Киндрэт. Ночная жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Окраина города » Заброшенный дом


Заброшенный дом

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s1.uploads.ru/i/IioHY.jpg

Никому не нужный дом за МКАДом, где никто не догадается искать опального асимана. В этом доме есть одна еще целая квартира, охраняемая клановой магией. В ней Локхарт хранит некоторые свои инструменты и встречается с подельником.
Район пользуется дурной славой, по ночам здесь нет даже гопников, потому что нередки случаи таинственных исчезновений людей.

0

2

Улицы и улочки

Ехали молча. Кортесу не хотелось ни о чем разговаривать, Райнхард смотрел на дорогу, блондинка-фэриартос призывала на помощь остатки выдержки, а смертная смотрела на все происходящее с таким восхитительным хладнокровием, что асиман окончательно убедился в своем решении взять ее в Семью. Об обращении пока речи не шло: сначала нужно было проверить ее профессиональные качества, испытать их в деле, и не только на мертвых, но и на живых. Такой исход событий асиман все же не исключал, но для начала ему нужна была просто помощница, свой надежный человек в Семье.
«Ты определенно удачлива, девочка, - подумал он, бросив взгляд в зеркало над лобовым стеклом, в котором отражались сидящие сзади. - Не окажись я в этом месте, ты бы живой от них не ушла».
«Фольксваген» в конце концов заехал в спальный район и затормозил у обшарпанного полуразвалившегося здания, выкрашенного в желтый. Неприятный цвет навевал стойкие ассоциации с психбольницей, а выбитые окна и обвалившиеся местами балконы – с бомбежкой. Рядом ютились не менее колоритные дома. Удивительно было, что эту улицу до сих пор не расчистили и не застроили более приличными зданиями...
Асиман вышел из машины, открыл дверь девушкам, Райнхард вышел сам, и вся компания направилась к дому, следуя за Кортесом. Асфальт в этом районе был в таком же бедственном состоянии, как и дома, приходилось постоянно смотреть под ноги, чтобы не споткнуться или не провалиться в люк. Внутри было темно, хоть глаз выколи: вампирам это не причиняло никаких неудобств, а вот человек запросто мог свернуть себе шею, путешествуя в темноте по полуразваленным лестницам.
- Держись за меня, - бросил Локхарт Магде, крепко схватив ее за руку.
Наконец они добрались до неприметной с виду квартиры с такой же облезлой дверью, как и у всех остальных. На ней красовался «№13», к которому асиман и приложил руку. Контур ладони вспыхнул, заклятие было деактивировано, и дверь распахнулась, пропуская компанию внутрь. В двухкомнатной квартире был минимум мебели, но царил идеальный порядок.
«Так, фэри мне не нужна, но и убивать ее незачем. Узнаю, что мне нужно, и пусть валит на все четыре стороны. Все равно потом ничего не вспомнит».
- Мне нужно обработать рану, - заявил он Селестине, усадил ее на кушетку у железного стола, вроде тех, что обычно стоят в процедурном кабинете, и начал разматывать бинт. – Если попадет зараза, то даже тебе будет неприятно. А ты пока расскажешь мне, какие сплетни ходят по городу, чего нового. В холодильнике есть кровь, можешь выпить.
Кортес промыл рану, смазал края йодом, и обернулся к Райнхарду, перебинтовывая руку фэри вновь, на этот раз покрепче:
- Поедем обратно – высадим ее у особняка Фэриартос, все равно по дороге. За сохранность не беспокойся... – он нехорошо усмехнулся и перевел взгляд на Магду: - А вот ты поедешь со мной. Думаю, ты уже поняла, кто я. Кто мы все. Твоя профессия – резать мертвецов – спасла тебе жизнь, как бы странно это не звучало. Если бы я не узнал об этом, то не заинтересовался бы тобой, и тебя бы выпил кто-нибудь из тех упырей, в компанию которых ты попала на улице. Нет, она - кивок в сторону Селестины - этого бы не сделала, феи не убивают ради еды и ради убийства, как некоторые. Зато все остальные могли бы, начиная с меня самого... Но ты мне подходишь, мне нужны люди с железными нервами. Как тебя зовут?

оос: по договоренности Райн ушел спать, ибо игрок уехал.

