыскать. Чужая речь непривычно резала слух. От того, что девушка не понимала ни слова сказанного, в душе Суль начала зарождаться легкая паника.
"Оказаться одной в чужой стране, в чужом месте, слышать чужую речь! Где ее искать? Надеюсь, она вспомнит обо мне. Иначе вернуться в особняк Александра станет серьезной проблемой. Я ведь даже не смогу назвать адреса. И русских денег с собой нет. Таксисты любят наличные русские деньги..."
Стараясь успокоиться, шведка поглядывала на редкие древности, когда-то служившие жителям Египта. Тут произошло что-то из ряда вон. Сигнализация, паника, крики... У Сульдис потемнело в глазах от захлестнувшей с головой паники. Пока не включился здравый смысл, посоветовавший искать укрытие.
Она заметалась, заметила длинный стол-витрину и нырнула под него, ухода с пути людского потока. И одновременно почувствовала знакомое ощущение, выдававшее присутствие других киндрэт помимо нее.
"Может, это та фэри, которая привела меня?" - имени проводницы она не запомнила. Дождавшись, пока основная масса убежит, поток схлынет, шведка направилась по направлению к источнику ощущения. Ей очень не хотелось туда идти. В животе что-то сжалось, протестуя. В голове пронеслось все что угодно: что фэри попала в беду, что на нее напали, возможно, другие вампиры, что задело кого-то из посторонних...
Пытаясь не поддаться новой волне паники, художница добралась до соседнего зала, где застала двух девушек-фэри. Причем одну из них узнала: это была Алиса, которая показалась такой строгой для новообращенной. Вторую не знала.
Однако все мысли разом вылетели из головы, когда Суль услышала запах крови. Вскинув голову, она заметила служащую, ее пятно на рукаве и, сама ничего не понимая, чисто инстинктивно подлетела к ней. Правда, на скользком полу не удержалась и вышло только хуже: вместо того, чтобы утянуть служащую подальше - хотя не знала, подальше от чего - шведка поскользнулась, уцепилась за женщину и потеряла равновесие, к своему ужасу, заваливаясь через ограждение прямо на что-то высокое и каменное - на какую-то древность, которую ни дай боже им опрокинуть.

Отредактировано Сульдис Бьорклунд (2012-11-14 17:10:21)

+1

11

======> Особняк Фэриартос. Гостиная.

По дороге Паула пыталась как-то отвлечь Сульдис от мрачных мыслей. Ей не нравилось общее подавленное состояние девушки. В какой-то степени, это даже вызывало неудовольствие.
- Сколько можно?! Она стала частью такой прекрасной семьи...Александр будет помогать ей, а она носом воротит и о некромантах мечтает! - в том, что в мыслях новообращенной фигурировали Кадаверциан, Паула даже не сомневалась. Она прекрасно осознавала, как действует на людей и таких юных птенцов то самое "очарование смерти", присущее всем представителям этого мрачноватого клана. Лишь с возрастом приходит осознание, что они - представители Смерти, а вот фэри близки к Жизни, как никто иной из киндрэт. Сульдис ещё много чего предстояло узнать и понять.
Но сейчас Паула лишь рассказывала ей о России то, что знала сама. Об истории, обычаях, языке... Она обещала шведке, что будет всё-всё переводить и объяснять, если та чего-то не поймет.
- Хорошо ещё, что выставка на довольно отвлеченную тематику...не стоит её сильно грузить.
Паула провела новообращенную внутрь, где они присоединились к экскурсионной группе. Какое-то время итальянка и вправду работала почти что синхронным переводчиком, но постепенно увлеклась рассказом экскурсовода и замолчала. А Сульдис ничего не спрашивала.
Потому, когда брюнетка остановилась возле особо интересной витрины с древними письменами, она не заметила, как группа пошла дальше, а шведки рядом почему-то не оказалось. Когда же Паула обнаружила пропажу, она досадливо принялась метаться по помещению, пытаясь отыскать непутевую фэри. Впору было кричать или обращаться к охране, как грянула пожарная сигнализация. Понятное дело, что людьми овладела паника, но итальянка достаточно часто бывала на выставках (иногда и организатором), чтобы этой панике не поддаться. Фэри вжалась в стену, пропуская людей, а потом устремилась против потока. Она ощущала исходящую оттуда опасность, а значит, как старшая из присутствующих, должна была разобраться.
Ну почему всё сразу...
Брюнетка почти что влетела в зал, и очень вовремя. Она успела заметить Селестину, А Цзы и Сульдис, бросившуюся к женщине-служащей. Паула метнулась ей наперерез и успела подхватить прежде, чем они рухнули на экспонат. Поставив обеих на ноги, итальянка почти что силой оторвала Сульдис от человека и прижала к стенке.
- Ты что творишь?! - разъяренно зашептала девушка, внутри испытывая огромное облегчение, что ничего непоправимого не произошло. - Держи себя в руках!
Отпустив новообращенную, фэри повернулась к женщине и, мягко улыбаясь и добавив в голос немного магии, сказала:
- Прошу прощения за досадный инцидент. Моя сестра увидела кровь на Вашем рукаве и хотела помочь... Но оказалась несколько неуклюжа, с ней бывает. Советую Вам обратиться к врачам.
Крепко взяв Сульдис за руку, она подошла к остальным фэри.
- Что здесь творится, по вашему мнению, девочки? - ни "привет", ни "здрасьте". На любезности не было времени. Все ещё тянуло этой непонятной опасной энергией и надо было как можно быстрее разобраться в происходящем.