0

3

======> Передвижной цирк-шапито

За время дороги Селест успела успокоиться и полностью прийти в себя, так что, когда машина достигла конечной точки пути, девушка держалась спокойно и уверенно, с любопытством смотря по сторонам.  Фэри интересовало, кто помог им,  зачем и не потребует ли что-то взамен? От Селест не укрылось, какие взгляды Асиман бросал на ее спасительницу и оставалось только гадать, что кроется за ними. В любом случае, девушка  была почти стопроцентно уверена, что мужчина не замышляет убийства,  в противном случае зачем было тратить время на поездку. Ну а если она ошибается, что ж, "рыцарь" ведь в первую очередь мужчина, а только потом Асиман, а сама Селест красивая девушка с феевским очарованием, неужели у них не получится договорится? Настоящий мужчина никогда не причинит вред женщине, и, чтобы доказать свою силу и смелость, наверняка спокойно отпустит их, а то и проводит домой.
С этими мыслями Селест и вышла из машины, улыбнувшись водителю.  Не такой лучезарной улыбкой, как фанатам, не такой теплой, как друзьям, просто уголками губ, в знак благодарности и признательности.
Местность девушке не понравилась сразу. Складывалось ощущение, что они попали в самый бедный и разбитый район в городе. Всюду, куда ни падал взгляд, виднелась разруха. Развалившаяся остановка, обшарпанные дома, еле держащийся на балкон, грозящий упасть на зазевавшегося прохожего, весь в выбоинах и ямах асфальт. Да уж,  не по таким дорогам привыкла ходить Селест, но, поскольку ей руки никто не предложил, пришлось внимательно смотреть под ноги, чтобы не оставить каблуки в очередной рытвине.
-Мне нужно обработать рану, - проговорил мужчина, указывая девушке на кушетку.
Кушетка оказалась холодной и неудобной, да и все вокруг нагнетало на фэри уныние.
- А может, само заживет? - робко предположила Селест. Обычно она  не переносила врачебных процедур и любыми способами старалась избежать прививок и прочих необходимых по мнению врачей вещей.
Если попадет зараза, то даже тебе будет неприятно, - не оправдал ее надежд Асиман.
- Надо так надо, - вздохнув, девушка отвернулась в сторону, не желая смотреть, как выглядит ее пораненная рука, и что с ней будет делать Асиман.
К счастья, неприятная процедура быстро закончилась и фэри благодарно улыбнулась мужчине.
- А ты пока расскажешь мне, какие сплетни ходят по городу, чего нового, - услышав слова мужчины, Селест покосилась на девушку.
Кажется, предложение выпить крови не очень удивило ее, но что будет, когда фэри расскажет о событиях в цирке? Все же одно дело видеть пару предполагаемых  вампиров,  а совсем другое - узнать, что их на самом деле очень много. Впрочем, объяснять ситуацию все равно придется, так почему бы не сказать правду?
Приняв такое решение, Селестина кратко пересказала Асиману события, произошедшие в цирке, постаравшись максимально смягчить ужасы, учиненные Лигаментиа. Мужчина все равно догадается, а девушке незачем пугаться лишний раз.
- Кстати, спасибо тебе огромное. И прости, что из-за меня так все случилось, - повернулась фэри к девушке, протягивая телефон.
Еще в машине она успела отправить смс-ку подруге-фэри и получить ответ, так что теперь в особняке должны были предпринять какие-то действия, направленные на спасения остальных.
Дождавшись ответа, Селест отправилась пить кровь. В любой другой ситуации она бы отказалась, уверив, что прекрасно себя чувствует, но сейчас ей было не до таких мелочей, как необходимость выпить кровь в чьем-то присутствии.

Отредактировано Селестина Фэриартос (2012-09-09 23:12:54)

+1

4

Магда Надашди
Селестина Фэриартос
Девочки, а кто переходы ставить будет? Вспоминайте, как это делается. )

0

5

Пока Локхарт разговаривал с девицами, его подельник ушел в свободную комнату, сославшись на желание поспать. Асиман не стал его задерживать: у немца был совершенно измученный вид, и ни о каком серьезном разговоре в таком состоянии не могло быть и речи.
«Ничего страшного. На худой конец, переждем здесь день, вряд ли я успею вернуться до рассвета».
Он с интересом выслушал рассказ фэри, которая явно была не в восторге от того, где оказалась, не знала, к чему готовиться. Все ж двое асиман – не даханавар: если тигр сыто урчит и не показывает зубы, это не значит, что в следующий миг урчание не сменится рыком, а зубы не вопьются в глотку... Впрочем, насчет сохранности своей девичьей чести и тонкой шейки она могла быть спокойна: одного не интересовали неизменные потребности как таковые, второго не интересовали женщины как вид, а крови в холодильнике и так было достаточно.
Зато слова Селестины очень заинтриговали самого Локхарта: оказывается, существует и третья сторона ночного мира, не Семья и не кланы...
Эту информацию нельзя было упускать.
- Асиман и фэри, говоришь? – с недоверием переспросил Кортес, отпустив руку девушки. – Да еще и лигаментиа? Более безумного союза и представить сложно. А до этого были какие-нибудь случаи нападения таинственных врагов? Я приехал из Испании и не знаю, что здесь происходит.
«Отлично. Теперь будет на кого свалить наши действия и отвести возможные подозрения от нас самих. Шум после такого еще долго не утихнет, а уж асиманам как попадет...» - на лице испанца не отражалось никаких эмоций, но внутренне он торжествовал. Отпустив Селестину подкрепиться, он вернулся к пленнице. Ее спокойствие в такой ситуации просто поражало. Да и в зубы смотреть она никому не собиралась...
- Поняла. Да вы и не особо старались скрыть это. Значит, вампиры... – и кто еще кого оценивал? - Если я правильно поняла все услышанное, вы все из разных... вы это называете кланами, верно? И самым опасным был тот подросток.
«Интересный экземпляр. Определенно интересный. Любознательный».
- Мы не вампиры, - зло бросил асиман, которому действовало на нервы это слово. – Вампиры – кровососущие мертвецы, а мы – киндрэт, перестроенные иномирной темной магией. Мы никогда и не умирали, кроме некромантов... – воспоминание о кадаверциан тоже не радовало. - Да, из разных. Одни управляют огнем, другие – смертью, третьи могут менять реальность творчеством, как твоя сегодняшняя знакомая. Но этому учиться и учиться. А что касается подростка – слышала, что могут устроить подобные ему? Это дети иллюзий, непредсказуемые, сумасшедшие и опасные.
Девушка не унималась и сыпала вопросами, желая понять, во что ее втянули. Локхарт дождался, пока она выговорится, и ответил на все сразу, но о том, что убивает вампиров, предпочел пока умолчать.
- Очень приятно, - улыбнулся асиман, но сам предсталяться не спешил. - Для чего... – он задумался, подбирая слова, не зная, как бы выразить желаемое и при этом не раскрыться.  – Ты догадлива. Это радует. Как понимаю, тонкая душевная организация тебе тоже чужда. Как ты относишься к идеям доктора Менгеле? Сделать тебя подобной себе я не могу, потому что мой клан не обращает женщин. Но ночной мир состоит не только из киндрэт, но и из людей, работающих на нас. Такие есть в любом клане.

0

6

Найти и поставить греться кровь не заняло много времени. Перелив рубиновую жидкость в стакан, Селест некоторое время держала его в руках, не решаясь сделать глоток. Еще пять минут назад она считала, что спокойно выпьет и вернется в комнату, но все оказалось не так просто.  Девушку нервировала и незнакомая обстановка, и двое за стенкой. Фэри привыкла питаться дома, в одиночестве, где никто не мог стать свидетелем этой стороны ее натуры. И если  с присутствием Асимана, и тоже вынужденного пить кровь, Селест еще могла смириться, то выглядеть в глазах девушки кровожадным монстром ей не хотелось. Как -то взглянет она на фэри теперь?
«Интересно, а предложила бы венгерка помощь, знай, что перед ней вампир?» - задумалась Селест. «Или бы пустилась наутек?»
Впрочем, размышлять можно было бесконечно, но реальность все равно никуда не изменится.
Сделав глубокий вдох, фэри быстрыми глотками осушила стакан, непроизвольно улыбаясь. Потом, не желая, чтобы от нее несло кровью, девушка прополоскала рот и осторожно, чтобы не размыть тушь, умылась.  Постояв несколько секунд, Селест вернулась в комнату.
За время ее отсутствия Асиман уже успел о чем-то переговорить с девушкой и теперь у него появились новые вопросы к ней самой.
- А до этого были какие-нибудь случаи нападения таинственных врагов? Я приехал из Испании и не знаю, что здесь происходит.
- Я бы не сказала, что враги таинственные. Все видели лица асиман и фэри, думаю, их легко можно будет узнать. Что же касается нападений… - девушка задумалась. - Недавно на дворец даханавар было совершенно нападение. Поговаривают, что это дело рук асиман и тхорнисх. Не знаю, правда это или нет, до меня дошли только слухи, но что-то в самом деле случилось. Если хочешь, можешь зайди на наш сайт, там выкладывают все новости, - принялась рассказывать Селест.
Еще раз взглянув на мужчину, она отметила, что он очень похож на испанца. Такого таинственного и стремительного пирата, с окутанным мраком прошлым и очень ярким настоящим.
«Хм-м-м, а имя у него тоже пиратское?»
Только сейчас фэри сообразила, что понятия не имеет, как зовут их спасителя,  да и поблагодарить его она тоже забыла.
- Меня зовут Селестина. Пусть с опозданием, но я хотела бы поблагодарить вас за помощь, не знаю, что бы мы делали и как спасались от лигаментиа, не окажись вы рядом. Спасибо, - девушка очаровательно улыбнулась, посылая благодарный взгляд.