+3

12

Квартира Дарэла Даханавара

Лориан ненамного удалившись от квартиры Дарэла, некоторое время растеряно бродил по пустынным улицам. Все еще думал, не вернуться ли. Вчера полночи пробегал, в попытках найти телепата и сейчас неохотно принимал мысль, что сегодня будет предоставлен сам себе. Немного приуныл, но все же воздержался и поплелся дальше. Когда же зашел в такую глухомань, где и фонари не горели, а тишина стояла столь выразительная, даже ветер едва просачивался в темный проулок, мальчишка натурально ужаснулся и поспешил ретироваться. Этого района он опасался, не самое благополучное место и сюда без Дарэла и носа не сунул бы, а тут нате вам.
Пулей, вылетев к проспекту, мальчишка сбавил шаг, осмотрелся и успокоился. Впереди маячила знакомая остановка. Лориан приблизился к ней, сел на скамейку. У края тротуара веселилась небольшая группка молодежи, поодаль топталась немолодая женщина, у ног ее стояла хозяйственная сумка. Странно, что она едет нагруженная так поздно, мельком подумалось подростку. Из-за поворота медленно выехал автобус. Не смотря на время людей в средине было немало. Подросток понял это когда оказался в средине.
Но до метро тинейджер не доехал, вышел раньше и направился в кофейню, твердо намереваясь выполнить свои планы на вечер.
Толпу и кареты скорой помощи мальчишка увидел еще издалека. У выставочного зала творилась маленькая толкучка. Некоторые особо впечатлительные что-то сердито бормоча об уровне организации, спешили прочь, другие же напротив норовили зайти внутрь.
Лориан взволновано приблизился к зданию. Но кроме ярких подсветок, освещающих рекламные плакаты выставки, посвященной египетской культуре он не увидел. Ни выбитых стекол, ни лент, ни пожарников, ни милиции рядом не наблюдалось.
- Странно, - но все же поднялся по ступенькам и заглянул внутрь.
По залу уже снова ходили посетители, ничего необычного. Мальчишка заинтересовался. В детстве Египет у него всегда был на первом деле, точнее его мистическая сторона. Мифы, пирамиды, фараоны, черепки, загадочные находки, распечатанные гробницы, полные ядовитого грибка… Правда все это осталось в прошлом. Пока школьные уроки истории не превратили удивительный мир целой цивилизации в сухие, почти обыденные факты.
Лориан не без любопытства приблизился к первому же стенду. Яркие лампочки и стеклянные стенки были тут явно неуместны. На его собственный взгляд было бы куда интереснее стилизовать зал под соответственную эпоху.
Задумчиво разглядывая все новые экспонаты, незаметно для себя самого перешел в другой зал, там, где поменьше народу было.

+1

13

Квартира Тайры

Едва переступив порог выставочного зала, Тайра тут же поняла, что Лерка не прогадала, отправив ей ту рекламу. Девочке действительно пришлась по вкусу экспозиция. Чтобы фотографировать ей пришлось, правда, отключить вспышку, поскольку дядя охранник мягко намекнул несмышленой девочке, что «ай-яй-яй так делать», но хуже от этого изображение на дисплее не стало. Зато дядя-охранник кивнул и больше к ней не приставал. Прохаживаясь между экспонатами девочка то и дело прикладывала камеру к глазам и щёлкала объективом. Особенно ей понравилась древнеегипетская статуя.
«Сет – в древнеегипетской мифологии бог ярости, песчаных бурь, разрушения, хаоса, войны и смерти. Первоначально почитался как «защитник солнца-Ра», покровитель царской власти, его имя входило в титулы и имена ряда фараонов», - прочитала девочка на табличке рядом со статуей. Тайра долго рассматривала статую и всё пыталась понять, голова какого животного у Сета. Когда пришла к выводу, что не знает, решила потом поискать. А пока что девочка присела на скамеечку чтобы передохнуть и пересмотреть фотографии. За то время, которое она здесь провела, девочка успела сделать около сотни фотографий.
«Знатный фотоотчёт получится…» - улыбнулась Таня.  Потом девочка достала ноутбук и решила записать всё, пока не забыла. Написав пару абзацев она со спокойной душой сложила ноутбук обратно и написала бабушке смс-ку с кратким отчётом о проведённых "боевых" действиях. После этого Тайра кивнула сама себе и решила ещё немножко посидеть и пойти поснимать то, что осталось. А оставалось ещё довольно много всего, так что отдохнуть следовало хорошенько. Людей вокруг было немного, так что Таня отдыхала почти в полной тишине.