+1

7

Все шло по плану, кроме одного «но», о котором Локхарт благополучно забыл, потому что совсем погрузился в свои мысли и расчеты: близился рассвет. О том, чтобы пережидать день в компании сомнительной фэриартос и, что еще хуже – человека, знающего о вампирах, - не могло быть и речи. Если уж на то пошло, четверке было просто негде разместиться в маленькой квартирке: единственный диван был занят уже спящим Райнхардом. Кортес выругался про себя, помянув весьма нелестным словом свою беспечность, и стал думать, как бы ему грамотно отпустить Магду и избавиться от лишней свидетельницы, не убивая ее. Он не любил нецелесообразную жестокость.
«Никуда ты не денешься. Слишком приметное имя, неженская профессия. Найти труда не составит», - подумал он и решил сообщить Даниэль о таком ценном кадре, пока Магда осмысливала информацию:
«Госпожа, у меня для вас есть новости: в столице произошло побоище, которое устроили киндрэт-изгнанники. Собираю информацию, вернусь – расскажу подробнее.
Я нашел достойный кадр для лабораторий, но не успею ее привезти, мне нужно задержаться здесь. Прошу направить Виктора. Ее зовут Магдалена, ночной патологоанатом
».
При всем желании Локхарт не смог бы сейчас вернуться в замок с добычей: он просто бы не успел. Зато у Сплетающей был под рукой Виктор, ее цербер, которому нередко поручался захват человеческого и вампирского материала.
Убрав коммуникатор в карман, мужчина повернулся к девушке, внимательно слушая ее вопросы, наблюдая за реакцией.
- Вы называете себя асиманы, верно? – поинтересовалась она. - И получается, что тот, кто способствовал кровавой бойне в цирке, такой же как ты. Он отступник? Судя по тому, как вы все вели себя на той улице, вы недолюбливаете тех, кто не принадлежит вашему … клану. Или боитесь. Или презираете.
- Асиман. Это слово не изменяется по числам, - с раздражением поправил педантичный Локхарт. Но внутри у него все замерло. Не хватало еще, чтобы провели параллель между одним и другим... «Такой же, как и я. Отступник. Ты попала в точку, девочка, сама того не желая». – Да. Но... – взгляд пиромана сверкнул, а тон стал ледяным: - Киндрэт всего лишь перерожденные люди, а люди – эволюционировавшие звери. Они пожирали друг друга испокон веков, убивая всех, кто не относится к их племени. Сначала это были первобытные, которые всего лишь гнали чужаков, потом появились государства, топящие друг друга в крови за землю и власть, потом начались религиозные войны, потом пришли нацисты и окончательно разделили мир на избранную расу и унтерменшей. Это почему-то стало для всех неожиданностью, хотя ненависть к чужим существует столько же, сколько лет самому человечеству. Так почему же нам, вампирам, не презирать не таких, как мы? Асиман ненавидят леарджини, кадаверциан – лудэр, тхорнисхи – даханавар и лигаментиа, грейганн вообще наплевать на всех, лишь бы не совались в их священные леса. Фэриартос, - он махнул рукой в сторону Селестины, которая пила кровь с таким виновато-смущенным видом, будто в этом поступке есть что-то ужасное, - невинные жертвы, не обладающие боевой магией или мощными лапами. Ну а вьесчи – те, у кого самая реальная власть. Деньги. И с ними не ссорится никто, потому что все от них зависят.
Дискуссия плавно съехала с темы естественного отбора на того, кто сделал этот отбор искусственным, благо Магда не оказалась воинствующей моралисткой. Это порадовало Локхарта: товарища Менгеле он уважал, но только как ученый ученого. На идеологию Рейха Кортесу было ровным счетом наплевать, кроме одной-единственной идеи – создать идеального солдата, сверхчеловека, не зависящего ни от чего, в том числе от крови, но при этом не безголовую слепую силу, вроде Матвеевских некрорайзов.
Для нужд Семьи, разумеется.
- Но я не вижу связи… - недоумевала девушка. - Какой толк вамп…хм, таким, как вы, от исследований по селекции и вивисекции людей? Или от определения болевого порога и выносливости организма.
«А вот теперь не проколись...»
- У людей и киндрэт строение тела одинаковое, - просто ответил Локхарт. – Сначала мы ставим опыты на людях, а потом на себе подобных, разрабатывая различные средства себе на пользу.
Он хотел еще что-то сказать, но тут вернулась фэри, продолжая предыдущую дискуссию. Информация о портале тоже не оказалась лишней, но сейчас было не до него, да и интерес к своей персоне «пирату» не нравился. Пусть это было банальное любопытство, но именно из него растут ноги у всех провалов.
- Интересно, кому это понадобилось взрывать мормоликай? – с удивлением спросил асиман, хотя сам прекрасно знал, в чем дело. – Похоже, кому-то они очень сильно насолили...
- Меня зовут Селестина. Пусть с опозданием, но я хотела бы поблагодарить вас за помощь, не знаю, что бы мы делали и как спасались от лигаментиа, не окажись вы рядом. Спасибо, - фэри улыбнулась, пироман кивнул в ответ:
- Очень приятно. А я - Рамиро, - ляпнул он первое пришедшее на ум имя, которое в Испании встречалось гораздо чаще, чем Локхарт. – Не за что. Только нужно еще кое-что сделать... Это не больно.
Он полез в железный шкафчик, вделанный в стену, достал два шприца и пузырек с непонятной прозрачной жидкостью – стирателем воспоминаний. Магду они все равно найдут и предоставят Сплетающей, а фэри ни к чему помнить о ночном «спасителе».
Этот стиратель обладал таким действием, что у подопытного через какое-то время возникал туман в голове и он не мог вспомнить, что с ним было в последние пару часов, но при этом оставался в сознании.
- Не бойся, поедешь домой, - сказал он Селестине, вводя иглу в вену. Кортес действительно был профессионалом в своем деле, укол практически не ощущался. – Ты тоже, но дорогу от ее особняка сама найдешь, - он повернулся к Магде, собираясь проделать с ней ту же процедуру.

Отредактировано Локхарт Кортес (2012-08-31 12:16:47)

+3

8

Селестина, удобно устроившись на стуле, с интересом слушала лекцию Асимана. Разумеется, мужчина рассказывал не для нее, но ведь  все равно интересно. Каждый видит кланы по-своему, отталкиваясь от личной принадлежности, положения в мире. Любопытно, какая точка зрения прозвучит сейчас.
Машинально девушка кивала, соглашаясь со сказанным, вот только услышав характеристику фэриартос, весьма нелестную, возмущенно фыркнула.
Селестина признавала, что в самом деле не владеет боевой магией и в реальной схватке вряд ли сможет постоять за себя, впрочем, но называть ее жертвой?!  В конце концов, ценить нужно личность, душу, то, что человек может, умеет, а не то, как хорошо он дерется. Люди ведь тоже не каждый день сходятся в кулачном поединке. А наблюдать за концертом фэриартос гораздо приятнее, чем за махинациями тех же вьесчи.
- Киндрэт не убийцы. По-крайней мере, не все. Просто мы другие.  Наша жизнь отличается от человеческой жизни, но мы живем ярко, не ограниченные временными рамками и слабостями человеческого тела. Скрываемся от людей, научившись жить второй жизнью. Мы другие. Но мы не убийцы, - вмешавшись в разговор, проговорила фэри, опасаясь, как бы Магда не сочла их чудовищами.
- Очень приятно. А я – Рамиро.
- Приятно познакомится, Рамиро, - кивнула Селестина.
- Только нужно еще кое-что сделать... – буднично произнес Рамиро.
- Э-э-э!
- Это не больно, - угадав, что хотела сказать фэри, ответил мужчина.
Замерев, Селестина напряженно наблюдала, как Рамиро берет шприц и что-то колдует с лекарством. Не то, чтобы она не доверяла мужчине, в то, что асиман может причинить им какой-то вред, девушка не верила, это было бы бессмысленным, просто жутко не хотелось переносить очередной укол. Царапина на руке медленно затягивалась и уже почти не болела, чувствовала себя Селест отдохнувшей и совершенно не видела смысла в очередной уколе.
- Что это? – все же спросила она, не спеша подавать руку.
- Не бойся, поедешь домой.
- Спасибо.
Селест, отвернувшись от руки, посмотрела на Магду, желая договориться по поводу дороги.  Венгерка, напряженная, не отрывала взгляда от шприца. По ее глазам фэри поняла, что девушка что-то решила для себя и вряд ли решение далось легко.
- Извини.
Ни переспросить, ни сделать хоть что-то, Селест не успела. Венгерка дернула чторы и фэри поспешно зажмурилась, не зная, что творится за окном и не желая, чтобы солнечные лучи ослепили ее.
- Осторожнее! – воскликнула она, услышав, как разбивается стакан и звук шагов.
Селест искренне пожелала Магде удачи, надеясь, что асимана не слишком разозлит попытка побега. В то же, что ей в самом деле удастся убежать, девушка не верила.  Все же Селест и сама была киндрэт и прекрасно знала, насколько увеличиваются физические возможности. Рамиро сильный и выносливый мужчина, а ведь еще он асиман.
Впрочем, даже зная все это, фэри прекрасно понимала желание Магды оказаться подальше отсюда. На ее месте девушка поступила бы точно так же. Все же страшно находиться в одной комнате с вампирами из кино, которые в самом деле питаются кровью и боятся света.

+4

9

Ситуация начинала выводить асимана из себя. Он уже не раз пожалел, что связался с Магдой, но глупо было ее убивать после того, как уже послал сообщение в центр.
«Слишком упрямая и любопытная. Пусть Даниэль с ней сама поговорит, а там решим, что с ней делать, - сделал про себя вывод Кортес. – Даже если забракует – ничего страшного, она любом случае пойдет нам на пользу. Человеческий материал на дороге не валяется, а если и валяется, то уже ни на что не годный, падаль». – Гуманностью и любовью к людям Локхарт не отличался. Если бы он не разглядел потенциал в Магде, она стала бы подопытной и сама оказалась бы на столе анатома. Какая ирония судьбы...
- Мне ни к чему оправдываться перед овцой, - холодно ответил он. – Я рассказываю тебе о нашей жизни так, какая она есть на самом деле, а не те сказки про двух кровососов, которые не могут поделить свою «любовь». – Асимана чуть не перекосило от омерзения, когда он вспомнил пресловутые «Сумерки», весьма популярные среди людей и выступающие вроде козла отпущения у вампирских неофитов. – Ты права, ничто человеческое нам не чуждо. И хватит об этом.
«Все равно тебе расскажут все заново. Глупо делать лишнюю работу, но о чем еще мне разговаривать с тобой? О погоде? Ничего, когда с тобой поговорят Виктор и Даниэль – все вспомнишь».
В разговор вмешалась Селестина, явно желая смягчить категоричные оценки Локхарта:
- Наша жизнь отличается от человеческой жизни, но мы живем ярко, не ограниченные временными рамками и слабостями человеческого тела. Скрываемся от людей, научившись жить второй жизнью. Мы другие. Но мы не убийцы.
Асиман кивнул, занятый медицинскими процедурами, думая про себя: «Кто тут оправдывается, так это фэри. Киндрэт все чудовища. Жажда крови сведет с ума даже самую прекрасную фэриартос и самую гуманную даханавар. Хотел бы я посмотреть на тебя, когда тебя будет раздирать изнутри зверский голод, а вблизи окажется чья-нибудь вкусная шейка. Ты просто не сможешь себя проконтролировать, Селестина, инстинкты сильнее разума»...
Действие стирателя понемногу начиналось, но в полную силу он вступит только минут через двадцать, как раз тогда, когда такси довезло бы фэри до ее дома. Селестине процедура не нравилась, но она сидела тихо, а вот Магда...
Знаешь, пожалуй, я откажусь от такого «сотрудничества на благо науки», - возмутилась девушка, что было неудивительно. Локхарт на ее месте сразу бы заехал такому «врачу» в глаз.
- Ты думаешь, я буду тебя спрашивать? – спросил асиман, с трудом подавив бешенство, и тут девочка проявила характер: летящий стакан Кортес попросту взорвал, отчего осколки брызнули во все стороны, заставив его инстинктивно закрыть глаза ладонью. Этой секундной заминки оказалось достаточно, чтобы Магда сдернула шторы и метнулась к двери. Свет резанул по глазам, дезориентировав обоих вампиров. До самого рассвета оставалось совсем чуть-чуть, и нужно было прекращать эту вакханалию.
Локхарт среагировал довольно быстро – сказалась служба во флоте, помноженная на  постоянное ожидание ножа в спину, как в прямом, так и в переносном смысле. Он рывком метнулся к двери, заломил Магде руки за спину и вколол ей злополучный стиратель, после чего махнул рукой Селестине:
- Пойдем, я вызову машину.
Он вывел девушек на улицу, набрал номер такси, и к тому времени, как оно подъехало, препарат уже затуманил взгляд подопытных. Кортес назвал адрес особняка Фэриартос, сунул водителю пару банкнот и ушел, когда машина тронулась с места.
Водрузив несчастные шторы на место (и заодно помянув нелестным словом Магду), асиман пришел во вторую комнату, где развалившийся на диване Райнхард видел десятый сон, и, конечно же, понятия не имел о том, что происходило в соседней. Локхарту было не до сантиментов и церемоний, он чувствовал себя хуже, чем выжатый лимон, и поэтому просто завалился рядом с асиманом, обнял его и притянул к себе. Просто для того, чтобы места было больше...
О том, как это воспримет Райнхард, когда проснется, Кортес не думал, на душе и без того было мерзко. Вечно загруженный работой и исследованиями Локхарт не переносил такие моменты вынужденного одиночества, когда был вынужден остаться наедине со своими безрадостными мыслями. Он крепче обнял немца, устроив светловолосую макушку у себя на груди, и смотрел пустыми глазами в потолок, пока не забылся.