+1

14

Но предотвратить непоправимое Пауле не удалось. Полубезумная женщина непроизвольно отшатнулась от фэри и оперлась на статую раненой рукой. Кровотечение оказалось сильным, кровь пропитала рукав пиджака, стекая по предплечью и локтю вниз, пока ладонь не окрасилась красным, и именно этой ладонью жертва и дотронулась до заколдованной статуи...
Раздался треск, будто разорвалась сухая тряпка, лампы в зале лопнули и погасли, а чудовище ожило и набросилось на женщину, пожирая ее живьем, урча и чавкая, в мертвых глазах загорелись такие же желтые огни, как и у нее до этого. От пронзительного визга умирающей в зале началась паника. Люди без толку метались, толкая и опрокидывая друг друга, прорываясь к выходу, пока не сожрали их самих. Зрелище, которое открылось взору утонченных фэриартос, гораздо больше подходило для привычного глаза кадаверциан, вынужденных работать с потусторонними тварями, или же для нахтцеррет – по причине жестокости и отвратительности происходящего. Оживший монстр ел довольно быстро, треща костями жертвы, потерявшей сознание от запредельной боли, разбрызгивая кровь по сторонам, но все события, даже такие, рано или поздно кончаются.
Когда на полу не осталось даже крови, бывшая статуя сыто облизнулась, взмахнула рукой, и реальность поплыла, контуры предметов таяли, словно воск от огня. Выбраться из такой западни уже не представлялось возможным: тот, кто бежал к выходу, натыкался на стену. Тем, кому удалось спастись, сказочно повезло, потому что самое интересное только начиналось.
Вскоре девушки-фэри и двое подростков оказались в незнакомой ирреальности, которая на самом деле была висевшей на стене картиной какого-то готического художника, куда забросил их взбесившийся Сет. Это была странная местность, рожденная явно больным воображением: в черном небе висели три кровавые луны, бросая зловещие отблески на простиравшееся до горизонта снежное поле. Где-то далеко было слышно бряцанье оружия и крики на незнакомом языке. Из беспечного лета любители искусства попали на войну в зимнем мире.

Очередь: Алиса, Сульдис, Паула, Лориан, Тайра, мастер-пост.
Уточнение для Миклоша, который сюда придет потом: сама статуя находится в зале, а ее проекция гуляет по картинам.