Отредактировано Локхарт Кортес (2012-09-06 12:05:02)

+2

10

Прошла пара минут, прежде чем Селест решилась открыть глаза, но ситуация в комнате за это время кардинально изменилась.
Рамиро с искаженным от злости лицом делал укол Магде. Девушка отчаянно сопротивлялась, пытаясь вырваться на свободу, но киндрэт даже не замечал ее попыток.  Фэри уже хотела вмешаться, но тут Рамиро, отбросив шприц, грубо схватил Магду за руку и направился к ней.
-  Пойдем, я вызову машину.
Сейчас киндрэт уже не напоминал Селест ни благородного рыцаря, пришедшего на помощь девушкам, ни отважного пирата, не побоявшегося вызвать гнев лигаментиа, скорее, он был разбойником, не подчиняющимся никаким законам и признающим только свой интерес.  Ничем не показывая своих выводов, фэри продолжала мило улыбаться, не желая спровоцировать Рамиро на какие-то отрицательные действия.
- Спасибо, вы так любезны, - проворковала она. - Если бы не вы, наверное, этот рассвет стал последним в моей жизни.
В чем-то Селест в самом деле была благодарна киндрэт, осознавая, что вечер в компании с лигаментиа был похож на игру в рулетку. Или повезет, или нет. И неизвестно, кому бы улыбнулась удача. Но все же Рамиро мог бы вести себя и повежливее с девушками, особенно с Магдой.
Если девушка не ошиблась и Рамиро действительно хотел предложить венгерке какую-то работу, то весьма глупо было так портить отношения, сразу настраивая ее против себя. Все же очень трудно выполнять поручения того, кто вызывает страх или гнев.  Сама фэри всегда старалась поддерживать со всеми  теплые отношения, не желая наживать врагом и не приятелей. Разумеется, она могла кому-то не нравится, но одно дело такая ситуация, а другое - специально доводить дело до конфликта.
Вот помнится, на одном концерте, когда трем певицам выделили одну гримерку, хотя обещали личную каждой,  чуть было не произошел скандал. Тогда Селест...
Додумать девушка не успела. Засигналило приехавшее такси и фэри мигом забыла о концерте. Честно говоря, она уже даже не помнила, чего вообще начала думать о выступлении и что здесь делает.  Очень хотелось спать. Зевнув, Селест представила свою уютную спальню с мягкими подушками.  И чего она до сих пор не дома?
Ах да, наверняка же поэтому и вызвала такси, чтобы поехать домой.
Сев в машину, Селест с удивлением уставилась на девушку рядом. Ее лицо было смутно знакомым, но воспоминание о том, где и как они познакомилось, ускользало из памяти.  Конечно, фэри бы обязательно вспомнила, но ей так хотелось спать...
"Наверное, это просто попутчица, с которой мы одновременно поймали одно такси"
- Отвезите меня домой, пожалуйста, - Селест назвала адрес, а потом  обернулась к девушке. Та выглядела чем-то взволнованной. Может, спешила? Или боялась, что фэри выйдет и не заплатит?
- Не переживай, доедем быстро, - сказала она, видя, что девушка чем-то взволнована. - Я на таком такси часто езжу и всегда вовремя успевала.

======> Квартира Селестины Фэриартос.

Отредактировано Селестина Фэриартос (2012-09-09 23:14:58)

+1

11

Совместно с Райнхардом.

Старая, давно заброшенная больница.
Краска облупилась на стенах, полопалась, обнажая казенный кирпич, в разбитых окнах гуляет ветер, завывая, будто беспокойная душа. В полу дыры размером с канализационный люк: шаг в сторону – и провалишься, полетишь в бездну. Где-то капает вода и шуршат крысы. Пахнет хлоркой и лекарствами – вечный, никогда не выветривающийся запах подобных мест, к которому вдруг примешивается тошнотворная вонь разложения. Но откуда здесь взяться трупам?
Локхарт идет по коридору, пытаясь что-то найти здесь, но что – он не помнит. В настежь распахнутых дверях палат пусто, проржавевшие кровати покрыты пыльными одеялами. Он заглядывает в процедурный кабинет: никелированные блестящие инструменты резко контрастируют со всеобщей разрухой и запекшейся кровью на стенах.
Никого.
Асиман сворачивает за угол, заходит в операционную, где на залитом кровью столе лежит нечто, в котором только по очертаниям угадывается человеческое тело.
- Проклятые безрукие практиканты, - по привычке вздыхает Лорт, не любящий такого варварства по отношению к ценному материалу. Почему именно практиканты и что они забыли здесь, в разрушенной больнице – он и сам не знает. И идет дальше, спускаясь на минус первый этаж, уверенный, что выход там, но вдруг слышит шелест за спиной. Оборачивается и видит зомби из операционной, на котором надет врачебный халат, маска и перчатки, а кишки перевязаны бурой простыней. В руке дрель для трепанации.
От такого зрелища даже видавшего виды асимана передергивает.
- Ты меня искал, Кортес? Я здесь, - тихо шелестит подопытный и идет навстречу, оставляя кровавые следы на пыльном полу. – Я один из тех, кого ты убил.
- Я не знаю тебя. Оставь меня в покое! – восклицает ученый, отступая к двери морга.
Зомби усмехается, оскалив длинные клыки. В мертвых глазницах вспыхивает такое же мертвое пламя.
- Знаешь. Эрик Даханавар. Ты лично вскрыл мне череп, интересуясь, чем мы отличаемся от остальных киндрэт. Ты помнишь меня... Помнишь, - кивнул он, увидев панический ужас в черных глазах своего убийцы. - Ты помнишь нас всех. И меня, и ни в чем не повинную фэри, которой ты загнал экспериментальную дозу антирегенерина, и того асимана, которого ты засунул в печь живьем – ради эксперимента, конечно же. Я уже молчу о людях. Вспомни и ту девочку, Элариэль, что ты с таким вожделением потрошил. Она-то в чем виновата была? Ты помешался на своих идеях, Локхарт. Но теперь я тебе отомщу, проделав то, что ты сделал со мной.
Асиман затравленно оглядывается по сторонам, но выход наверх неожиданно оказывается закрыт. Он мчится  по коридору, прочь от зомби, в руке которого взревела дрель, но вместо выхода находит только тупик. Испанец влетает в первую попавшуюся дверь, оказавшуюся дверью в секционную...

Четвертая ночь.

- Эй, ты чего?! - возмущенный возглас, после чего последовало несколько непечатных слов и короткая, но хлесткая пощечина.
Он не сразу сообразил, что произошло, не сразу понял, когда кончился кошмар, но был благодарен другу за такой способ пробуждения, совершенно не обижаясь на него. Локхарт сам не знал, что делал.
Райнхард сидел на диване с выражением искреннего изумления на лице, граничащим со злобой. Нечасто можно было увидеть холодного немца таким.
- Райн? Где я? – спросил асиман и удивился, каким чужим и глухим прозвучал его довольно звучный голос.
- Ты придурок, - огрызнулся тот вместо ответа. – Мало того, что посмел меня лапать, так еще и во сне все время говорил про каких-то зомби. Скажи спасибо, что я не разбудил тебя огнем. Говори уже, что тебе надо, и разойдемся.
«Проклятье. Мне только выяснений отношений не хватало с утра пораньше».
Асиман проснулся окончательно, припоминая вчерашний день. Что-то про лигаментиа, фэри, девушка-анатом, о которой он написал Даниэль...
- Хорошо. Ты принес то, о чем я тебе писал?
Райнхард кивнул и достал из кармана небольшой темный флакончик, отрава в котором могла свалить не одного слона. Те самые "Слезы Ра", так необходимые испанцу. Лорт мог только гадать, где его друг мог достать это - оставленного в клане дневника с незаконченными и давно неактуальными записями явно было мало. Сведения самого Кортеса были отрывочными, но Леманн продолжил копать в том направлении и в конце концов докопался до истины.
- Держи. Только не допытывайся, где я его взял.
Локхарт осмотрел емкость со зловещим блеском в глазах, что не могло укрыться от внимания его подельника, но Райн отличался одним прекрасным качеством – он иикогда не лез не в свое дело, был молчаливым исполнителем. Кортес покопался в потайном шкафчике, вмонтированном в стену, и отдал асиману его долю. Тот спрятал деньги в карман, но на этом его роль в жизни садиста была закончена: Райнхард не успел даже отреагировать, как вспыхнул факелом, сгорая мгновенно. Локхарту были не нужны свидетели и вторые обладатели легендарного яда, на основе которого можно было составить противоядие и не только от него, но и от будущего антимагина. Он поставил себе цель - создать универсальное оружие от вампиров, - и собирался ей следовать до конца, не обращая внимания на чужие жизни и смерти.
Позавтракав, асиман вышел на улицу, сел в стоящий на месте чужой «Фольксваген», удивляясь, что тот до сих пор не угнали, и уехал, не испытывая никакого раскаяния или сожаления. Подумаешь, еще одна жертва в списке тех, кто регулярно навещает его в кошмарах... Кошмары - субъективная блажь. А Доктора Смерть ждали дела в замке.

Замок Семьи. Гостиная

Отредактировано Локхарт Кортес (2012-10-22 14:36:08)