+2

15

Стоит быть честной перед собой – в какие-то моменты Алиса завидовала мизантропам. Конечно, сейчас это было вызвано лишь реакцией на окружающее безумие, но всё-таки… Случилась бы с ней такая беда, коли фэри осталась дома? Да ни дня в жизни. Однако в эту минуту стоило мыслить конструктивно, не жалея об утраченных возможностях. Кроме того, действовать надо быстро и уверенно. Иначе для девушек может возникнуть самая настоящая опасность. Как известно, фэриартос были довольно слабы, а возможности их ограничивались во многом лишь бытовой магией. И поэтому ради того, чтобы обезопасить и себя, и Селестину, которая, судя по всему, была пока что скромным неофитом, Алиса начала живо продвигаться к выходу, распихивая локтями посетителей выставки. Наверное, в иное время кто-то бы поразился силе маленькой тонкокостной китаянки, но сейчас, когда людьми владела безоговорочная паника, никто даже не обратил на это внимания. Что же, любой из факторов надо уметь обратить на собственную пользу… Даже если это может загубить окружавших её людей. Нет, Алиса никогда не была жестокой по отношению к людям. Просто за три столетия жизни у неё выработалась строгая система ценностей, которая отличалась поразительной устойчивостью. Сейчас было совершенно неважно, что случится с этими людьми – они и сами себе найдут управу. А вот спасти подающего надежды неофита было очень важно. Да и сохранение своей головы на плечах тоже вселяло радужные перспективы. Ну, до поры до времени.
Между тем, продвигаясь к выходу, Алиса неожиданно замерла и осмотрелась: она ясно чуяла ауру родного клана. Фэри здесь не одни? Кто же еще рискнул посетить эту безумную выставку? Ведь до того А Цзы никого не ощущала, кроме вышеупомянутой Селестины. Кажется, проблемы фэри только начинались… В любом случае, оставлять здесь кровных родственников было бы подло. Поэтому, отпустив Селестину, Алиса сказала ей:
- И главное – не отходи от меня. Хорошо? – она старалась говорить спокойно. В конце концов, это была отличительная черта восточной расы – все её представители отличались глубокой выдержкой и феноменальным спокойствием. А чего бы стоил её возраст, если бы сейчас и фэри впала в панику? Именно поэтому она сохраняла спокойствие. В какой-то степени это даже не было игрой на публику – слишком долго китаянка жила на белом свете. И многие эмоции уже ушли из её памяти. Хотя страх, пожалуй, уйдет одним из последних.
А между тем, живо прильнув к самой стене, дабы не быть задетой истеричными посетителями, Алиса наконец увидела сестер, стоявших в самом центре зала. Это были Сульдис и Паула, у которых, кажется, случились большие проблемы. Во всяком случае, так показалось китаянке, когда она увидела выражение лица юной Бьорклунд и заметила, как споро действует Паула, силясь купировать возникшую проблему. Однако итальянке не удалось пресечь беду: девушка едва успела отойти от статуи вместе с Сульдис, как началось самое настоящее светопреставление. Ну или же сцена, достойная лучших фильмов Хичкока.
Сказать по правде, Алиса никогда не сталкивалась с проявлением истинной магии разнообразных кланов. Ведя аскетичный, замкнутый образ жизни, девушка не привыкла к ярким магическим всплескам, сопровождаемым внятными, безумными образами или хотя бы понятной для окружающих визуализацией. Как там говорил Беркли? Визуализация восприятия… Так вот, в данный момент воспринимать визуализируемое Алиса не могла. Сил её хватило только на то, чтобы вжаться в дальний угол зала, судорожно удерживая себя за самое горло. Принудительная асфиксия была мерой радикальной, но фэри не верила, что зажатый рот поможет ей удержать рвущийся наружу крик. Ведь такой кровавой бани ей не случалось видеть ни дня в своей жизни.
Впрочем, недолго кровь текла по полу – всего пара мгновений, и от тела несчастной женщины не осталось даже костей. А Цзы показалось, что тут-то и наступил её конец – вряд ли проклятая тварь насытится одной жертвой. В старой душе девушки тут же вспыхнуло воспоминание о синтоизме – быть может, после этой долгой жизни она сможет переродиться в более достойное существо?
Но страх её оказался напрасным – зверь не желал продолжать убийства. Вместо этого он сделал некий сложный пасс, и устоявшийся мир поплыл прямо перед глазами фэриартос, наполняясь новыми красками и привнося в него толику безумия, свойственного лишь детям Лигамента. Смотреть на это более А Цзы не могла – прикрыв глаза, девушка спрятала лицо в коленях и принялась судорожно повторять про себя строчки из недавно прочитанных сонетов. Глупое занятие, но девушка боялась, что происходящее может пагубно повлиять на её рассудок. Вот и цеплялась за остатки памяти, за логическое мышление, за памятные фрагменты – хоть за что-нибудь. За то, что помогло бы ей сохранить рассудок.
Как ни странно, они это пережили – всё закончилось также неожиданно, как и началось. Вот только сцена этой странной пьесы ныне отличалась – вместо выставочного зала все они стояли посреди ратного поля, засыпанного сверкающим снегом. Кажется, такого места никогда не существовало на самом деле – встав с колен и подняв голову, Алиса насчитала в ночном небе целых три луны, что с кровожадным любопытством взирали на героев сегодняшней ночи. Безумие… Кажется, оно только схватило их в свои мягкие объятия.
Но стабилизация окружающего пространства заставила А Цзы взять себя в руки – глубоко вздохнув и сцепив зубы, девушка огляделась по сторонам, оценивая обстановку. Кто же выжил? С кем ей предстоит выбираться из этого мира кошмаров?
- Селестия, Паула, Сульдис…  Кто тут есть? – она задала этот вопрос всем спутникам. И в первую очередь себе. Мысли вслух всегда помогали китаянке сориентироваться в сложных жизненных ситуациях.

+4


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Центр Столицы » Выставочный зал "Le Connaisseur"