0

12

Было довольно поздно. Солнце уже скрылось за горизонтом, город погрузился во тьму. Этот район пользовался очень дурной славой, не горели фонари на улицах,  оконные проёмы заброшенных домов зловеще скалились угольно-чёрными квадратами. Большинство людей предпочитали держаться как можно дальше от этого места даже днём, но если у тебя нет дома, ты замёрз и мечтаешь выспаться, выбора уже не остаётся.
Большинство квартир почти разрушены, всюду грязь, обломки, осыпавшаяся штукатурка. Нет ни кроватей, ни стульев, водопровод давно засорился. Владу и Сане было на это плевать. Распитая на двоих литровая бутылка палёной водки, на которую ушли остатки их денег, придала немного смелости и решительности. А также удачливости. Как иначе объяснить, что на заплетающихся ногах они сумели подняться на третий этаж, каким-то чудом выбрать практически нормальную квартиру, где даже был диван, пусть и без двух ножек, на который Влад тут же и упал и захрапел. Саня же, искренне уверовав в свою звезду, решил наведаться на кухню, попытать счастья в поисках еды.
Запах в доме оставлял желать лучшего. Помимо затхлости и вони от прорвавшейся канализации, было нечто ещё и этот запах всё усиливался. Сладковатый, чуть пряный, он вызывал тошноту. Уже приспособившийся к окружающей темноте, Саня растерянно моргнул, махнул перед глазами ладонью, но зеленоватая дымка и не думала рассеиваться. Пары алкоголя потихоньку рассеивались, позволяя думать более связно, уже подсказывая, что и дрожь под ногами ему не мерещится. Дом вибрировал всё сильнее, заставляя парня ухватиться за дверной косяк, чтобы удержаться на ногах. Инстинкты предупреждающе вопили, подсказывая бежать отсюда, вызывая страх перед землетрясением и возможностью оказаться похороненным заживо под завалами. Не успел он сделать и шага, как дом содрогнулся от сильного толчка, остатки стекла в кухонном окне со звоном посыпались на пол, совсем рядом упал кусок штукатурки, подняв тучу пыли. Ещё один толчок, чуть слабее. Вибрация под ногами напротив усилилась. Казалось, дом падает. Громкий звук, похожий на жуткий стон, донёсся откуда-то снизу. Внезапно всё стихло, замерло. Зеленоватый туман потихоньку рассеивался, оседала пыль. Саня открыл глаза. Оказывается, он успел сесть на пол, продолжая панически держаться за косяк. Нужно было бежать. Пока всё тихо и спокойно, нужно было бежать из этого дома. Про друга он даже не помнил, нужно было спасать свою шкуру. Ноги отказывались слушаться;  кое-как он встал на четвереньки, затем попытался подняться.
В воцарившейся мёртвой  тишине дома послышались странные звуки, похожие на причмокивание и хлюпанье, перемежаемые тонким мяукающим голоском. Пока далёкие, они всё приближались, ненадолго затихали,  затем с удвоенной силой двигались дальше. Страх превратился в ужас. Там, в темноте, что-то было. Слабый лунный свет давал лишь зыбкие очертания комнаты, создавая густые тёмные тени в углах. Саня рывком поднялся. Что-то плюхнулось ему на плечо. Он машинально стряхнул это на пол, затем глянул вниз. Там, у ног, что-то шевелилось. Маленькое, белёсое. Оно крутилось и извивалось, издавая те самые причмокивающие и попискивающие звуки. Снова  нечто упало на плечо, затем на спину. Короткая сильная боль заставила заорать. Он попытался стряхнуть кусачую дрянь, но с пола прыгнула новая тварь, впиваясь в ладонь. Саня шагнул назад, продолжая орать, махая руками,  ударяя себя по телу, пытаясь оторвать прицепившихся тварей. Ещё несильный удар со спины, что-то холодное и скользкое пробиралось под куртку. Он поскользнулся и упал, под головой что-то хлюпнуло, расползаясь холодной лужицей. В его руки и ноги впились десятки тварей, вгрызаясь в плоть. Саня открыл рот, набирая воздух для нового вопля. Одна из тварей прыгнула лицо, парень чувствовал, как в щёку впились жгучие присоски, а затем существо скользнуло в рот и дальше, в глотку. Крик захлебнулся надсадным кашлем. Рвотный инстинкт пытался вытолкнуть мерзость, существо же, извиваясь, ввинчивалось дальше, к грудной клетке...

Влад спал крепко. Землетрясение он не почувствовал, даже когда оказался на полу. Первый Санин крик  лишь заставил нервно вздрогнуть, потихоньку смывая паутину сновидений, всё смешалось с его личным кошмаром, совпало, не давая вернуться к реальности. Молодой парень открыл глаза, не сразу вспомнив, где он находится. Растерянно моргнул, приспосабливаясь к темноте. И лишь затем сообразил, что где-то рядом раздаются странные звуки. Вспомнил, что был не один.
- Санёк?
Он встал, медленно побрёл в прихожую. Спальня, зал, кухня. Особо искать не надо, ноги сами свернули в нужную комнату. Остановился, мутным взглядом вглядываясь в нечто в центре, прямо там, куда падал лунный свет. Реальность упрямо отказывалась возвращаться, подкидывая образ дёргающейся, пульсирующей массы, влажно поблёскивающей в неверном свете луны. И лужа крови, потихоньку подбирающаяся к его ногам.
- Какого х...?
Рука с тремя пальцами. На месте двух других обрубки с рваными краями. Пальцы подрагивали в такт пульсации массы.
Влад завопил во всю силу лёгких и бросился бежать. Прихожая, входная дверь, которую он просто вышиб плечом.  Больно, но это не важно. Вниз, бежать... Пролёт, второй этаж... Личинкообразное существо упало сверху, прямо перед ним, на ступеньку ниже. Влад наступил и поскользнулся, взмахнув рукой, попытался ухватиться за перила, но перил давно не было, сломали. Падение. Челюсть хрустнула, что-то сдвинулось в позвоночнике. Влад лежал на каменном полу. Он был жив, но не чувствовал своего тела. Не мог пошевелиться, не мог говорить. Остался только слух. Где-то - наверху или внизу - заскрипела дверь. Гулко бухнулась отскакивая от стены. Кто-то шаркнул ногами...

Спустя несколько минут на лестничной площадке было пусто, осталась лишь широкая кровавая полоса, ведущая в подвал. В доме снова воцарилась мёртвая тишина.

+5


Вы здесь » Киндрэт. Ночная жизнь » Окраина города » Заброшенный дом